Алексей Соколов: «С одной стороны — прекрасный офицер и организатор, а с другой стороны — десятки трупов и массовые жалобы от заключённых».

Правозащитник о деятельности полковника Владимира Горькина во главе администрации ИК-16 Краснотурьинска.

Алексей Соколов: «Больные заключённые — это часть общества, но власть жестоко поступает с ними».

Правозащитник о положении заключённых в колониях во время пандемии.

Татьяна Котляр: «Хотели как лучше?»

Как жительницам Калужской области отказывают в получении материнского капитала.

В ЛИУ-51 заключенные спали на рабочих местах, чтобы не заразиться COVID-19.

В ситуацию вмешалась прокуратура.

Татьяна Котляр: «Обнинск: опять про детские сады».

Ребёнка жительницы Обнинска, лишённой гражданства, отказываются принимать в детский сад, несмотря на наличие гражданства у него.

Следователя, сфальсифицировавшего протоколы о пытках Марины Рузаевой, будут судить заново.

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции подтвердил решение Иркутского областного суда об отмене незаконного оправдательного приговора Сергею Лысых.

Лев Пономарёв: «В России появилась еще одна горячая точка».

Павозащитник о столкновении силовиков и протестующих на горе Куштау в Башкортостане.

На заседание о смене подсудности уголовного дела о пытках Марины Рузаевой не допустили представителя потерпевшей.

Судья сослалась на отсутствие ордера или доверенности.

Под Пензой прошел молодежный фестиваль в поддержку фигуранта дела «Сети».

Его организовал друг Ильи Шакурского Антон Шульгин.

Потерпевший полковник Сагалаков, следователь и судья против одного адвоката.

Адвоката по соглашению не пускают к заключённому из ангарской колонии по надуманным причинам.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.