Что и как сфальсифицировано в деле о пытках в полиции Марины Рузаевой

Вина подсудимого полностью подтверждается как показаниями самого подсудимого Лысых С.И. подтвердившего факт фальсификации протокола, так и исследованными в судебном заседании материалами дела, показаниями свидетелей о том, что они не присутствовали на проведенных подсудимым следственных действиях. И показаниями его коллег, которые говорили о том, что кроме подсудимого, который будучи следователем, является лицом самостоятельным и самостоятельно принимающим решения по делу, доступа к материалам уголовного дела не имел никто, так как документы хранятся в опечатанном подсудимым сейфе. Версию подсудимого о том, что кто-то кроме следователя заинтересован или мог вложить сфальсифицированный протокол, с поддельными подписями понятых, в материалы дела, опровергает допрошенный в суде свидетель Назыров, а сама версия о подлоге не выдерживает никакой критики и выглядит как способ избежать ответственности за совершенное им преступление против правосудия. Потому что первым рукописным протоколом с сфальсифицированными подписями понятых следователь осматривает и изымает вещи, а вторым печатным, более подробным протоколом с сфальсифицированными подписями понятых, подробно осматриваются, описываются и упаковываются вещи и медкарты, о чём и говорит свидетель Назыров Р.В. Версия о том, что какое-то третье лицо могло подробно осматривать, описывать и упаковывать вещи, приобщаемые подсудимым в качестве доказательств к материалам уголовного дела звучит просто абсурдно.

Более того, на протяжении 6 месяцев расследования уголовного дела №85905 подсудимым Лысых С.И. самостоятельно были проведены и другие следственные действия содержащие процессуальные нарушения, результаты которых признаны прокурором г. Усолье-Сибирское Бортниковым недопустимыми доказательствами по делу. В результате чего расследование уголовного дела затянулось на более чем 4 года. Считаю, что все действия следователя были направлены на то, чтоб обвиняемые по уголовному делу №85905 избежали ответственности.

Доводы свидетеля Назырова Р.В. о том, что сфальсифицированные протоколы не повлияли на принятые им решения о прекращении уголовного дела №85905 не подтверждаются исследованными в суде материалами дела, в том числе и сам свидетель подтвердил то, что принятые им постановления о прекращении признаны незаконными и в последствии были отменены.

Прошу суд обратить внимание на то, что действия подсудимого Лысых С.И. кардинально повлияли в дальнейшем на все принятые решения по делу другими следователями и прокуратурой по следующим основаниям:

Анализ материалов уголовного дела №85905, показал, что за период расследования уголовное дело было «развалено» именно подсудимым на предварительном расследовании и впоследствии прокуратурой были выявлены грубые процессуальные нарушения.

В ходе проведения предварительного расследования по уголовному делу №85905 именно подсудимым были допущены преступные действия, выраженные в фальсификации доказательств по уголовному делу, не понимать последствий которых он не мог, так как имеет юридическое образование и является следователем. Из-за чего было возбуждено уголовное дело № 1180225003800028 о фальсификации. Как равно, имеющие важное значение для дела доказательства были признаны недопустимыми, были утеряны, ряд доказательств потерял доказательственную силу.

Несмотря на предъявленное Самойлову, Корбуту и Гольченко обвинение 26.12.2016 г. и возвращение прокурором материалов уголовного дела для устранения недостатков, следственными органами была кардинально изменена позиция по уголовному делу и 27.01.2019 г. уголовное дело было прекращено по основанию отсутствия события преступления.

1.Так в материалы уголовного дела № 85905 были внесены следующие изменения:

1) Отсутствовали протоколы опроса соседей пострадавшей, характеризующие Рузаеву М.Ю. с положительной стороны. Но, имелись отрицательно характеризующие опросы соседей кв. №51, где проживал сотрудник МО МВД «Усольский» Яковлев и соседи, имеющие неприязненные отношения; кв №45, с которыми не поддерживается вообще никаких отношений — приобщены к материалам дела как достоверные. В связи с чем характеризующий материал на Рузаеву М.Ю. был собран подсудимым односторонним и недостоверным. При приобщении протоколов опроса к материалам уголовного дела отрицательно характеризующих Рузаеву М.Ю. не исследованы взаимоотношения с лицами, давшими характеристики потерпевшей.

