Бунт в колонии. Часть 2

Как я уже писал, 9-10 апреля в ИК-15 Ангарска произошел бунт. Правозащитники сделали по этому поводу заявление с требованием тщательного расследования. Знаю по опыту, как трудно добиться независимого расследования по отношению к людям, находящимся в изоляции, в полном подчинении администрации. Ситуация усугубилась из-за пандемии коронавируса, которой может воспользоваться руководство ФСИН, чтобы затруднить общение заключенных с адвокатами. А между тем следствие уже ведется.

В связи с этими событиями министр юстиции Константин Чуйченко заявил в интервью Российской газете, что члены общественной наблюдательной комиссии Иркутской области, несмотря на карантинные меры, провели осмотр ИК-15 «Председатель ОНК Олег Антипенко подтвердил, что люди по колонии передвигаются нормально, налажен быт и питание, – рассказал министр юстиции. – В ближайшее время по согласованию со следственными органами правозащитники планируют встретиться с осужденными, которые участвовали в беспорядках. Кроме того, ГУФСИН открыло горячую линию для родственников. Они могут позвонить в дежурную часть, чтоб записаться на прием и получить информацию о своих родных. Поэтому все заявления о том, что на территорию колонии не пускают правозащитников, о том, что ФСИН не предоставляет информацию – не соответствуют действительности».

Благостная картина о быте и питании заключенных, описанная министром юстиции, позволила ему сделать такой вывод: «Есть информация о том, что данный бунт был срежиссирован извне, эти же люди проплатили так называемых «правозащитников», которые до сих пор пытаются раскачать ситуацию в масс-медиа…»

Теперь расскажу о том, что происходит на самом деле – исходя из той информации, которая имеется у меня как одного из «так называемых правозащитников».

Около 300 заключенных вывезено из ИК-15 Ангарска. Девять пострадавших во время подавления силовиками акции протеста поступили с травмами в медицинский изолятор при ИК-6 в Иркутске. Еще часть заключенных была переведена в СИЗО-1 Иркутска и СИЗО-6 Ангарска. Есть информация, что заключенных вывозили и в другие учреждения. Где кто находится, родственники и правозащитники не знают.

На протяжении пяти дней у адвокатов и правозащитников нет доступа к 300 заключенным, среди которых есть предполагаемые зачинщики бунта, участники и пострадавшие. А следствие над ними все это время активно ведется.

Руководители УФСИН Иркутской области выпустили распоряжение о том, что адвокаты могут пройти в колонию и СИЗО только вместе со следователем. Такое распоряжение признано Иркутской адвокатской палатой незаконным, но даже оно не работает – следователи оказались вне досягаемости адвокатов. Адвокаты до сих пор не допущены к своим подзащитным.

У адвоката Дмитрия Дмитриева ордер на защиту Антона Обаленичева, с избиения которого начались события в ИК-15. Время идет, и есть опасения, что руководству ГУФСИН удастся скрыть следы травм на его теле.

Адвоката Вячеслава Иванца, имеющего ордер на защиту девяти заключенных, не пропускают в мед. изолятор при ИК-6. Наверное, тоже ждут, когда раны зарубцуются.

Горячая линия, якобы открытая для родственников осужденных, не работает. Растерянные и возмущенные родственники подали в администрацию Иркутска заявку на проведение 10-тысячной протестной акции. Она, конечно, не будет удовлетворена, но, если не снять напряжение, беспорядки могут перекинуться на город. А ведь успокоить родственников несложно: достаточно дать возможность каждому заключенному позвонить по городскому телефону своей семье.

Для того чтобы изобразить открытость обществу, председателю иркутской ОНК Олегу Антипенко дали возможность посетить ИК-15 в сопровождении начальника ГУФСИН. Но надо понимать, что в этой колонии после отсева 300 остались только те, кто не обвиняется в бунте. Они, естественно, открещиваются от любого разговора по этому поводу, особенно в присутствии руководителя тюремного ведомства.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день? К 300 заключенным, вывезенным из ИК-15, с которыми наверняка активно работают следователи, не допущены адвокаты. Именно этого опасались правозащитники, когда писали свое заявление. Но именно это и произошло.

А как эту ситуацию понимает министр юстиции, который вполне удовлетворен ходом расследования и, более того, обвиняет правозащитников?

У меня к нему несколько вопросов:

1. Считает ли министр законным недопуск адвокатов к подследственным в течение 5 дней?

2. Согласен ли он, что допуск адвокатов возможен только вместе со следователем, что очевидно подразумевает отсутствие конфиденциальности в общении? Именно такое объявление висит на входе в СИЗО-1 Иркутска.

3248714

Постановление администрации ФКУ СИЗО-1 (фото Адвокатская Газета)

3. Считает ли министр необходимым использовать свою высокую должность, чтобы добиться немедленного допуска адвокатов к их доверителям? 16 апреля они с 10 утра будут стоять у дверей СИЗО-1 и ИК-6.

4. Считает ли министр, что этот мой текст – очередная попытка раскачивать ситуацию в масс-медиа?

Фактически высказывание министра юстиции по поводу правозащитников можно рассматривать как обвинение со стороны высокого должностного лица РФ. Чем же отличается его позиция от той, которую высказал Рамзан Кадыров в адрес правозащитного журналиста из «Новой газеты» и самой «Новой газеты»? Пожалуй, только тем, что его слова прозвучали более вегетариански.

upd от 16.04:
Сегодня утром адвокаты В.Иванец и Д.Дмитриев пытались пройти к своим доверителям. Иванца не допустили, сославшись на распоряжение главного санитарного врача ГУФСИН, при этом сам документ не показали. Ситуация с Дмитриевым более типичная. Сказали, что у Обаленичева адвокат якобы уже есть, фамилию назвать отказались. Сестра Обаленичева, которая присутствовала при этом, сказала, что ни с кем, кроме Дмитриева, семья соглашения не заключала. От президента Адвокатской палаты Иркутской области известно, что заявка на гос.адвоката для Обаленичева на поступала.


Лев Пономарёв

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" и РООССПЧ "Горячая Линия" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.