Кировский районный суд Иркутска обязал главу регионального следственного комитета Вастьянова признать заключенного из ИК-15 Ангарска потерпевшим по уголовному делу о пытках и истязаниях

2 июля 2021 года состоялось судебное заседание в порядке ст.125 УПК РФ по рассмотрению жалобы адвоката Астафьевой в отношении следователей СУ СК РФ по Иркутской области Корнева А.С. и Семенова Н.О., отказавших в удовлетворении ходатайства о признании ее подзащитного, заключенного Алексея Дьяченко, потерпевшим по уголовному делу о пытках осужденных ИК-15 Ангарска.

Следователь по особо важным делам СУ СК РФ по Иркутской области Корнев А.С. и следователь по особо важным делам СУ СК РФ по Иркутской области Семенов Н.О.

В результате суд удовлетворил жалобу адвоката, признал незаконным бездействие  следователей, заключающееся в непризнании Алексея Дьяченко потерпевшим, и обязал их руководителя исполняющего обязанности руководителя СУ СК РФ по Иркутской области Вастьянова Д.С. устранить данные нарушения.

«Мы очень долго добивались и ждали разрешения этого вопроса. Это вторая жалоба, которую мы оспаривали в суде. Первая еще в апреле была перенаправлена судом в  Ангарский городской суд и до сих пор не рассмотрена. Вчера судья с точки зрения закона провел все правильно, но органы  предварительного  следствия не предоставили материал,  о котором  мы ходатайствовали в жалобе. Судья услышал наши доводы,» — комментирует Дарья Астафьева прошедшее судебное заседание. – «На мой взгляд, органы предварительного следствия не стремятся к полному расследованию и проверке всех доводов. У нас имелось подтверждение, что  моему подзащитному после поступления его в СИЗО-6 11 апреля 2020 года нанесли телесные повреждения. Однако в документах описания телесных повреждений даны скудно, к тому же указаны не все. Думаю, это сделано в целях умаления вины пытавших моего подзащитного.

Суд пока вынес решение,  что постановление об отказе признать моего подзащитного потерпевшим  вынесено незаконно и что следователи в этой части  проявляли бездействие, которое также незаконно. Организации предварительного  расследования в лице руководителя Вастьянова Д.С. дано указание устранить это нарушение незамедлительно.

Важно понимание того, сколько потребуется предварительному  следствию после получения текста постановления суда для  устранения нарушений. Важно, чтобы они как можно скорее приняли решение и оформили его, следуя  указанию суда о том,  чтобы мой подзащитный был признан потерпевшим»-резюмировала адвокат.

Выступая в суде, адвокат Астафьева рассказала, как сотрудники СИЗО-6, куда вывезли ее подзащитного после подавления акции протеста в ИК-15 Ангарска, пытали Алексея Дьяченко и других осужденных. 

Текст постановления Кировского районного суда г. Иркутска в настоящее время не изготовлен и ниже приводим фрагмент выступления адвоката Астафьевой в судебном заседании, аудиозапись которого имеется в нашем распоряжении:

“…Уважаемый суд, Дьяченко Алексей Николаевич содержится в ФКУ СИЗО №6 с 11 апреля 2020 года. Ранее отбывал наказание в ФКУ ИК-15 ГУФСИН России по Иркутской области  по приговору суда, который закончил свой срок наказания 24 апреля 2020 года. В связи с массовыми беспорядками, которые произошли на территории ФКУ ИК-15 Дьяченко был  этапирован из указанного  исправительного учреждения в СИЗО №6. 