2) В рамках уголовного дела №85905 следственными органами было выставлено одно из требований — дополнительно допросить соседку кв.№41 Потапович О.С., которая в ходе следствия была неоднократно допрошена подсудимым и в ходе очной ставки опровергла ранее данные показания. Более того к событиям 02.01.2016 г. Потапович О.С. не имела никакого отношения и о произошедшем знала только по слухам. Дополнительный допрос Потапович О.С. по факту избиения Рузаевой М.Ю. был нецелесообразным, так как Рузаева М.Ю. неоднократно и подробно давала последовательные показания о том, кто и при каких обстоятельствах, когда и где причинил зафиксированные телесные повреждения, что подтверждается показаниями свидетелей.

3) Не была дана правовая оценка бездействию следственных органов, подсудимого и в том числе и свидетеля Назырова по факту утраты важной по делу улики, которая могла бы помочь подтвердить факт применения спецсредств-наручников к Рузаевой М.Ю. Следствием никак не оценено уничтожение полицией лавочки, к которой пристегивалась потерпевшая во время пыток.

4) Не была дана правовая оценка бездействию следственных органов г. Усолье-Сибирское и подсудимого по факту проведения обысков и осмотра места происшествия только через 3 месяца после события. Это дало обвиняемым Самойлову, Корбуту и Гольченко возможность уничтожить важные по делу улики — электрошокер, наручники, пакет, который Рузаевой М.Ю. надевали на голову.

5) Не дана правовая оценка бездействию следственных органов и подсудимого по установлению обстоятельств приезда Гольченко С.С. и Корбута А.А. за Рузаевой М.Ю. в ее квартиру, для препровождения в отдел полиции.

6) Не дана правовая оценка бездействию следственных органов и подсудимого по установлению обстоятельств приезда Гольченко С.С. и Корбута А.А. к родственникам Рузаевой М.Ю. после избиения и подтверждения факта избиения.

7) Не дана правовая оценка такому факту, когда подозреваемые были допрошены подсудимым в качестве свидетелей и без предоставления адвоката, очные ставки подозреваемых с потерпевшей были проведены аналогично в статусе свидетелей и без предоставления адвоката, в результате абсолютно все показания обвиняемых, данные в ходе предварительного расследования по вине подсудимого признаны недопустимыми доказательствами.

8) Также, не дана правовая оценка бездействию следственных органов и подсудимого по избранию меры пресечения обвиняемым. Учитывая, что обвиняемые никак со следствием не сотрудничали, добровольно орудия преступления не выдали, вину в совершенном преступлении не признали и могли оказывать влияние во время расследования на ход следствия, так как являются действующими сотрудниками. В результате бездействия обвиняемые в последующем отказались от дачи показаний по 51 ст.Конституции РФ, а показания, данные обвиняемыми подсудимому Лысых С.И. ранее- признаны недопустимыми доказательствами.

2.Фальсификация доказательств по уголовному делу повлекла необходимость признания недопустимыми ряда важных доказательств, проведенных на основании сфальсифицированных протоколов и последующих экспертиз, что требует проведения новых следственных действий.

Фальсификация материалов уголовного дела № 85905, допущенная следователем С.И.Лысых напрямую затрагивает права Рузаевой М.Ю., нарушая их, поскольку именно это повлекло неоднократное прекращение уголовного дела № 85905 и невозможность привлечения к ответственности обвиняемых по уголовному делу.

