Беспредел в череповецком СИЗО

Правозащитник Григорий Винтер из Вологодской области перед Новым Годом первый раз в жизни попал под административный арест.

Оставив в стороне причину ареста, поскольку это сама по себе интереснейшая тема об отношениях, строящихся по принципу «рука руку моет», между местной мэрией и «органами». Опишем, как Винтер отбывал арест и вышел на двое суток раньше назначенного судом срока, приехав домой за 3 часа до Нового Года:

— в 17:00 полиция привезла правозащитника в дежурную часть, где у него отняли все личные вещи, включая оба телефона, часы, очки и т.д. Копию протокола задержания не выдали, как и опись изъятых личных вещей.  Ночь в дежурной части была ужасной: ни разу не дали воды, а в туалет только вывели под утро. В ночное время  в течении 12 часов арестованные слушали трёхэтажный мат дежурных полицейских – видимо, других слов они просто не знают.

Утром прошёл суд.  На удивление, первый в жизни административный проступок Григория Винтера судья  Череповецкого городского суда Непытаев оценил в 7 суток, заведомо зная, что правозащитник за день до ареста закрыл больничный, на котором из-за гипертонического криза провел  более 20 дней.

Между отделом полиции, судом и спецприёмником Винтера возили на личном автомобиле полицейских. На самом суде правозащитника  как злостного уголовника  посадили в железную клетку и не сняли с него наручники. Таким образом, Винтер провёл в наручниках около 3 часов  до момента помещения в спецприёмник.

Новенький спецприёмник г.Череповца оказался просто концлагерем: ежедневные жёсткие шмоны, производимые женщинами в мужских камерах, раздевание догола поступающих в учреждение, запрещённая законом при наличии документов, удостоверяющих личность, принудительная дактилоскопия, оглушительная музыка с 6:00 до 22:00. Кроме этого, полное незнание администрацией спецприёмника прав административно арестованных, из-за чего Григория Винтера выпустили из данного учреждения на 1,5 часа позже срока, назначенного апелляционным определением Вологодского областного суда.

Совершенно ясно, что ни прокуратура Череповца, ни ОНК Вологодской области за много лет ни разу ничего не сделали для того, чтобы защитить полностью бесправных и униженных жителей города, над которыми глумилась администрация спецприёмника.

Предлагаем вам текст жалобы Григория Винтера, по которой в данный момент проводится проверка.

ЖАЛОБА

на незаконные /преступные/ действия и пыточные условия содержания    в Спецприёмнике УМВД г.Череповца

Сообщаю, что я лично с 27.12.2019 по 31.12.2019 подвергся незаконным, издевательским, пыточным действиям со стороны сотрудников   Спецприёмника УМВД по г.Череповцу.

Считаю, что эти действия нанесли существенный ущерб моему здоровью: у меня ускорилось падение зрения на правом глазе, ориентировочно всего за несколько дней зрение упало на 1 диоптрию, что является катастрофическим показателем; после выхода из спецприёмника у меня непрерывно болит голова, хотя такие боли были купированы ещё                     в феврале 2019 и до помещения в вышеназванный Спецприёмник не повторялись,   сейчас я постоянно испытываю такие ранее совершенно не присущие мне чувства, как страх, нерешительность, стал бояться темноты, у меня развился в классической форме «стокгольмский синдром», дополненный индивидуальными личностными особенностями. После принудительного дактилоскопирования, когда сотрудники Спецприёмника выворачивали мне руки для этой процедуры, у меня возобновился болевой запястный синдром на левой руке, который ранее был из-за травмы, полученной в 1999 году и был полностью излечен в 2010-11 годах.

Перед описанием фактов пыток и бесчеловечного обращения, обращаю внимание, что лица, находящиеся под административным арестом – это не преступники, поскольку их деяния не квалифицированы УК. ОНИ  — ГРАЖДАНЕ, СОВЕРШИВШИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРОСТУПОК. ЭТО НЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. ОТСЮДА: КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА ДАННЫХ ГРАЖДАН ДОЛЖНЫ СОБЛЮДАТЬСЯ В ПОЛНОМ ОБЪЁМЕ, А КОНТРОЛЬ ЗА ИХ СОБЛЮДЕНИЕМ ДОЛЖЕН БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО ЖЁСТКИМ И ПРИНЦИПИАЛЬНЫМ, Т.К. В ИЗОЛИРОВАННЫХ УСЛОВИЯХ СПЕЦПРИЁМНИКА ЕСТЬ БЛАГОДАТНАЯ ПОЧВА ДЛЯ САМЫХ РАЗЛИЧНЫХ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ.

По существу о незаконных и пыточных действиях сотрудников  в Спецприёмнике УМВД по г.Череповцу:

1.В данном учреждении всем вновь поступающим, которые ранее не были под арестом, проводится процедура принудительного датилоскопирования. В случае отказа она проводится силой, с использованием болевых приёмов, унижая человеческой достоинство арестованного.

Согласно законодательству РФ, процедура дактилоскопирования является обязательной для административно задержанных, если (цитата): «граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, подозреваемые в совершении преступления, обвиняемые в совершении преступления либо осужденные за совершение преступления, подвергнутые административному аресту, совершившие административное правонарушение, если установить их личность иным способом невозможно».

