Константин Котов: Когда человек не может соблюдать обряды своей религии, это по-настоящему пыточные условия

Активист Константин Котов, осужденный по «дадинской» статье о неоднократных нарушениях правил проведения массовых акций, рассказал о том, имеют ли возможность мусульмане соблюдать Рамадан в ИК-2 города Покрова Владимирской области. Константин отбыл наказание – 1,5 года общего режима и освободился в декабре 2020 года.

– Константин, наступает месяц Рамадан и очень много верующих мусульман, и тех мусульман, что сидят в колонии тоже, будут стремиться соблюдать пост. Будет ли у них такая возможность, на примере той колонии, в которой ты сидел, можешь рассказать?

Никакой возможности в ИК-2 города Покрова соблюдать пост, да и вообще выполнять предписания ислама, у осужденных нет. С первых дней, когда ты попадаешь в эту колонию, если ты мусульманин, к тебе там особо пристальное отношение. Тебе запрещают молиться, ты не можешь соблюдать Рамадан, совершать намаз, ты даже не можешь выходить в молельную комнату, которая там формально есть, но, когда я там находился, ее использовали как склад под мусор.

Могут ли мусульмане молиться в отведенное специально для молитвы время?

Там этого времени просто нету. Из религиозных обрядов там тебя могут отвести в храм, но храм православный. То есть никакого равенства среди религий, которое у нас гарантировано законом, на самом деле в покровской колонии нет. Религии там не равны. Есть христианство и все. Кажется, что мусульман там просто не существует в этой колонии, потому что для них там никаких условий для отправления религиозных обрядов просто не предусмотрено. И за то, что ты там будешь молиться, как я понимаю, к тебе могут даже применить физические методы воздействия.

А много мусульман там?

Достаточно много. Я встречал мусульман – выходцев из Таджикистана, Узбекистана и выходцев с Северного Кавказа. То есть они там есть, они были в моем отряде, но они не имели возможности молиться.

Я насколько поняла, в СИЗО попроще с этим?

Да, когда я сидел в Москве, никаких проблем у людей совершать религиозные обряды не было. Они соблюдали Рамадан, они ели халяльную пищу. То есть в Москве с этим, насколько я видел, все было нормально. То есть это именно не то что какое-то нарушение режима. Действительно, у нас и в Уголовно-исполнительном кодексе, и в Правилах внутреннего распорядка прописано, что человек может соблюдать свои религиозные потребности, если он не нарушает закон. А какое нарушение закона в Рамадане? Какое нарушение закона может быть в том, что ты молишься? Это нормальная естественная потребность, это право любого человека. И вот именно в Покрове Владимирской области этого базового права человека лишают.

У тебя есть какая-то информация по другим колониям? В других колониях как обстоят дела с этим?

Я знаю, что в некоторых колониях с этим проблем нет. У нас даже есть в России специальные колонии для мусульман, так называемые зеленые колонии, где, как я понимаю, все нормально, они свои религиозные обязанности проводят так, как им можно, так, как им нужно. То есть это именно специфика таких красных колоний. Колоний, где всем управляет администрация. И Владимирская область – это как раз пример региона, где все колонии, все изоляторы именно красные.

У тебя есть информация, духовное руководство эту проблему видит, не видит?

Насколько я знаю, даже приезжал в колонию имам, но он там ничего не увидел. То есть, как я понимаю, либо просто осужденным запретили ему рассказывать об этих проблемах, либо он знал, но сотрудничал с администрацией, не рассказал о том, что там творится. Похоже, действительно, реальное мусульманское духовенство, то есть люди, которые действительно являются адептами своей религии, они просто не знают об этой проблеме. Поэтому, мне кажется важным, об этом рассказать и с этим что-то сделать. Потому что, когда человек не может соблюдать обряды своей религии, это, мне кажется, по-настоящему пыточные условия.


Эксперт фонда «В защиту прав заключенных»* Надежда Раднаева, комментируя ситуацию с возможностью соблюдать Рамадан в колонии, отметила, что в целом это является проблемой для мусульман. «В Рамадан они принимают пищу после захода солнца. Правила внутреннего распорядка предполагают конкретное время приема пищи. Соответственно, эти люди, даже если они не принимают пищу, если им позволяют это делать (а иначе их могут привлечь к ответственности за нарушение распорядка дня), либо они остаются голодными, либо, если у них есть какая-то своя пища и они начинают ее принимать, то их могут привлечь к ответственности в связи с тем, что они принимают пищу в неустановленное распорядком время. Это все зависит от руководства колонии. Кто-то может закрывать глаза на это. Естественно, такой проблемы нет в субъектах, где основная религия – это ислам: Кавказ, Татарстан, Башкирия. В других субъектах эта проблема может остро стоять», – отметила Надежда Раднаева.

Координатор проекта «Защита прав жителей Северного Кавказа в тюрьмах РФ» комитета «Гражданское содействие» Оюб Титиев в свою очередь добавил, что, насколько он знает, все осужденные мусульмане соблюдают этот месяц. «Не во всех колониях в ночное время разрешают есть, тем более после ужина, но есть многие колонии, где разрешают. На Кавказе в прошлом году жалоб не было, посмотрим в этом году, что будет», – сказал Оюб Титиев.

 

* Фонд «В защиту прав заключенных» решением Минюста РФ внесен в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

 

Корнилова Дарья

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.