19.01.2016 г., в рамках уголовного дела № 85905 Лысых С.И. были сфальсифицированы:

— протокол осмотра иного помещения (Т.1, л.д. 242-245), в ходе которого было осуществлено изъятие куртки-пуховика, футболки, бридж, принадлежащих Рузаевой М.Ю., бывших на ней во время совершения в отношении нее сотрудниками полиции преступления. Лысых С.И. составил соответствующий протокол, указав в нем ложную информацию об участии в производстве следственных действий понятых Абзаевой А.Л., Русановой И.В., которые фактически на данном следственном действии не присутствовали. Факт производства, содержание, ход и результат следственного действия при них удостоверен не был. При этом, Лысых С.И. организовал подделку подписей от их имени.

— протокол осмотра предметов (Т.1 л.д. 246-248) – куртки-пуховика, футболки, бридж и медицинских карт, принадлежащих М.Ю.Рузаевой. Лысых С.И. составил соответствующий протокол, указав в нем ложную информацию об участии в производстве следственных действий понятых Анетько Е.Ф., Петровой А.А., которые фактически на данном следственном действии не присутствовали. Факт производства, содержание, ход и результат следственного действия при них удостоверен не был. При этом, Лысых С.И. организовал подделку подписей от их имени.

В связи с тем, что представленные вещи были изъяты в нарушение предусмотренной УПК Российской Федерации процедуры – следующие заключения экспертов по уголовному делу№ 85905 не могут являться допустимым доказательством, а именно:

1) заключение эксперта по материалам проверки, зарегистрированным в КРСП № 2 от 26.01.2016 г. № 76/4-5 (Т.5, л.д.19-24). Для производства судебной трасологической экспертизы поступили: куртка, фуфайка (в постановлении футболка), бриджи Рузаевой М.Ю. изъятые Лысых С.И. 19.01.2016 г. по сфальсифицированному протоколу. В ходе экспертизы эксперт отвечал на вопрос (1) «Какие следы и повреждения имеются на куртке, футболке и бриджах Рузаевой М.Ю.?»., (2) «Какой механизм образования повреждений, имеющихся на куртке, футболке и бриджах Рузаевой М.Ю.», (3) «Могли ли данные повреждения образоваться в результате воздействия (удара) электрошокером?», (4) «Могут ли не оставаться следы от воздействия (ударов) электрошокера на одежде. Представленной на экспертизу?».

2) заключении эксперта по уголовному делу № 85905 от 16.05.2016 г. № 367/4-1 (Т.5, л.д.37-39). Для производства судебной трасологической экспертизы поступили: куртка, фуфайка (в постановлении футболка), изъятые Лысых С.И. 19.01.2016 г. по сфальсифицированному протоколу, а также электрошокер. На разрешение эксперта был поставлен вопрос: (1) «Могут ли оставаться следы от воздействия (удара) электрошокера на одежде, представленной эксперту, представленным на экспертизу электрошокером?».

3) заключении эксперта № 134 (судебная экспертиза по материалам дела) от 06-14 июня 2016 г. (Т.5, л.д. 44-59). Где, в том числе, перед экспертами был поставлен вопрос № 5 «Могли ли данные телесные повреждения образоваться в результате воздействия (удара) электрошокером, в том числе и при условии, что Рузаева М.Ю. была одета в куртку — пуховик и футболку». На л.д. 51 (стр.8 экспертизы) эксперты оценивают заключение эксперта № 76/4-5 и по результату оценки делают выводы.

Таким образом, комиссионная экспертиза была проведена на основании экспертизы № 76/4-5, проведенной на основании сфальсифицированных доказательств.

4) заключении эксперта № 174 (дополнительная судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) от 28.07-10.08.2016 г. (Т.5, л.д. 63-81). Где перед экспертами был поставлен вопрос «Могли ли имевшиеся у Рузаевой М.Ю. телесные повреждения образоваться в результате воздействия (удара) электрошокером (электричеством) в том числе и при условиях, что Рузаева М.Ю. была одета в куртку-пуховик и футболку? Для производства экспертизы были представлены заключение эксперта № 367/4-1, основанное на сфальсифицированных доказательствах, а также пуховик, футболка и бриджи, изъятые Лысых С.И. по сфальсифицированному протоколу.