У меня на момент ареста с собой было 3 документа, удостоверяющие личность: паспорт, СНИЛС, медицинский страховой полис. Кроме того, моя личность была удостоверена в Череповецком городской суде судьёй Непытаевым, который меня хорошо знает. Таким образом, потребности в установлении моей личности через дактилоскопию не было и нет. Данное деяние является уголовно наказуемым преступлением, поскольку  это злоупотребление служебным положением с целью незаконного получения специальных персональных данных граждан. Кроме того, проводилась незаконная процедура фотографирования, которая разрешена только для лиц, которые совершили уголовные деяния. Для административно задержанных такая процедура не предусмотрена и она в принципе незаконна. Её проведение также является преступлением.

2.Поступающие в Спецприёмник подвергаются не просто личному осмотру — шмону личных вещей и визуальному обзору тела, — НО ПОЛНОМУ ЛИЧНОМУ ДОСМОТРУ, то есть ГРАЖДАН ЗАСТАВЛЯЮТ (В ТОМ ЧИСЛЕ  И ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ГРУБОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ СИЛЫ) РАЗДЕВАТЬСЯ ДОГОЛА, ПРИСЕДАТЬ, НАКЛОНЯТЬСЯ И Т.Д. Согласно существующей нормативной базе, ПОЛНЫЙ ДОСМОТР, включающий физиологические процедуры, возможен (не обязателен!!!) только в отношении лиц, подозреваемых в совершении уголовных преступлений. По отношению к административно задержанным такая процедура не предусмотрена в принципе, он является бесчеловечной, унижающей достоинство граждан, может быть квалифицирована как немотивированное издевательство. Кроме того, современные нормативные акты требуют, чтобы при личном досмотре находились полицейские, доставившие административно арестованного, в количестве не менее 2 человек. Это требование в принципе не соблюдается в данном Спецприёмнике.

3.Вещи, изъятые на хранение в Череповецком Спецприёмнике, хранятся неопломбированных боксах, что позволяет любому сотруднику произвести их несанкционированную выемку и использовать по своему усмотрению. Таким образом, из моих вещей был изъят смартфон /его специально не указали в списке вещей/, им пользовались, изломали и бросили обратно в мою сумку. После отбытия ареста я не смог войти в свой аккаунт в FACEBOOK, т.к. он был взломан. На восстановление доступа я потратил более 2 часов.

4.Согласно нормативным актам, лица в антисанитарном состоянии, в грязной одежде и т.д. подвергаются специальной обработке, для чего существует специальное помещение. Однако по факту это не производится, бомжи и прочие поднимаются наверх прямо в камеры. Поэтому арестованные жалуются, что после ареста находят у себя платяных вшей, заболевают чесоткой и т.д. ТАКОЕ ОТНОШЕНИЕ К САНИТАРИИ СО СТОРОНЫ АДМИНИСТРАЦИИ УЧРЕЖДЕНИЯ НЕДОПУСТИМО И ТАКЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, КВАЛИФИЦИРУЕМЫМ ПО СТАТЬЕ «ХАЛАТНОСТЬ».

5.Находящиеся под административным арестом должны получить постельное бельё и 2 полотенца. По факту, им выдают постельное бельё и 1 маленькое полотенце. Никаких средств личной гигиены не выдают вообще, граждане, отбывающие 10-15 дней ареста всё это время ходят грязные, небритые, не могут почистить зубы и т.д. Администрация данный вопрос вообще никак не решает. Кроме того, я был свидетелем того, что гражданин, отбывающий наказание в 2 недели, всё это время пользовался 1 сменой постельного белья и концу ареста оно было тёмно-серого цвета, хотя данное лицо 2-3 раза в день совершало гигиенические омовения в раковине в камере.

6.Пыткой является централизованное включение очень громкой музыки с 6:00 утра до 10:00 вечера. В камере эту музыку убавить невозможно, громкость такая, что трудно разговаривать, читать и т.д. К концу дня находящиеся в камере сидят с головной болью, страдают от обострения неврозов, шизопатий и прочих невропатических состояний. Считаю, что данную пытку надо прекратить немедленно, т.к. психогенное влияние на организм такой громкой музыки является крайне негативным и подрывает здоровье граждан, осуждённых на административный арест, но не на пытки и бесчеловечное отношение.

7.При мне средства для уборки камеры выдавались только один раз, всё остальное время дважды в день я мыл пол в камере и санузел руками. Это хорошо видно на камерах. Такое отношение к уборке помещения со стороны администрации является халатностью и бесчеловечным отношением к арестованным.

