Полицейские схватили адвоката за руки и попытались столкнуть с лестницы

Защитница пыталась пройти в кабинет, где с её доверителем проводили следственные действия

В пятницу адвоката Светлану Яшину не пустили к подзащитному в ОМВД по столичному району Кузьминки. Её попросили подождать в дежурной части – но в это время с подзащитным провели следственные действия. Когда адвокат попыталась сама пройти в кабинет, полицейский схватил её за руки и попытался столкнуть с лестницы. Яшина планирует поднять вопрос о беспрепятственном доступе адвокатов в отделы полиции перед ФПА.

Яшина рассказала «Улице», что защищает Бадрудина Кадаева, подозреваемого в разбое (ст. 162 УК). 23 июля его задержали в своей квартире и доставили в ОМВД «Кузьминки». Адвокат приехала туда около 17:20. По её словам, сотрудник дежурной части по мобильному телефону позвонил следователю, у которого находился Кадаев, и сообщил о приезде адвоката по соглашению. Положив трубку, он сказал защитнице подождать, пока за ней придут. Спустя час Яшина попросила дежурного узнать, когда её всё же пустят к доверителю, – или позволить ей самой поговорить со следователем. Сотрудник отказался выполнять обе просьбы и попросил подождать ещё.

Через какое-то время дверь из дежурной части в отдел открылась. И Яшина решила воспользоваться этим, чтобы самостоятельно подняться в следственный кабинет – и наконец увидеть доверителя.

АДВОКАТ СВЕТЛАНА ЯШИНА

За мной побежал какой-то молодой парень. На лестничном пролёте он попытался меня выпроводить, при этом не представляясь сотрудником полиции. Сказал, что отделение – это не проходной двор. У нас с ним случился конфликт: он хватал меня за руки и пытался скинуть с лестницы, отнять телефон.

Яшина начала записывать происходящее на диктофон – и тогда мужчина оставил её. После этого адвокату всё же удалось зайти в следственный кабинет. Но находившийся там сотрудник заявил ей, что следственные действия с Кадаевым начнутся через час. Адвокат попросила дать возможность обсудить с доверителем позицию защиты – но следователь отказал. Он объяснил, что с задержанным работают оперативные сотрудники.

Через час в кабинет, где ожидала Яшина, привели Кадаева. По её словам, он был избит: на спине и лице были ссадины, а на правую ногу он опирался с трудом. Она попросила снять с него наручники, чтобы зафиксировать телесные повреждения, – однако сотрудники проигнорировали её просьбы. Тогда адвокат стала снимать разговор с сотрудниками на видео. Это подействовало – и наручники всё же сняли.

Адвокат также потребовала, чтобы Кадаеву вызвали скорую помощь. С её слов, правоохранители согласились это сделать – но за несколько часов, в течение которых продолжались следственные действия, скорая так и не приехала.

Кроме того, Яшина подчеркнула, что перед началом следственных действий ей не показали постановление о возбуждении уголовного дела, рапорт о задержании в порядке ст. 91 УПК и сведения о составе группы, осуществлявшей задержание. «Когда я стала указывать в протоколе, что мне не дают эти документы, они начали бегать, – рассказывает адвокат. – Составлялись документы прямо при мне, грубо говоря, на коленке». На её вопросы о повреждениях на теле Кадаева сотрудники ответили, что он якобы оказывал сопротивление при задержании. При этом они не смогли конкретизировать, когда и как это происходило.

На следующий день следователь подал в суд ходатайство об избрании Кадаеву меры пресечения в виде содержания под стражей. Из материалов, направленных в суд, Яшина узнала, что до её прихода следователи провели опознание Кадаева. Она рассказала, что это было сделано с грубыми процессуальными нарушениями, которые могут повлиять на ход дела. Адвокат пояснила, что Кадаев – чеченец, а в качестве статистов на опознание привели двух таджиков. Кроме того, он один был избит и закован в наручники. Яшина полагает, что таким образом оперативники прямо указали свидетелям, кого им нужно опознать. Она уверена, что её умышленно заставили ждать в дежурной части, пока происходило это опознание.

По мнению Яшиной, сотрудники нарушили права Кадаева на защиту – и её профессиональные права. Поэтому она направила жалобы на действия сотрудников в СК, УСБ МВД и в прокуратуру. Защитница пояснила, что писала жалобы от руки и не смогла оперативно предоставить «Улице» фото документов. С её слов, в числе прочего в жалобе она указала, что протокол задержания Кадаева был составлен с опозданием в сутки, а его опознание прошло без адвоката. Также она пожаловалась на то, что сотрудники не дали ей беспрепятственно пройти к подзащитному и пытались столкнуть с лестницы. Адвокат потребовала провести проверку по этим жалобам.

Яшина также думает над тем, чтобы обратиться в Комиссию по защите прав адвокатов АП Самарской области, в которой она состоит. Но защитница отмечает, что ситуация с которой она столкнулась, не единичная. По её мнению, адвокатов часто отказываются пускать к подзащитному сразу же по приезде в отдел полиции. И именно в этот момент права подзащитных могут быть нарушены. «Почти везде, когда адвокат приходит в ОМВД, сначала дежурный созванивается со следователем. Если ему не нужно, чтобы я как адвокат там была, то просят подождать, пока за мной придут, – объясняет Яшина. – Начинается возня с жалобами. Попробуй докажи, что ты была в дежурной части, когда проводили следственные действия! Кто будет затребовать видео, проверять звонки?»

По мнению Яшиной, решить эту проблему можно только предоставив адвокатам право беспрепятственного доступа в ОВД – наравне с прокурорами. Она планирует обратиться в ФПА с просьбой поднять этот вопрос.

АДВОКАТ СВЕТЛАНА ЯШИНА

Все конфликты возникают из-за того, что адвокат не может пройти к подзащитному в ОМВД, когда его только задержали. Если бы у адвоката было такое право, он бы отметился на входе, как, например, сотрудники прокуратуры, прошёл в следственный отдел, постучался в кабинет и всё: вот мой ордер, вот я. И не было бы этих проблем.

«Улица» направила запрос в пресс-службу УМВД по ЮВАО Москвы, но пока не получила ответа. Президент АП Самарской области Татьяна Бутовченко не стала комментировать ситуацию, поскольку ей неизвестны обстоятельства инцидента. Она объяснила, что Яшина пока не обращалась в палату.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.