5) заключении эксперта № 265 (дополнительная комиссионная судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) от 07.11.-09.11.2016 г. (Т.5., л.д.98-110), для производства которой был представлена изъятая одежда Рузаевой М.Ю. Где на разрешение перед экспертной комиссией был поставлен вопрос «Могли ли имевшиеся у Рузаевой М.Ю. телесные повреждения в виде «ссадины 9 штук с локализацией по средне мышечной линии слева с 5 по 12 ребер овальные под бурыми местами отпадающими корочками диаметром 0,2 см.» (см. заключение экспертов № 134 (проведено по сфальсифицированным доказательствам) образовавшихся от неоднократных (не менее 9) травматических воздействий твердого (ых) предмета (ов) с четко ограниченной травмирующей поверхностью, быть причинены при условиях, если на потерпевшей будет одет пуховик и футболка, учитывая, что на одежде будут отсутствовать повреждения?».

Таким образом, комиссионная экспертиза была проведена на основании экспертизы № 134, проведенной на основании сфальсифицированных доказательств.

6) заключении эксперта № 342 , № 1787/4-1 (дополнительная комплексная судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) от 09.12.-21.12.2019 г. (Т.5., л.д.114-131). Где перед экспертом был поставлен вопрос (4) «Возможно ли причинение вышеуказанных повреждений (9 ссадин) в том числе через одежду Рузаевой М.Ю., в которой она находилась в момент совершения в отношении нее преступления, без повреждения данной одежды: от воздействия электрическим током, от механического воздействия твердым предметом с четко ограниченной поверхностью, размеры и форма которого сопоставимы с размерами и формой повреждений?». В ходе производства экспертизы экспертами было изучено заключение эксперта № 367/4-1, заключение эксперта № 134, заключение эксперта № 174 основанные на сфальсифицированных доказательствах, а на экспертизу была представлена одежда изъятая Лысых С.И. у Рузаевой М.Ю. по сфальсифицированному протоколу.

Таким образом, экспертиза была проведена на основании экспертиз, проведенных по сфальсифицированным доказательствам, а также на основании одежды Рузаевой М.Ю. изъятой по сфальсифицированному протоколу.

7) заключении эксперта № 333/17 (комплексная медико-криминалистическая судебная экспертиза) от 03.11.2017 г. (Т.8, л.д. 10-91). Где перед экспертами были поставлены вопросы: (1) «Имеются ли на представленных куртке, фуфайке (ранее указывалась футболка) и бриджах Рузаевой М.Ю., в которых она находилась в момент совершения в отношении нее преступления какие-либо механические повреждения?…» (2) «Возможно ли образование имеющихся повреждений на представленной куртке, фуфайке (ранее указывалась футболка) и бриджах Рузаевой М.Ю. в которых она находилась в момент совершения в отношении нее преступления? Если да, то от скольки кратного воздействия образовались данные повреждения?» (3) «Возможно ли образование имеющихся повреждений на представленных куртке, фуфайке (ранее указывалась футболка), и бриджах Рузаевой М..Ю. при нанесении ударов по телу электрошокером без включения электрической дуги? Если да, то от скольки кратного воздействия образовались данные повреждения?».

В ходе производства данной экспертизы было исследовано все уголовное дело и экспертизы, проведенные на основании сфальсифицированных доказательств, были исследованы вещи Рузаевой М.Ю. изъятые на основании сфальсифицированного протокола.

8) заключении эксперта № 334/17 (дополнительная комиссионная судебная медицинская экспертиза) от 03.11.2017 г. (Т.8, л.д. 103-190). Где также были поставлены вопросы касающиеся одежды Рузаевой М.Ю. и возникновения у нее телесных повреждений. Как равно, в ходе экспертизы были оценены сфальсифицированные протоколы, изъятые в нарушение предусмотренного УПК РФ порядка вещи Рузаевой М.Ю., проведенные на основании сфальсифицированных доказательств экспертизы, которые, не могут являться допустимыми доказательствами.