8.Крайне важным вопросом является соблюдение личной гигиены для мужчин: ни в одной камере в нарушение установленных требований нет зеркал. Побриться, привести в порядок внешность можно только в душевой, где маленькое зеркало вмуровано в перегородку, отделяющую унитаз от основного помещения (со стороны унитаза), оно размещено на высоте 1 метра от пола и для того, чтобы побриться, надо вставать на колени перед унитазом. Ясно, что большинство арестованных на это не идёт, ходит в безобразном виде. Подобная ситуация является БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ, УНИЗИТЕЛЬНЫМ ОТНОШЕНИЕМ В ЛИЦАМ, НЕ ЯВЛЯЮЩИМИСЯ ПРЕСТУПНИКАМИ. ПО ДАННОМУ ЭПИЗОДУ МНОЮ БУДЕТ ПОДАН ИСК В ЕСПЧ.

9.12.2019 я во время завтрака отказался от приёма пищи. Это произошло в присутствии 2 человека из числа персонала. Никаких действий со стороны администрации не последовало: по законодательным нормам и правоприменению, администрация должна была на месте выяснить причину отказа арестованного от пищи, а в случае подтверждения голодовки немедленно вызвать дежурного прокурора города, который должен приехать в течении 1 часа.

10.12.2019 по окончанию ареста я отказался выходить из камеры, т.к. по времени всё равно произошло бы задержание моего выхода из спецприёмника, т.к. у меня было много личных вещей и за 10 минут принять, пересчитать и проверить их физически невозможно. Находясь в камере, я потребовал прокурора /для того, чтобы изложить все вышеназванные нарушения/ однако моё требование не было выполнено и мне стали угрожать физическим насилием и уголовным преследованием. Данная обыгранная мною ситуация выявила неспособность администрации работать в чрезвычайных ситуациях и плохое обучение сотрудников, которые угрожали мне физической расправой, оскорбляли моё достоинство. В результате я вышел из Спецприёмника на 1 час 10 минут позже времени, установленного решением суда. Никакого акта по данному инциденту составлено не было. Данная ситуация требует разработки отдельно взятых локальных правовых актов, учитывающих немедленный вызов дежурного прокурора и изоляцию лица, отказывающегося выйти из камеры.

11.Считаю грубым нарушением отсутствие комнаты для свиданий с адвокатами и организацию встреч с арестованными родных и близких в так называемых «стаканах». Это нарушает право арестованного на защиту и гуманное отношение.

12.Согласно нормативным требованиям, освещение на ночное время должно производиться из специального светильника, свет от которого не мешает сну арестованных. Это требование не соблюдено, что является грубым нарушением.

13.Ежедневно в Череповецком Спецприёмнике производятся полный досмотр камер (шмон) со сбрасыванием постельных принадлежностей на пол, перещупыванием одежды, досмотром арестованных, просмотром личных вещей и документов, находящихся в камере, в т.ч. приготовленных для суда. Шмон производится не только мужчинами, но и женщинами-сотрудницами. Это недопустимо для мужских камер. Данная процедура отсутствует во всех нормативных документах, регламентирующих деятельность спецприёмников. Считаю, что подобные шмоны изобретены в Череповецком Спецприёмнике для унижения достоинства арестованных, для низведения их до скотского состояния. Считаю, что здесь наличествует состав уголовного деяния «издевательство по отношению к 2 лицам и более». На вопрос о законности ежедневного шмона в камере, зам.начальника учреждения мне просто нахамил. Это подтверждает его вину в вышеназванном деянии.

14.Прибывшие в Спецприёмник избитые полицией арестанты не фиксируются, медицинская помощь им не отказывается. Данную помощь оказывал я лично. Человек с разбитой головой /полицейские били головой об машину, душили/ провёл в учреждении 2 недели, но не был освидетельствован.

Все перечисленное нарушает фундамент национального российского законодательства – Конституцию РФ, а именно ее  ст. 17, 21, 22, 48, в соответствии с которыми право на свободу и личную неприкосновенность является неотчуждаемым правом каждого человека, что предопределяет наличие конституционных гарантий охраны и защиты достоинства личности, запрета применения пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания. При этом каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Кроме того, были непосредственно нарушены положения Федерального закона от 26 апреля 2013 г. № 67 «О порядке отбывания административного ареста» и приказ МВД России от 10 февраля 2014 г. № 83 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка в местах отбывания административного ареста».

ПРОШУ:

— НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ПРОВЕСТИ ПРОВЕРКУ ПО ВСЕМ ВЫШЕИЗЛОЖЕННЫМ ФАКТАМ;

— ПО ПУНКТАМ  6 и 13 ПРОШУ НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЬ ПЫТКИ И БЕСЧЕЛОВЕЧНОЕ ОТНОШЕНИЕ К АРЕСТОВАННЫМ /С МОМЕНТА ПОДАЧИ ДАННОГО ЗАЯВЛЕНИЯ/;

— ОБЕСПЕЧИТЬ ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА СПЕЦПРИЁМНИКОМ УМВД ЧЕРЕПОВЦА;

— ВОЗБУДИТЬ УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА ПО ПУНКТАМ 1,2,3,4,13;

— ВЗЯТЬ С МЕНЯ ПОДРОБНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ ПО ВСЕМ ПУНКТАМ;

— ВСЕ ДЕЙСТВИЯ ПО ДАННОМУ ЗАЯВЛЕНИЮ ДОВЕСТИ ДО МЕНЯ И МОИХ АДВОКАТОВ.

 

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.