Алексей Соколов: «Игра не по правилам…»

Ещё в сентябре 2020 года начальник тавдинской колонии отказал мне в предоставлении свидания с заключенными на основании отсутствия у меня документа об образовании. И даже резолюцию поставил на моем заявлении.

Начальник ИК-19 ГУФСИН России по Свердловской области отказал Алексею Соколову в свидании  с осужденными (фото: Алексей Соколов)

Я подал административный иск в суд, потому что  Конституционный Суд РФ ранее уже выразил свою позицию: законоположения не устанавливают каких-либо требований к уровню образования лица, имеющего право на оказание юридической помощи.

В суде правовая позиция начальника колонии резко поменялась, и он заявил суду, что отказал мне в свидании на основании отсутствия волеизъявления осужденных на встречу со мной. А в доказательство предъявил одного осужденного, который подтвердил, что встречаться со мной не хотел и в дальнейшем отказывается от юридической помощи.

Бедный заключенный, он выглядел таким запуганным и беспомощным, но он все же ответил на мои вопросы, и суд услышал, а секретарь записала в протокол судебного заседания, что в тот день, когда Соколов  прибыл в колонию, ему не сообщили о моем прибытии и никто из администрации ИК-19 его волеизъявление на встречу со мной не выяснял.

Но у суда первой инстанции, видимо, что-то со слухом и, отказывая мне в удовлетворении заявленных требований,  он указал: «отсутствуют данные о волеизъявлении осужденных на встречу с Соколовым, и не предоставление Соколовым документа о наличии юридического образования», поэтому в административном иске было решено отказать.

В суде апелляционной инстанции, в части отсутствия образования, я сослался на правовую позицию Конституционного Суда РФ, а в части отсутствия волеизъявления осужденных я указал на страницу дела, где в протокол судебного заседания черным по белому было вписано: «Осужденный сообщил, что волеизъявление на встречу с Соколовым у него не выясняли».

Кроме этого, другой осужденный, участвовавший в апелляции по ВКС, подтвердил суду, что никто его волеизъявление на встречу с Соколовым не выяснял.

Вот вроде и попались, и начальник колонии, и суд первой инстанции, неправильно применившие нормы закона и не верно истолковавшие обстоятельства по делу, но…

Судебная коллегия Свердловского областного суда отказала мне в удовлетворении жалобы, подтвердив выводы суда первой инстанции: нет высшего юридического образования и отсутствуют данные о волеизъявлении осужденных на встречу с Соколовым.

И опять, мнение осужденных уже второй суд проигнорировал.

Я пошел в кассацию, а один сужденный дополнительно направил свой отзыв на мою жалобу, подтвердив, что волеизъявление на встречу с Соколовым у него никто из сотрудников ИК-19 не выяснял.

Судебная коллегия Седьмого кассационного суда тоже не услышала ни моих доводов, основанных на законе, ни доводов осужденного и поддержала позицию суда первой и апелляционной инстанции.

Когда адвокаты или юристы заявляют, что у суда или исполнительной власти есть свои законы, кодексы и правила, которые не доступны простым смертным, то я реально убедился в этом факте — такие кодексы и законы существуют.

И все же, я подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Мне очень интересно, какие нормы действуют там?

Алексей Соколов, эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»*

*Фонд «В защиту прав заключенных» признан иностранным агентом по решению Минюста

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.