9) заключении эксперта № 431 (ситуационная комиссионная судебно-медицинская экспертиза по материалам дела) (Т.13 л.д. 2-50). Эта экспертиза также проводилась по материалам проведенных на основании сфальсифицированных доказательств экспертиз: заключения эксперта по уголовному делу № 85905 от 16.05.2016 г. № 367/4-1, заключения эксперта № 134 (судебная экспертиза по материалам дела) от 06-14 июня 2016 г., — заключения эксперта № 333/17 (комплексная медико-криминалистическая судебная экспертиза) от 03.11.2017, заключения эксперта № 334/17 (дополнительная комиссионная судебная медицинская экспертиза) от 03.11.2017 г.

Поскольку указанная экспертиза была проведена на основании материалов дела – экспертиз, которые не могут быть признаны допустимыми для дела доказательствами, так как проведены на основании сфальсифицированных доказательств (протоколов) и изъятых в нарушение предусмотренного УПК РФ порядка вещей Рузаевой М.Ю. – данная экспертиза также не может быть признана допустимым доказательством для настоящего уголовного дела.

Поэтому мы видим, что действия подсудимого Лысых повлияли на принятые по делу решения о прекращении, что подтверждает то, что свидетель Назыров Р.В. давая показания заблуждается.

De (ех) nihilo nihil (лат.) – из ничего ничто не возникает. В настоящем случае действует принцип «плоды отравленного дерева».

В том случае, если по уголовному делу № 85905 следователем Лысых С.И. были сфальсифицированы самые первоначальные доказательства — протокол осмотра иного помещения и протокол осмотра предметов, а вещи у Рузаевой М.Ю. были изъяты с нарушением процедуры, предусмотренной УПК Российской федерации, то проведенные с оценкой сфальсифицированных доказательств и полученных с нарушением закона вещей, экспертизы – не имеют доказательственной силы и не могут быть признаны допустимыми доказательствами. Это существенно затруднило производство по уголовному делу № 85905 и исключило возможность привлечения к ответственности виновных в превышении полномочий в отношении Рузаевой М.Ю. должностных лиц.

Марина Рузаева и ее муж павел Глущенко (фото «Байкальские вести»)

При этом, не смотря на имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства совершения преступления, подсудимый пытался ввести суд в заблуждение относительно своей непричастности. 17.02.2019 г. в суде Лысых С.И. дал подробные показания о том, как, действуя из ложно понимаемых интересов службы, сфальсифицировал доказательства по уголовному делу № 85905, но так и не признал своей вины и не раскаялся в совершенном преступлении, не загладил свою вину перед потерпевшей. Версия подсудимого Лысых о том, что он фотографировал свидетеля Глущенко и предоставленные свидетелем Глущенко вещи не отражена в протоколе либо других материалах уголовного дела №85905, а так же, суду не предоставлены фотографии, либо носитель, на котором могли храниться фотографии. Поэтому версия подсудимого голословна и направлена на введение суд в заблуждение.

Считаю, что действия подсудимого компрометируют правоохранительные органы, подрывают доверие граждан к сотрудникам правоохранительных органов, затрудняют доступ к осуществлению правосудия.

Учитывая все обстоятельства, а также личность подсудимого, его образование и характеристики, возложенные на него государством обязательства, считаю, что следователь осознавал в полной мере уровень возложенной на него ответственности и тем не менее пошёл на совершение преступления. Не смотря на высокий уровень доверия общества Лысых С.И. воспользовался своим служебным положением и не оправдал возложенное доверие.

В связи с этим, прошу суд признать подсудимого Лысых С.И. виновным в инкриминируемом ему преступлении по ст.303 ч 3 УК РФ (фальсификация доказательств)  и назначить ему максимально суровое наказание, связанное с реальным лишением свободы в пределах санкции статьи.


Марина Рузаева

Святослав Хроменков

Наталия Хроменкова

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.