В начале этапа, когда Дьяченко еще находился на территории ИК-15, в отношении него сотрудниками исправительного учреждения было применено необоснованное насилие, были причинены телесные повреждения. О данных фактах свидетельствует допрос потерпевшего Юрченко, который  был признан потерпевшим по уголовному делу, которое заканчивается на 0006,возбужденное 1 февраля 2021 года по признакам преступления, предусмотренного пунктом а части 3 статьи 286, и к нему  было присоединено уголовное дело также возбужденное 1 февраля 2021 года  по признакам преступления, предусмотренного пунктом д, е части 2 статьи 117 УК РФ 

Так после этапирования Дьяченко  на протяжении 5 суток он подвергался жестокому избиению, насилию как со стороны самих сотрудников учреждения ФКУ СИЗО-6, о чем он дал подробные объяснения мне в ходе опроса его в  порядке Федерального закона об адвокатуре и адвокатской деятельности, что позволяет получать адвокату письменные показания, опрашивать лиц с их согласия. Такое согласие было получено, о чем был составлен протокол, в котором имеются подписи Дьяченко. 

Кроме того данные обстоятельства были подтверждены рядом лиц – свидетелей, которые также вместе с Дьяченко находились непосредственно в камере именно после распределения с сортировочного отделения по камерам, а это происходило 11 апреля. Дьяченко был заведен сначала в каптерку для получения якобы матраса, где тут же его  при подходе и вхождении в камеру первым сбили с ног осужденные “Анис” и “Семедяй”. 

В настоящее время, насколько мы располагаем  сведениями, указанные лица  опознаны другими потерпевшим по данному уголовному делу, в том числе потерпевший Юрченко, который в это же время, в этот же момент находился  вместе с Дьяченко в этой же каптерке и был следующим, кого подвергли также жестокому избиению, унижению моральному и физическому насилию. 

Так Дьяченко был подвергнут жестокому избиению, кроме того его унизили путем того, что после потери сознания от очередных ударов, которые Дьяченко получил в область своей головы “Семедяй” взял станок для бритья, машинку, обрил Дьяченко брови,  обрил ему голову. Делалось это все в присутствии также других заключенных, которые в этот момент находились в помещении каптерки, то есть их завели четверых, и четверо других осужденных находились, сидя на корточках лицом вниз, смотрели в пол. Им не разрешали смотреть  на происходящее. Они только слышали  то, что происходило. 

В этот момент двери были в камеру, в каптерку открыты, мимо ходили сотрудники, сотрудники ОМОНа, все это наблюдал оперуполномоченный, который находился в кабинете напротив. Обо всех этих обстоятельствах Дьяченко давал подробные показания в качестве свидетеля  по данному уголовному делу, а также иные лица, которые были установлены и допрошены в том числе в качестве потерпевших по данному уголовному делу. 

Каждый адвокатский опрос, а также заявления длительное время не принимал орган предварительного расследования. В нарушении регламента указанные заявления были зарегистрированы только после подачи жалобы в порядке статьи 124 УК РФ на имя прокурора области и были перенаправлены для регистрации прокуратурой области в следственные органы.  

 Далее Дьяченко неоднократно допрашивался, я была допущена в качестве его представителя по данному уголовному делу, постановление было приложено к моей жалобе, оригиналы все документов приложены к жалобе у нас имеются. За исключением показаний, конечно, Юрченко, которые в оригинале хранятся в уголовном деле. 

Так,18 мая при очередном  допросе в следственном кабинете ФКУ СИЗО-6  в ходе допросов в самом протоколе допроса, также в графе «Заявление»  была сделана опять очередная запись о том, чтобы Дьяченко признали в качестве потерпевшего по данному уголовному делу. Объективно факт причинения телесных повреждений Дьяченко установлен медицинской картой, которая была оформлена на него в ФКУ СИЗО-6, и  подтверждается ответом на запрос, направленный в адрес его мамы, и также был приложен к материалам в заявлении, поступившем в суд для разрешения данного вопроса. То есть объективно данные телесные повреждения  нашли свое отражения в медицинских документах, они засвидетельствованы  надлежащим образом, то есть действительно имеет место быть факт наличия ушибов  головы, плеча, спины, кроме того, телесные повреждения были отображены не в полном объеме. 

