Алексей Соколов: «Так есть ли COVID-19 в ЛИУ-51?»

Приехали в лечебно-исправительное учреждение №51 г. Нижний Тагил и зарегистрировали заявление на свидание с осуждёнными, которые ранее выразили озабоченность по поводу распространения в учреждении COVID-19 и нарушения их прав в этой связи. В штабе колонии везде развешаны угрожающие объявления, а вот медика, измеряющего температуру у лиц, прибывших в штаб колонии, нет. Да и сам медицинский пост на входе отсутствует.

Вход в канцелярию ЛИУ-51 (фото: Алексей Соколов).

Администрация ЛИУ-51 в свидании с осужденными нам отказала и сослалась на документ, который предоставить они не могут. То есть администрация ЛИУ-51 ограничивает наши права на основании секретного документа! Стали разбираться, что же это за такой секретный документ.

ВРИО начальника ЛИУ-51 Дуб кивает на медиков:  они отказали, а МСЧ — это другое юридическое лицо, поэтому он не компетентен. Главврач ЛИУ-51 Магомедоминов кивает на МСЧ-66 г. Екатеринбург: они дают распоряжение, а он только лишь их выполняет. Никакие документы, ограничивающие наши права, он показывать нам не будет, потому что  не уполномочен на это. «И вообще»,  — говорит нам Магомедоминов, —  «согласно Гражданскому кодексу мы должны направить документ в главк, и оттуда нам ответят».

Чуть ошарашенные услышанным, мы звоним в ГУФСИН, а там нам говорят, что МЧС-66 —  это и вправду другое юридическое лицо, и ГУФСИН не отвечают за их действия. Иначе говоря, звоните во ФСИН России. Мы позвонили во ФСИН, а там нам говорят обратное и просят звонить в ГУФСИН. Круг замкнулся.

«В штабе  размещены угрожающие объявления» (фото: Алексей Соколов).

В сухом остатке: заключённые сообщили о вспышке в ЛИУ-51 COVID-19. Администрация ЛИУ-51 придумала какой-то секретный документ, на основании которого нас нельзя пускать к осужденным. В штабе  размещены угрожающие объявления.
При попытке найти компетентное лицо среди ФСИН России, которое  устранит этот форменный произвол, мы попали в замкнутый круг. Так есть ли COVID-19 в ЛИУ-51?

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" и РООССПЧ "Горячая Линия" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.