Зеленщица из кафе «Лесное»

«Здравствуйте, дорогие мои люди Санкт-Петербурга и России, которые мне электронные письма писали, меня поддерживали в трудную минуту. Извиняюсь за мои слезы, которые я не могу никак остановить. Слезы идут, от того что в России есть добрые люди, которые не оставляют меня в трудную минуту. Я очень вам благодарна».

3 апреля 2017 года в Санкт-Петербурге произошла трагедия, окутанная плотным покровом тайны. В этот день в петербургском метро, между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт», прогремел взрыв, который унес жизни 16 пассажиров, в том числе и предполагаемого террориста, и ранил 103 человека.

Было возбуждено уголовное дело, по которому трое судей Московского окружного военного суда приговорили одиннадцать уроженцев Киргизии, Таджикистана и Узбекистана к срокам от 18 лет до пожизненного. Одна из осужденных — 49-летняя Шохиста Каримова, которую обвинили в обеспечении террористического сообщества средствами связи, и дома у которой обнаружили гранату.

В деле существует множество несостыковок и спорных моментов. Например, сразу после взрыва в метро полиция и Следственный комитет начали транслировать в СМИ противоречивую информацию о второй бомбе. Якобы на станции «Площадь Восстания» обнаружили сумку с ней. По словам адвоката Каримовой Виктора Дроздова, на станции действительно нашли сумку, но взрывотехник, оказавшийся на месте, разобрал устройство и забрал себе на хранение. Этот момент не привязали ни к какому уголовному делу, а самого взрывотехника ФСБ в суд не вызывали.

Адвокат Дроздов также рассказал, что во время процесса был подменен номер уголовного дела, и, как следствие, с 3 апреля 2017 года преследование всех обвиняемых в рамках уголовного дела № 11702007706000054 стало незаконным по причине отсутствия постановления о возбуждении конкретного уголовного дела № 11702007706000054.

Вагон, в котором произошел взрыв, не был изучен, а останки предполагаемого терориста, 22-летнего Акбаржона Джалилова, и вовсе отсутствуют. У нас есть материалы расследования, и скоро мы подробнее расскажем обо всех странностях сфабрикованного, по мнению защиты, дела. Сегодня же мы хотели бы рассказать о зеленщице из подмосковного кафе Шохисте Каримовой. 7 декабря во Власихе начался апелляционный процесс. К нам, в «За права человека», пришел защитник Каримовой Виктор Дроздов и рассказал, что происходило и происходит с осужденной на 20 лет женщиной.

 

Шохиста жила в подмосковном поселке Лесной городок и работала зеленщицей в придорожном кафе «Лесное», где трудились еще трое фигурантов дела — братья Аброр и Акрам Азимовы и Содик Ортиков. Однажды к ней обратился Аброр и попросил воспользоваться ее сотовым телефоном, чтобы активировать сим-карту, которую ему выдали бесплатно. У Шохисты был примитивный кнопочный телефон Micromax, который женщина приобрела за 700 рублей. В нем отсутствует возможность выхода в интернет и установки каких-либо приложений. Несмотря на это, обвинение скажет, что Аброр Азимов 31 марта 2017 года активировал учетную запись мессенджера WhatsApp и привязал к своему номеру телефону анонимный электронный кошелек платежной системы «Киви» для передачи Джалилову, предполагаемому смертнику, денежных средств для приобретения компонентов взрывного устройства.

Когда Азимов эту сим-карту использовал с другого телефона, она оказалась связана по биллингу с телефоном Джалилова. Один из компаньонов попросил Аброра перевести человеку деньги, и он сделал это. То, что номер телефона, на который производился перевод, принадлежал Джалилову, мы узнали при других обстоятельствах. В сумке, найденной в день теракта на «Площади Восстания», обнаружили кредитную карту Тинькофф банка на имя Акбарджона Джалилова. По ней и пробили номера телефонов, — рассказал Виктор Дроздов.

То, что Шохиста один раз дала свой кнопочный телефон для активации симки, стало причиной для ее дальнейшего задержания и обвинения. Но этим дело не закончилось.

Шохисту задержали 6 апреля 2017 года в подмосковном общежитии. Как говорят она и адвокат Дроздов, при задержании ей подбросили гранату, по волосам и подмышечным впадинам провели детонаторам, чтобы оставить следы генетического материала.

В шесть утра пришли сотрудники ФСБ, в восемь следователь Вероника Шишкина, которая в одиннадцать часов завершила следственные действия. Шохисту вывели из помещения. При обыске было двое понятых. Нашли мы только одного, хотя вызывали обоих. Он пришел и рассказал, что шел на работу и его попросили поучаствовать. Он согласился и не глядя подписал какие-то бумажки. “Мне показали сумку, зеленую. В шкафу ее нашли”. Совсем не там, где ее обнаружили по протоколу обыска. Он сказал, что женщин при обыске не было, хотя следователь была женщиной — Шишкина. Да и Шохиста тоже женщина. Он утверждает, что в помещении были только мужчины. Перед заседанием понятой все-таки прочитал протокол осмотра, и судья Морозов спросил, подтверждает ли он, что все было так, как в нем написано. Тот ответил, что сумка все равно была не в том месте, и цвет у нее был зеленый, хотя по протоколу она черная.

Шохиста очень доверяла сотрудникам ФСБ и делала все, что от нее просят. Отдала паспорт, вышла из помещения. Она даже Путину письмо писала. Непонятно, что происходило в те три часа — с восьми до одиннадцати, когда Шохисты не было в помещении. Кто вообще проводил эти действия. Мне следователь по видеосвязи задала вопрос: “Виктор Александрович, неужели вы не понимаете, что происходит?”. Я ответил, что вообще ничего в этом деле не понимаю, — продолжил рассказ Виктор Дроздов.

Когда Шохисту привели в комнату, где она жила, там был бардак, а поверх всех вещей стояла ее сумка. При ней из сумки вытряхнули гранату.

Поддержка, которая сейчас есть у Шохисты, -— это двое защитников и люди, которые пишут ей письма в СИЗО и делают передачки. В фейсбуке есть закрытая группа поддержки Шохисты Каримовой, в которой 25 участников. Сама Шохиста во время последнего заседания поблагодарила всех, кто поддерживает ее и пишет ей письма.

7 декабря прошло первое апелляционное заседание по «Делу одиннадцати», как его называют в СМИ. Второе заседание, которое должны были провести 8 декабря, отложили из-за того, что Шохисту срочно госпитализировали для медицинского обследования. Что с ней произошло, адвокату Дроздову по сей день неизвестно.

Мы будем дальше следить за делом и скоро в подробностях расскажем об остальных его фигурантах, о родственниках предполагаемого смертника Джалилова, о процессуальных ошибках и несуществующей террористической организации, которой приписывают страшный теракт 3 апреля 2017 года.

 

Текст: Анастасия Кашкина

Иллюстрации: Максим Тарасов

 

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.