Рамадан закончился, а притеснения продолжаются

Бывший политический заключенный Константин Котов продолжает поднимать вопрос о возможности выполнять предписания ислама заключенными. Ранее он рассказывал, что никакого равенства среди религий, которое гарантировано законом, на самом деле в покровской ИК-2 нет.

Месяц Рамадан закончился, а притеснения мусульман в исправительной колонии № 2 города Покрова продолжаются. В апреле я рассказал, как живётся в колонии осуждённым, исповедующим ислам. По следам интервью было написано заявление в прокуратуру Владимирской области. Заявление передали в УФСИН, которое ответило стандартной отпиской: «В ФКУ ИК-2 <…> осуждённые имеют право пользоваться религиозной литературой, предметами культа, совершать религиозные обряды в местах, определённых администрацией ИУ, в определённое распорядком дня время. В учреждении построен православный храм и оборудована молельная комната для мусульман, в которой проведён косметический ремонт. Нарушений прав осуждённых, исповедующих ислам, в ФКУ ИК-2 УФСИН России по Владимирской области не установлено».

По информации от самих осужденных, уверения в том, что у исповедующих ислам есть возможность соблюдать религиозные обряды, являются ложью. Освободившиеся из этих мест рассказывают – ничего в колонии не изменилось. Для администрации мусульмане – особо опасная категория, которую нужно держать в ежовых рукавицах. Вот что пишет Мастанов Азеф Нуру оглы, гражданин Азербайджана. Я знаком с ним лично: провели вместе несколько месяцев одном отряде.

«Меня зовут Мастанов Азеф Нуру оглы. С 30 ноября 2017 года по 30 апреля 2021 года я отбывал наказание в ФКУ ИК-2 УФСИН России по Владимирской области (Владимирская область, Петушинский район, улица Франца Штольверка, дом 6).

Я исповедую ислам. Во время нахождения в исправительном учреждении мне не давали совершать религиозные обряды и молиться. В первые дни мне сказали, что исповедовать ислам в колонии запрещено и, если я буду молиться, то ко мне будут применены санкции, вплоть до физического насилия. Запрещено произносить молитвы перед или после принятия пищи. Соблюдать предписания поста также невозможно.

Исламская религиозная литература также была мне недоступна. В библиотеке учреждения, как я слышал, был Коран, но его никогда никому не выдавали. В учреждении якобы есть молельная комната для мусульман. Но ни меня, ни других осуждённых, ни разу туда не отводили. Я неоднократно видел, что её использовали как склад для мусора, то есть с точки зрения правоверного мусульманина «осквернили».

Никаких религиозных принадлежностей, в том числе коврика для молитвы, у меня не было. Мне запрещали их иметь в личных вещах. В исправительное учреждение приезжали представители мусульманского духовенства. Но религиозные обряды они не проводили. Они не спрашивали, соблюдаются ли права мусульман в колонии. В столовой нет возможности получать отдельное питание, подходящее для мусульман.

Считаю, что в ФКУ ИК-2 со стороны администрации происходит дискриминация осужденных по их религиозной принадлежности. Что недопустимо в такой многоконфессиональной стране, как Россия».

По данному заявлению будет направлено ещё одно обращение в прокуратуру. Дискриминация осужденных по их религиозной принадлежности недопустима.

 

Фото: https://islamnews.ru/

Константин Котов

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.