На судебном заседании по делу «Нового Величия» адвокаты подали ходатайство о проведении проверки действий сотрудников полиции в отношении подсудимых.

Вчера на судебном заседании по делу «Нового Величия» адвокат Алексей Салагаев попросил у суда отпустить своего подзащитного Руслана Костыленкова на похороны его деда —  единственного близкого родственника. На что получил от судьи и прокурора  отказ, мотивированный  тем, что обвиняемый  не трудоустроен и может якобы  «продолжить преступную деятельность».

После этого адвокат Пашков зачитал объединенное ходатайство защиты, воспроизводившее  факты, связанные  с деятельностью провокатора Родиона Зелинского (он же Руслан Д., Александр Константинов, Руслан Данилов, Раду Зелинский). Адвокат рассказал,  как, отталкиваясь от свидетельства арендодательницы Куницыной,  удалось вычислить самого главного засекреченного свидетеля — того самого провокатора. «У нас имеются заслуживающие доверия сведения о том, что все дело является результатом полицейской провокации, а согласно уголовному кодексу, действия, совершенные в результате полицейской провокации, уголовному преследованию не подлежат», — декламировал адвокат. Защита потребовала провести судебную проверку, запросить данные из Сбербанка (о том, на чье имя заключен договор с тем лицом, которое вносило Куницыной плату за аренду), МТС (о его телефонном номере) и ФМС (о паспортных данных засекреченного Данилова/Константинова/Зелинского): защита полагает, что паспорт, упомянутый в деле, «является так называемым документом прикрытия» (никакого Данилова/Константинова по приведенному адресу не зарегистрировано).
Свидетельница Куницына предоставила  суду 250 страниц биллинга своего телефона, доказывающих факт общения с эшником Чижовым. Ранее выяснилось что Чижов и агенты ФСБ оказывали на свидетельницу давление, чтобы она не давала показания, связанные с переводом денег с карты на карту.  После этого, заседание объявили закрытым, чтобы свидетельница могла сообщить номер его мобильного телефона.

На судебном заседании адвокаты указали на серьезные ошибки в речи прокурора:  он цитирует  сообщения из мессенджера Telegram, вырванные из  контекста и приписанные «коммуникантам» ошибочно, к тому же среди этих цитат много репостов. Также прокурор ошибочно принял за цитату на иностранном языке сочетание Forwarded message (пересланное сообщение). Прокурор отметил, что материалах этих сообщений содержатся «психологические признаки косвенного призыва к смене существующей власти в России, в том числе насильственными методами, психологические признаки оправдания применения на практике радикальных методов, психологические признаки обвинения Путина ВэВэ в сложившейся в стране и на международной арене ситуации, расцениваемой как неблагоприятная». В чем заключаются  все эти «психологические признаки» указано не было. При этом прокурор не учел, что повторная, на этот раз проведенная Минюстом,  экспертиза сообщений, которыми обменивались фигуранты дела,  никаких обвинений, призывов к насильственной смене власти  не обнаружила. 

Таким образом обвинители не приводят никаких фактов и аргументов, подтверждающих вину фигурантов дела. Вся информация дается  со ссылками на собственные ощущения.

После всего этого адвокаты   подали судье  ходатайство о проведении проверки действий  сотрудников полиции в отношении подсудимых.  Текст ходатайства можно посмотреть, пройдя по ссылке:  https://drive.google.com/…/1OqpQbwcenJav5HsPLM3pA6Otdt…/edit

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.