Подписывать или не подписывать, разглашать или не разглашать

После массовых беспорядков 9 и 10 апреля 2020 года в Исправительной колонии строгого режима №15 Ангарска Иркутской области заключенные были подвергнуты жестоким истязаниям. По факту применения пыток к Евгению Юрченко и другим заключенным было возбуждено уголовное дело. Представитель Евгения Юрченко Петр Курьянов рассказал, как следователь по особо важным делам пытался взять у него и его доверителя подписку о неразглашении сведений по уголовному делу.

Во время визита в Мещанское ОВД с целью прохождения административного надзора, установленного над Евгением Юрченко, его и его представителя Петра Курьянова встретил следователь из Иркутска. О своем приезде он не известил адвокатов Каринну Москаленко и Светлану Яшину, которых не было в городе. Поэтому они не смогли присутствовать на допросе, который состоялся на следующий день. Адвокаты были все время на связи и оказывали юридическую помощь по телефону в ходе всего допроса.

Петр Курьянов отметил, что внезапный прилет следователя, вероятнее всего, связан с поданными ранее в суд и прокуратуру жалобами на его бездействие по уголовному делу, которое было возбуждено 1 февраля 2021 года по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и ст. 117 УК РФ (истязания и пытки). При этом одной из задач следователя было получение с Евгения Юрченко и его представителей – Петра Курьянова и Владимира Смирнова – подписок о неразглашении. 

«Больше двух часов старший следователь по особо важным пытался взять у нас после допроса Евгения подписку о неразглашении сведений по уголовному делу. Теперь я понимаю многих адвокатов, которые ограничены во времени и быстренько расписываются в таких подписках. Но мы такую бумагу подписывать не хотели, не могли и не подписали», – заявил Петр Курьянов. Он добавил, что нельзя умалчивать об уголовном деле, которое и было-то возбуждено только благодаря общественной огласке. «Нельзя и общество лишать возможности контролировать ход такого расследования. Слишком большие риски, большие усилия были положены, чтобы вот так вот взять и одним росчерком пера заставить всех замолчать», – добавил Петр Курьянов.

По словам Евгения Юрченко, следователь был очень настойчив и даже хотел снять его отказ от дачи подписки о неразглашении на видеокамеру, однако Евгений вышел из кабинета. «Я вам из Иркутска – никому не доверяю. Не буду никакие подписки давать. Следователь убрал видеокамеру, в итоге не стал ничего снимать», – рассказал Евгений Юрченко. 

По мнению юриста Виталия Буркина, подписка о неразглашении данных следствия выгодна только тем, кто занимается имитацией защиты. «Кто-то из адвокатов просто заблуждается относительно юридической силы этой подписки – ее воспринимают как имеющую абсолютный характер. В результате масса уголовных дел с одиозными обвинениями, где фигурантов можно спасти, просто не попадает в поле зрения общественности», – отметил Виталий Буркин. По его словам, статья 161 УПК РФ гласит, что запрет на разглашение данных следствия не распространяется в случае, если сведения оглашены в открытом судебном заседании, и грамотный защитник всегда в состоянии найти способ донести позицию подзащитного до общественности.

Текст: Дарья Корнилова.

Фото: Петр Курьянов.

«За права человека» продолжает оказывать поддержку тем, кто к нам обращается, и рассказывать о своей работе. Мы ведем эту деятельность только благодаря вашей поддержке.

Поддержите работу ЗПЧ здесь.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.