Карельский СК вновь отказал в возбуждении уголовных дел против сотрудников печально известной ИК-7

Представитель Следственного комитета Республики Карелия Лариса Стребкова вынесла повторный отказ в возбуждении уголовных дел по жалобам заключенных ИК-7 Хазбулата Габзаева и Зелимхана Гелисханова, сообщавших о пытках. Напомним, что предыдущий аналогичный отказ Стребковой был отменен прокуратурой вскоре после освобождения Ильдара Дадина.

Как и в прошлый раз следователи не нашли доказательств пыток заключенных: 

«Заявления Гелисханова З.И. о постоянных избиениях, издевательствах, унижениях, оскорблениях, невыносимых условиях содержания в отношении других осужденных проверены и не нашли своего подтверждения».

«За период нахождения Габзаева Х.С. в исправительном учреждении ИК-7 не установлено фактов совершения в отношении него противоправных действий, в том числе 26.10 2016 и 27.10.2016, а также применения к нему физической силы и специальных средств».

Таким образом, следствие пришло к выводу, что в действиях начальника ИК-7 Сергея Коссиева и других сотрудников отсутствует состав преступления.

При этом, в отказе по жалобе Габзаева, как и прошлый раз, подчеркивается, что его он является злостным нарушителем правил внутреннего распорядка и неоднократно водворялся в ШИЗО за то, что молился.

Кроме того, следователи тщательно опросили и приняли к сведению показания сотрудников колонии, а вот к свидетельствам заключенного Мурата Нагоева, который СЛЫШАЛ, как избивали Габзаева, следствие «относится критически», так как он находился в другой камере и не мог этого ВИДЕТЬ.

Что интересно, в отказе по жалобе Гелисханова сказано, что свидетельством неправоты Гелисханова является видеозапись от 21 апреля 2016 с персонального аудио-видеорегистратора. До этого руководство ИК-7 утверждало, что все видеозаписи хранятся только тридцать дней.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.