Дело нар и котиков. Или как сотрудники ФКУ ИК-6 заключенному срок продлевали

В конце сентября этого года в  Новомосковском суде Тульской области  прошло еще одно судебное заседание по делу  Эдуарда Долгинцева, которого обвиняют  в том, что он якобы готовил к сбыту  крупную партию наркотических веществ.  По версии обвинения,  Долгинцев планировал осуществить сбыт  наркотиков с помощью… кота!  Как утверждает сторона обвинения, Долгинцев, находясь в колонии,  отправлял домашнее животное  к неким третьим лицам, которые надевали на него ошейник с соответствующим содержимым.

Эдуард Долгинцев обратился в ООД «За права человека» в мае этого года с просьбой о защите его прав в суде, поскольку  адвокат  по назначению  Огородников,  состоявший  в одной адвокатской коллегии  вместе с адвокатом Анной Григоренко, супругой начальника наркополицейских города Новомосковска Виталия Григоренко, не был знаком с материалами дела и практически  не защищал обвиняемого.   С мая по  сентябрь эксперт Фонда «В защиту прав  заключенных»  Олег Дубровкин    дважды пытался войти в дело Долгинцева  как его защитник. Однако судья Соловьева Л.И.  отказывала  ему в этом,  поскольку, по ее утверждению, у  Олега Дубровкина нет юридического образования и достаточной адвокатской практики.  Тогда  Дубровкин обратился за помощью к  адвокату Дмитрию Сотникову. 12 сентября 2019 года они приехали в здание Новомосковского суда для защиты  Эдуарда Долгинцева,  но  Сотников к защите не был допущен,  а потом он с Олегом  Дубровкиным  и  вовсе подверглись  давлению  со стороны судебных приставов и  представителей местных правоохранительных органов. Следствием этого стал активный интерес к  этому делу   со стороны общественности. 

В настоящий момент дело «нар и котиков» длится уже больше года. Еще в 2018 г. сотрудники ФКУ ИК-6  якобы пресекли попытку переправки наркотических средств, представив кота в качестве орудия преступления. «Козлом отпущения» в это деле  был выбран Эдуард Долгинцев, срок пребывания которого  в тюрьме истекал  в мае 2019 года. К этому времени дело уже рассматривалось полным ходом , свидетели найдены, среди которых  сотрудник ОКОН МВД Григоренко   и  и начальник оперативного отдела ФКУ ИК-6 – Синицын А.А.     В этом процессе именно В. Григоренко производил задержание кота и «хозяина животного», а в настоящее время он еще и  всячески препятствует эксперту Фонда «В защиту прав заключенных» Олегу Дубровкину в его работе, не  чуждаясь фальсифицировать в отношении него административное дело (17.10.2019 О.Дубровкина вызвали  в судебный участок Новомосковска по делу об административном правонарушении).  Виталий Гигоренко  и ранее был известен  тем, что уже в течение нескольких лет  фабрикует уголовные дела по подбросам  наркотиков и провокациям с ними в Новомосковске, а его супруга адвокат Анна Григоренко, кстати в прошлом помощник председателя Новомосковского городского суда успешно «осуществляет защиту» по назначению по таким его делам.В свою очередь главный оперативник ИК-6 Синицын принимал  явку с повинной у осужденного Долгинцева, при этом заявив, что Эдуард Долгинцев самостоятельно пришел к нему из ШИЗО, рассказать о совершенном  им преступлении.  Как в этом случае вообще  может кот выступать орудием преступления, остается под большим вопросом. Ведь  ИК-6 окружена шестью рядами высоких, полностью опутанных колючей проволокой  заборов, отделяющих ее от внешнего мира, а ее территория регулярно патрулируется охраной, да еще и с собаками.   Само собой нетрудно понять, что это дело —  лишь еще одни из способов продлить человеку тюремный срок и получить еще одну звездочку на погоны тем, кто  делает статистику  «с потолка».  Как заявил эксперт Фонда «В защиту  прав заключенных» Олег Дубровкин: «Мы продолжаем внимательно следить за этим делом и будем добиваться  привлечения к уголовной ответственности всех виновных должностных лиц в фабрикации  такого абсурдного уголовного дела».

 

 

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.