Жалобы заключенных рассматривают как доносы. Заявившие о побоях и издевательствах получают новые тюремные сроки

В Кировской области бывшему заключенному Алексею Галкину грозит два с половиной года лишения свободы за ложный донос. Такое обвинение выдвинул следователь, проверявший его заявление о пытках и избиениях в колонии. В Кировской области будет слушаться еще одно похожее дело. Правозащитники приводят и другие примеры подобных обвинений в разных регионах, отмечая, что привлечение к ответственности заключенных в ответ на их жалобы становится тенденцией.

Сегодня судья Кирово-Чепецкого районного суда Кирова вынесет приговор по делу Алексея Галкина, бывшего заключенного ИК-20, пожаловавшегося на избиения со стороны руководства колонии. Прокурор попросил признать его виновным в заведомо ложном доносе и назначить наказание в виде двух с половиной лет лишения свободы. 37-летний Алексей Галкин несколько раз судим и провел в местах лишения свободы 17 лет. Зимой этого года он вышел на свободу и отправился в офис правозащитного фонда «За права человека». «Он приехал в тюремной робе, с порога поднял ее и сказал: “У меня нет двух ребер”. Это было видно»,— вспоминает сотрудница фонда Анастасия Зотова.

Ребра, по словам Алексея Галкина, начали гнить после очередного избиения, и врачи их удалили. Перед освобождением осужденный высказал недовольство по поводу того, что медкомиссия признала его здоровым. «После этого меня вызвал начальник оперативной части и ударил несколько раз по лицу. А спустя пять дней меня сфотографировали на паспорт. На фотографии хорошо виден отек»,— говорит господин Галкин. Он написал о побоях жалобу на имя главы СКР Александра Бастрыкина.
«Следователь, который работал по этой жалобе, поручил провести следственные действия в колонии сотрудникам ФСИН — есть такая возможность в законах, и ее стоит убрать. Они решили, что заключенный упал с турника,— говорит “Ъ” адвокат Петр Курьянов.— После проверки СК отказал Галкину, а заодно возбудил против него дело о ложном доносе — статья 306 УК РФ». В суде потерпевшим выступил начальник оперчасти ИК-20. Алексей Галкин проходил лечение и два раза не приехал в суд. «Тогда потерпевший подал ходатайство о назначении меры пресечения в виде ареста. Судья его удовлетворил, и Галкина поместили в СИЗО Кирова»,— говорит господин Курьянов. По его словам, в Кировской области ждут вынесения приговора по этому делу, так как есть другое аналогичное дело, возбужденное против заключенного из ИК-6 Эдуарда Горбунова. Он заявил об изнасиловании паяльником и палкой. «По его словам, в этом участвовал сам начальник колонии. Проверка не нашла подтверждения его слов»,— говорит адвокат.
«Мне кажется, что президентский Совет по правам человека должен ехать не только в Карелию, но и в Кировскую область, где сюжетов для него не меньше»,— комментирует член СПЧ Андрей Бабушкин. Зампредседателя ОНК Кировской области Артур Абашев указал “Ъ”, что заключенные боятся жаловаться: «Они отказываются с нами говорить, либо сообщают, что все нормально. Так что про избиения мы узнаем, только когда они освобождаются». Он подтверждает, что в области следователи обычно делегируют полномочия по опросу свидетелей в ИК оперативникам, работающим в этих колониях. «Получается абсурд: первичные объяснения берут сотрудники колонии»,— говорит он.

«Мы считаем, что это новая тенденция — возбуждать уголовные дела за ложный донос в отношении заключенных, которые жаловались на избиения и даже на изнасилования»,— сообщил “Ъ” руководитель фонда «За права человека» Лев Пономарев. Он напомнил, что в 2015 году в Мордовии был осужден на год заключенный из ИК-10 Александр Решетов, заявивший об избиении. В 2016 году на два с половиной года был осужден заключенный ИК-17 Саратовской области Сергей Хромов. В этом году уже как минимум четыре подобных дела. В Пермском крае возбуждено дело о ложном доносе в отношении заключенного ИК-12 Виталия Бунтова. В Карелии возбуждено дело в отношении заключенного ИК-7 Кобы Шургая. Он заявил о пытках в конце прошлого года, когда шла проверка по заявлению о пытках Ильдара Дадина, осужденного за неоднократное нарушение правил проведения митингов и впоследствии оправданного. Следователи не нашли доказательств пыток в Карелии. ФСИН неоднократно указывала, что и господина Дадина можно обвинить в ложном доносе, но этого не произошло. «Более того, руководитель Общественного совета при ФСИН режиссер Владимир Меньшов поставил вопрос: почему ФСИН не обвиняет Дадина в ложном доносе. Вот такие у нас правозащитники»,— говорит господин Пономарев. Проверки жалоб заключенных из карельских колоний до сих пор продолжаются. В фонде опасаются, что появятся другие подобные дела. «У нас в стране около 700 колоний, порядка 300 СИЗО, большинство — нормальные, но есть несколько десятков “пыточных зон”. И каждый приговор за “донос” будет намеком заключенным, чтобы они не жаловались»,— говорит господин Пономарев.

Анастасия Курилова, «Коммерсантъ» 

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.