Познакомились в спецприемнике

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Недавно меня окрестили «защитником террористов».

Что ж, вот вам тогда «история одного террориста».

Так вышло, что мне довелось провести под арестом 16 суток в спецприемнике. По меркам протестного активизма это, честно говоря, довольно обычная ситуация. Но в моем случае шуму было много. Только речь не обо мне.

Сидя в спецприемнике, я познакомился с молодым парнем, который досиживал уже второй арест подряд, без всякого шума.

Первый арест случился сразу по прилету из Турции — в аэропорту «Внуково», 12 декабря 2018 года. По его рассказу, его продержали там сутки, отобрав все вещи, потом попытались накачать алкоголем, избили, и в итоге закрыли на трое суток за «неповиновение».

Второй арест случился сразу за первым. Парня вывели через черный ход и увезли в отделение полиции «Останкино», а оттуда через суд отправили еще на 10 суток за «нецензурную брань в общественном месте».

Третий арест произошел уже при попытке адвоката Тимура Идалова, которого я направил к Исломбеку Камалову (именно так звали парня), посетить своего подзащитного в последний день его 10-суточного ареста. Но Идалова не пускают, а Камалова снова похищают дядьки в масках и штатском прямо из спецприемника. Пару дней спустя он обнаружился в другом спецприемнике, арестованный на 15 суток в отсутствие адвоката.

11 января 2019 года Камалова уже встречает целая делегация. Адвокат Идалов, правозащитник Петр Курьянов, мама Камалова и следователь из СК. Следователь должен забрать Камалова и опросить его по всем этим похищениям. К самому Камалову, учитывая ситуацию, незадолго до его выхода пришли члены ОНК.

И снова, как в кино, к назначенному времени появляются хмурые дяди в штатском и в медицинских масках (пандемии тогда, заметим, еще не было). Они заходят в спецприемник, как к себе домой. Но Камалова все же везут в следственный комитет. У хмурых дядей при себе никаких бумаг, а у следователя — поручение. И хмурые дяди едут за машиной следователя.

Потом они спокойненько заходят в следственный комитет, идут к руководителю. Там у и появляется первая бумага — они суют руководителю СК поручение доставить Камалова в следственную часть ФСБ как подозреваемого в совершении преступления.

Так Камалова, 11 января, после допроса до часу ночи, обвинили в терроризме, а именно в «участии в деятельности организации, признанной в России террористической».

Познакомишься вот так с человеком в спецпиемнике, а потом глядь! — а он уже, оказывается, террорист.

И была мера пресечения, был СИЗО, и был военный суд. На суде были наши адвокаты. Были журналисты. Был художник, как в американском кино.

На суде были секретные свидетели, которые говорили измененными голосами, с темных пустых экранов без лиц. Говорили, что Камалов, сидя в спецприемнике, сам рассказал им о том, что вступил в ИГИЛ*. На суде был телефон, который отобрали у Камалова еще в аэропорту, и в котором якобы была впоследствии обнаружена переписка «террористической направленности». Но телефон даже не позволили включить в суде, предлагалось поверить на слово тем, кто его отобрал.

И был приговор, и получил Камалов 14 лет колонии строгого режима. И апелляция была отклонена, а приговор оставлен в силе.

И вот мы плавно подходим к сегодня.

9 сентября 2021 года, в 9:30, в Верховном суде на Малом Харитоньевском переулке рассматривается кассация на приговор Камалова. Скорее всего, рассматривается, пока вы читаете эти строки.

Юридические основания для отмены приговора — есть. Надежд на Верховный суд — если честно, немного. Наши адвокаты будут там, будет и пресса. С помощью коллег из «Мемориала»** в интересах Камалова уже направлена жалоба в Европейский суд по правам человека.

«История одного террориста» еще не закончилась. Но сколько еще таких историй в России? Сколько вообще в России террористов?

Были террористы? Конечно, сынок, были, и много. Судили их военными судами, время такое было, когда «срока огромные брели в этапы длинные». Наше время это было, наша половина 21-го века. А в вашей уже все гораздо, гораздо спокойнее, и самое главное, честнее. Правда?

Художник запечатлел отдельные моменты суда первой инстанции. Делюсь ими с вами. Смотришь, как на комикс — и вроде не так страшно.

 

3521936

3521938

3521940

организация признана террористической и запрещена в России
** российские власти считают организацию иностранным агентом

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.