Оксана Труфанова: «ФСБ, МВД и вот уже и Министество обороны во главу угла при рассмотрении заявлений об ознакомлении с тем или иным делом, срок хранения которого перешагнул порог в 75 лет, ставят родственные связи».

Правозащитник пытается добиться допуска к ведомственным архивам.

Оксана Труфанова: «Ваши расстрелянные лежат, по большей части, у нас. Вы вообще живы?»

В Челябинске началось движение почвы под старыми золотоносными шахтами, где захоронены жертвы массовых репрессий 1937-1938 годов.

Заключенный-мусульманин имеет право молиться в камере, и суд с этим согласился.

Уральские правозащитники доказали законность его прав на проведение религиозных обрядов в тюремной камере.

Оксана Труфанова: «Нужно заканчивать эту позорную практику сокрытия документов, к которым ни Россия, ни даже СССР не имеют никакого отношения…»

Сотрудники УФСБ не дали правозащитнице ознакомиться с архивными документами столетней давности.

Оксана Труфанова: «Заключенных практически морили голодом, однако никто из чекистов, причастных к этому, наказания не понес».

Отрывок из книги о репрессиях в отношении этнических немцев в период Второй мировой войны.

Заявление родителей фигурантов дела «Сети»

Заявление сделано в преддверии апелляции по пензенским фигурантам, назначенной на 2 сентября

Десяток вопросов по Уфимской двадцатке.

Адвокат Каринна Москаленко о деле «Уфимской 20ки» Хизб ут-Тахрир

Григорий Михнов-Вайтенко: «Сергей должен быть не просто оправдан, но реабилитирован.»

Вдове Сергея Мохнаткина и его адвокату вручили обвинительное заключение по последнему делу умершего правозащитника.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.