 Считаем, что орган предварительного следствия незаконно ограничивает право на защиту и доступ к правосудию Дьяченко, который в качестве свидетеля не может заявлять ходатайство и не может  быть полноценным участником уголовного судопроизводства, его доступ к правосудию затруднен, его конституционное право на защиту, справедливое рассмотрение вопроса в суде  и органе предварительно следствия нарушено, нарушена конвенция по защите прав человека, что никто не может подвергаться пыткам и жестокому обращению в местах лишения свободы  и в местах изоляции. 

Однако орган  предварительного следствия незаконно бездействует, то есть, на настоящий момент мы полагаем, что тех оснований, которые излагает сам Дьяченко, а также были объективно представлены, то есть медицинская карта имеется в распоряжении органа предварительного следствия, протоколы допроса лиц осуществляются, они прямо указывают, что были свидетелями, очевидцами  того, как Дьяченко был подвергнут насилию и избиению. Это избиение продолжалось на протяжении  5 суток и длилось до 15 апреля, после чего физические истязания были практически прекращены в связи с необходимостью выхода в суд и избрания мер пресечения в отношении Дьяченко, у которого истекало наказание в связи с его переарестом, поэтому на этот краткий период времени, от 15 апреля до 24 числа, физическое насилие, которое могло бы оставить на себе видимые следы, было прекращено. Продолжалось насилие, непосредственно для унижения личности: их заставляли бегать гуськом, длительное время стоять на коленях в камере, не разрешали есть, не разрешали спать, не разрешали курить. То есть им ничего не было позволено. То есть все эти действия  мы приравниваем к пыткам и истязаниям, незаконным, которым  подвергался Алексей Николаевич. Всему этому свидетели также те лица, которые содержались вместе с Дьяченко. Опять же в связи с тем, что Дьяченко не является стороной по делу — всего лишь проходит по нему свидетелем, мы не вправе знакомиться с судебно-медицинскими экспертизами, которые проводились  в том числе лицам, с которыми Дьяченко находился в тот момент, когда их избили всех вместе в каптерке, кроме того к ним применялось насилие со стороны сотрудников. Об этом также имеются соответствующие допросы и показания.

 Так, в сортировочном боксе один из сотрудников ФКУ СИЗО-6 резиновой палкой избил очень жестко по ступням Алексея Николаевича, отбил ему все ноги, пятки. Алексей Николаевич  потерял на длительный период времени чувствительность  в ногах, не мог ходить, вставать, не мог выходить на зарядку, прогулку, в связи с тем, что его состояние здоровья не позволяло это сделать.  В связи  с чем считаем, что орган предварительного следствия бездействует, незаконно отказывая в признании потерпевшим Дьяченко Алексея Николаевича, в связи с чем и мы вынуждены были обратиться в суд  для устранения препятствий и нарушения действующего законодательства уголовно-процессуального и просим постановление следователя  от 21 мая 2021 года старшего следователя 2 отделения 3 отдела Семенова отменить, признать его незаконным, необоснованным и обязать орган предварительного следствия устранить допущенные нарушения…”

Напоминаем: 9 и 10 апреля в ангарской исправительной колонии №15  (Иркутская область) заключённые устроили акцию протеста, по причине, как они сказали, произвола  со стороны сотрудников колонии. В ходе неё на территории колонии начался пожар. Сама акция протеста впоследствии была жестоко подавлена силами спецподразделения ФСИН и сотрудниками самой колонии. Впоследствии многие заключенные из ИК-15 были вывезены в другие исправительные учреждения, где к ним применялись пытки.

Наши правозащитники внимательно следят за ситуацией вокруг ИК-15 Ангарска, а также СИЗО-1 и СИЗО-6, куда вывезли заключенных из этой колонии, и оказывают правозащитную помощь пострадавшим от пыток, добиваются привлечения к уголовной ответственности виновных в нарушении прав осужденных. Им  уже удалось добиться возбуждения уголовного дела  о пытках в этих местах лишения свободы и признания пострадавшим по этому делу кроме бывшего заключенного Евгения Юрченко еще троих осужденных из ИК-15 Ангарска.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.