В Комитет против пыток обратились пострадавшие в ходе бунта в ангарской колонии

Трое граждан, отбывавших наказание в Исправительной колонии № 15 в Иркутской области, обратились в Комитет против пыток за юридической помощью. Они сообщили о применении к ним пыток со стороны сотрудников ФСИН и осужденных, действовавших по их указанию, после акции протеста, которая произошла в апреле 2020 года. Комитет против пыток начал общественное расследование.

Юрист Комитета против пыток Владимир Смирнов (слева) опрашивает Илью Шевченко

Акция протеста заключенных в Ангарской колонии, произошедшая в ночь с 9 на 10 апреля, была жестоко подавлена сотрудниками ФСИН и спецназом. После этого многих осужденных развезли по другим учреждениям, в частности СИЗО-1 (Иркутск) и СИЗО-6 (Ангарск). Там, по свидетельствам мужчин, к прибывшим применялось жестокое обращение и пытки с целью получить показания о зачинщиках бунта. Насилию подверглись и те осужденные, кто остался в колонии.

С пострадавшими от пыток работает несколько правозащитных организаций, т. к. количество жертв значительно. Если верить рассказам заявителей, жестокость и массовость насилия поражает. При этом разные пострадавшие указывают на одних и тех же сотрудников ФСИН и осужденных-«активистов».

Житель Иркутской области Илья Шевченко, освободившийся из ИК-15 в конце 2020 года, рассказал, что после бунта он был избит сотрудниками колонии. Через несколько дней к нему применял насилие сотрудник медсанчасти во время осмотра травм. Илья предполагает, что причиной этого послужили его жалобы на неоказание медицинской помощи в связи с его хроническим заболеванием. Регулярное избиение на этом не закончилось. Шевченко утверждает, что сотрудники колонии давали указание «активистам» к кому применить насилие публично, перед строем осужденных.

«Активистами» называют заключенных, которые находятся в договорных отношениях с сотрудниками мест лишения свободы, — объясняет юрист Комитета против пыток Владимир Смирнов, — Обычно они имеют какие-то вольности и могут претендовать на лучшие условия содержания, выполняя «грязную» работу за сотрудников».

Хумайд Хайдаев, который в настоящий момент является одним из основных обвиняемых по делу о бунте, рассказал, что после окончания акции протеста он был избит сотрудниками ИК-15 по дубинками, палками, досками, руками и ногами. В результате у него сломаны ребра и пальцы ног. Когда Хайдаева этапировали в СИЗО-1, его провели с замотанными скотчем руками через «коридор» из фсиновцев, которые наносили удары. Впоследствии Хумайда поместили в камеру с «активистами». Те избивали его, подвесив за руки и за ноги между кроватей и причиняли ожоги раскаленной металлической ложкой. По словам Хайдаева, у него была сломана челюсть.

Евгений Гавриш, третий заявитель, рассказал, что также был избит после бунта и этапирован в СИЗО-6. Евгения систематически избивали «активисты». Она заставляли его писать об участниках протеста и их роли в нём. Также на глазах Гавриша, как он утверждает, осужденные-«активисты» изнасиловали его знакомого, этапированного из ИК-15. По словам Евгения, один из сотрудников СИЗО заставлял осужденных круглые сутки находиться в камере в неудобной позе на протяжении многих дней.

«По словам некоторых пострадавших, избиения после бунта напоминали месть за какие-то прошлые распри между заключенными и сотрудниками ИК-15. К примеру, Шевченко, по его словам, мучили в медсанчасти, т. к. ранее он жаловался на неоказание ему медицинской помощи, — продолжает Владимир Смирнов, юрист Комитета, — Как будто нашелся хороший повод свести счеты с неугодными, потому что, по словам заключенных, указания «активистам» по поводу того, с кем стоит «поработать», давались четко и публично».

Ранее Управление Следственного комитета по Иркутской области возбудило ряд уголовных дел в связи с сообщениями о пытках в учреждениях регионального ФСИН в связи с бунтом. 1 февраля 2021 года возбуждено уголовное дело по факту применения насилия к Евгению Юрченко, который рассказал о «живых коридорах», систематическом избиении в СИЗО-6 и применении к нему и его знакомому электрического тока, а также сексуальном насилии над другими осужденными.

Интересы Юрченко с декабря прошлого года представляли юристы Комитета против пыток совместно с юристами Фонда «В защиту прав заключенных». В настоящий момент Фонд «В защиту прав заключенных» продолжает работу по делу Юрченко и заявлениям некоторых других осужденных, тогда как Комитет против пыток оказывает юридическую помощь Илье Шевченко, Хумайду Хайдаеву и Евгению Гавришу.

«Возмущает циничность пыток в ангарской колонии. По словам одного из заявителей, во время избиения осужденным включали песню со строчками «Василиса очень любит веселиться», под нее избивали, — рассказывает Владимир Смирнов, — Мы будем добиваться, чтобы людей признали потерпевшими. Если будут наказаны виновные в пытках, то есть шанс, что уголовно-исполнительная система себя в какой-то мере реабилитирует. Если этого не произойдет, то насилие в учреждениях ФСИН будет расти не только в Ангарской колонии».

Источник: Комитет против пыток

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.