Хотите как в Иркутске?

После известных событий 9-10 апреля в ИК-15 Иркутской области, названных бунтом заключенных, из этой колонии в следственные изоляторы Иркутска были переведены более 200 предполагаемых зачинщиков и участников беспорядков. С ними ведутся следственные действия.

Сразу были названы двое зачинщиков – Антон Обаленичев и Хумайд Хайдаев. У обоих срок заканчивался этой осенью.

Одно из главных направлений общественной организации «За права человека» – защита прав заключенных. По опыту зная, насколько необходимо присутствие адвоката при первых же допросах заключенных, я тут же подписал соглашение с иркутским адвокатом Дмитрием Дмитриевым на немедленное посещение Антона Обаленичева. Тем более что уже начали просачиваться сведения о множестве пострадавших при подавлении бунта.

Однако мы столкнулись с грубым нарушением закона со стороны руководства системы исполнения наказания. Адвокат Дмитриев, имея ордер на посещение Обаленичева, так и не был к нему допущен, несмотря на то что в его интересах выступили и Адвокатская палата, и Прокуратура Иркутской области.

К обвиняемому Хайдаеву допустили адвоката Антона Соколова, который зафиксировал многочисленные травмы подзащитного и обратился в Прокуратуру РФ с требованием медицинского освидетельствования Хайдаева и просьбой «принять меры к привлечению к уголовной ответственности лиц, нанесших Хайдаеву телесные повреждения».

Сестра Обаленичева Екатерина опубликовала видео, в котором говорила о своей обеспокоенности судьбой брата и выражала тревогу других родственников заключенных, так как в соцсетях транслировались многочисленные слухи об избитых и даже погибших в процессе подавления бунта.

14 апреля в «Российской газете» появилась версия Министра юстиции РФ Константина Чуйченко о том, что произошло в ИК-15. Сценарий, озвученный министром, был прост как две копейки: он заявил, что бунт был «спровоцирован извне» и что заинтересованные в беспорядках уголовные авторитеты «проплатили правозащитникам», чтобы они противодействовали расследованию.

 То есть министр огласил результат расследования в тот момент, когда оно только начиналось. Представьте, какова вероятность того, что следствие после такого заявления министра придет к другому результату?

Версия министра юстиции была тут же подхвачена несколькими СМИ и подкреплена видеосюжетом на канале «Россия-24». Начальник колонии Андрей Верещак руководил съемочной группой, водил ее по колонии. С его помощью зрители могли в очередной раз наблюдать «независимое журналистское расследование» федерального телеканала.

Понимая, что главными режиссерами в освещении событий являются начальник колонии ИК-15 А.Г.Верещак и начальник ГУФСИН Иркутской области Л.А. Сагалаков, я обратился к Генеральному прокурору РФ и руководителю Следственного комитета РФ с требованиями, чтобы на время расследования они были отстранены от исполнения служебных обязанностей; чтобы расследование велось силами центрального аппарата СК РФ, Генпрокуратуры РФ и чтобы был опрошен министр юстиции об известных ему фактах, о которых он публично заявил.

Что на сегодняшний день вызывает наибольшее беспокойство правозащитников?

• Давление, в том физическое, на обвиняемых – прежде всего на Обаленичева и Хайдаева. Ради безопасности их необходимо немедленно перевести в одиночные камеры.

• Отсутствие информации обо всех заключенных, которых вывезли из ИК-15. О десятках из них родственники до сих пор ничего не знают.

• Отсутствие общественного контроля за тем, как ведется расследование. Абсолютно уверен, что он необходим.

Информация о том, что происходит за решеткой, полностью закрыта для общества. И думаю, немного найдется людей, которые способны доверять объективности расследования в таких условиях.

Давайте вспомним, как происходило расследование мирных массовых акций в Москве летом 2019 года. В какой-то момент их попытались назвать массовыми беспорядками, и на оправдание этой версии были брошены десятки следователей. Эта идея, сулившая силовикам погоны и звания, провалилась только благодаря тому, что события были прозрачными для общества.

Иногда мне задают вопрос: ну, в Москве речь шла о законопослушных гражданах, а надо ли защищать права уголовников?

Хочу сказать простую вещь: фашистские практики как в Германии, так и в СССР, отрабатывались в застенках, а потом распространялись на всех. И потом, не надо забывать, что не все сидящие за решеткой являются преступниками. По многочисленным экспертным оценкам, в местах лишения свободы в России находится около трети невиновных и осужденных с превышением сроков. Это и предприниматели, ставшие жертвами рейдеров, и осужденные за религиозные убеждения, и те, кому подбросили наркотики. Уж не говоря о политзаключенных.

В расследовании событий в Иркутске правозащитники объединились. Соответствующую информацию, которой мы обладаем, я направляю Уполномоченному по правам человека в РФ и в Совет по правам человека при Президенте РФ.

Есть надежда, что общими усилиями мы могли бы добиться справедливого расследования при внимании к нему гражданского общества.

У организации «За права человека» большой опыт в расследовании подобных событий, и мы знаем, как трудно добиться справедливости в местах лишения свободы. Руководители на местах всегда этому препятствуют. В тех редких случаях, когда с помощью Совета по правам человека при Президенте РФ и Уполномоченного по правам человека в РФ нам удавалось довести расследование до конца, мы убеждались, что события развивались совсем не по тому сценарию, который рисовали местные следователи и тюремщики. Как это было, например, в 2010 году, когда в ИК-1 Челябинской области были убиты четверо заключенных. По первоначальной официальной версии, они напали на конвой, и конвоиры вынуждены были применить силу для самозащиты. Благодаря нашим усилиям выяснилось, что заключенных просто забили до смерти при приеме этапа в колонию. Тогда виновных удалось наказать, и около 10 сотрудников ИК-1 Челябинской области до сих пор отбывают срок за это преступление.

Хочу подчеркнуть, что у меня нет собственной версии событий, происходивших 9-10 апреля в ИК-15. Но я уверен в одном: следствие не должно быть предвзятым, оно должно идти по закону.

Для того чтобы предать гласности расследование, происходящее сейчас в Иркутской области, надо было бы провести в Москве пресс-конференцию с участием родственников заключенных и правозащитников из Иркутска, которые тщательно следят за ситуацией. К сожалению, сделать это из-за пандемии невозможно. Но отслеживать сообщения об этих событиях можно в независимых СМИ, соцсетях и на сайтах правозащитных организаций.

Вот некоторые из них:

  1. Бунт в колонии. Требуем расследования. Будем наблюдать.
  2. Бунт в колонии.Часть 2.
  3. О местонахождении заключённых  из ИК-15 Ангарска  до сих пор не сообщили родственникам
  4. Страница правозащитника Павла Глущенко в Facebook.

Лев Пономарёв

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.