Александр Шестун готовится объявить сухую голодовку

Бывший глава Серпуховского района Александр Шестун продолжает бороться с несправедливостью  и произволу судебно-следственных органов  в отношении него и его семьи. Для этого Шестун  заявил, что объявляет новую голодовку. До этого он уже держал несколько голодовок общей продолжительностью около 180 дней, что сильно отразилось на его здоровье.  Вот текст заявления, которое Александр Шестун  передал журналистам oka.fm: «C 25 ноября 2019 года я, Шестун Александр Вячеславович, содержащийся в СИЗО-1 УФСИН России по г. Москва, объявляю сухую голодовку по причине произвола в отношении меня со стороны судебно-следственных органов.

Полтора года назад меня арестовали после видеообращения к Владимиру Путину, опубликованного в YouTube. В обращении я рассказал об угрозах, которые услышал в свой адрес в здании Администрации Президента. От меня требовали не участвовать в выборах, написать заявление об отставке с поста главы Серпуховского района, а также не мешать работе мусорного полигона «Лесная», отравляющего своей вонью округу. На диктофонной записи, использованной в видеообращении, меня обещают посадить в тюрьму по заказному уголовному делу начальник ГУВП АП Ярин А.В., председатель исполкома ОНФ Кузнецов М.М., генерал ФСБ Ткачев И.И. В день назначения выборов главы Серпуховского района, 13.06.18, мой дом штурмовали 50 автоматчиков ФСБ, задержав меня по ст. 286 УК РФ за постановление 9-летней давности, дважды проверенное судами и 10 раз следователями ГСУ СК РФ по МО. Все проверки закончились выводами: «все законно и обоснованно». Кроме того, это постановление подписывал и.о. главы Серпуховского района Соколов С.А., когда я находился в отпуске. Теперь это уголовное дело по ст. 286 УК РФ следователь Видюков Р.А. закрыл 5.08.19 за отсутствием состава преступления. За что же я тогда полгода сидел в СИЗО? Посадив меня в тюрьму, ко мне не допустили нотариуса, исключив возможность участия в избирательной кампании на пост главы Серпуховского района, несмотря на публичную поддержку моего конституционного права главой ЦИК РФ Панфиловой Э.А. Когда вместо меня на выборы зарегистрировалась моя жена – Юлия Шестун, то ее сняли по суду, признав подписи недостоверными. 

СКР и ФСБ через полгода возбудили новое уголовное дело по ст. 290 УК РФ. Сначала посадили начальника управления по спорту 64-летнюю Гришину Т.Н., обвинив ее в мошенничестве за кражу бюджетных денег. Продержав Гришину несколько месяцев в тюрьме, предложили в обмен на ложные показания о даче взяток Шестуну изменить меру пресечения. Интересы Гришиной после требования силовиков поменять адвоката стал представлять бывший работник прокуратуры Жданович. В 2011 году по моему заявлению о крышевании незаконных казино 12 высокопоставленных сотрудников прокуратуры были арестованы, в том числе, и Жданович. Более года они находились в СИЗО. По многочисленным показаниям, включая показания генерала Буянского, главарем этой прокурорской банды был сын генпрокурора Артем Чайка. А генерал прокуратуры Игнатенко по кличке «Папа», также входивший в руководство этой группировки, при возбуждении уголовного дела сбежал в Польшу. В рамках международного розыска был там задержан и экстрадирован в Россию, под видеокамеры центральных телеканалов. Всех фигурантов «игорного дела» отпустили на свободу из-за предельного срока нахождения в СИЗО под следствием, ведь генпрокуратура так и не подписала обвинительное заключение, и они избежали судебных разбирательств. В результате этого скандала Россия понесла огромные репутационные потери, потому что это уголовное дело весь 2011 год муссировалось всеми ведущими СМИ. Используя неприязненное отношение Ждановича к Шестуну, следователь СКР убедил адвоката повлиять на показания Гришиной, полученные под давлением, так еще и с личной заинтересованностью обвиняемой. 

Не найдя фактических подтверждений голословным показаниям Гришиной, СКР и ФСБ устроили террор жителям района с целью инициирования новых уголовных дел. У предпринимателей требуют показания против Шестуна, а на тех, кто не соглашается, оказывается давление путем возбуждения уголовных дел, угрозы конфискации имущества. Когда этот беспредел начинают освещать местные журналисты, то у главного редактора портала OKA.FM Стаpoверова отбирают через суд квартиру, несмотря на наличие малолетнего ребенка. Мать главного редактора газеты «Ока-инфо» везут на допрос, помещение редакции конфисковывают через суд. Журналистке Владе Русиной сотрудники ФСБ в машине, везя ее на допрос, засовывают заряженный пистолет между ног. Прокуратура вышла с исковым требованием об изъятии имущества у несговорчивых предпринимателей. Красногорский суд за 7 заседаний, не вникая в дело, изъял имущество у 27 бизнесменов, включая иностранные компании, разрушив рабочие коллективы, лишив район налоговых отчислений. Мою многодетную семью с грубейшими нарушениями лишили единственного жилья. Наш жилой дом конфисковали, а пятеро детей, двое из которых малолетние, — стали бомжами. Отобрали все имущество у родственников, которое приобреталось на законных основаниях в советское время.

Я был крупнейшим предпринимателем в районе и показывал еще в 90-х годах по 50-80 миллионов рублей доходов в год. Являлся президентом Серпуховского союза промышленников и предпринимателей, приобрел всю коммерческую недвижимость задолго до того, как избрался на пост главы Серпуховского района. Однако это имущество было конфисковано. Не добившись от предпринимателей нужных показаний против меня, даже при лишении имущества, начали возбуждать уголовные дела.

17.10.19 СКР и ФСБ при обыске у гендиректора «Опытного завода сухих смесей» Дмитрия Рощина подбросили в его квартиру пачку патронов, потребовав показания против меня в обмен на подписку о невыезде. Рощин отказался давать ложные показания, тогда следователи вышли в Протвинский суд с ходатайством об аресте по ст. 222 УК РФ. Судья Сусакин А.Ю. отправил Рощина под домашний арест, несмотря на его заявление в заседаниях о понуждении следователем СКР Писaревым к оговору Шестуна.

Предприниматель Самсонов отказался давать ложные показания против меня в обмен на свободу, тогда в октябре 2019 года его жене устраивают маски-шоу с жестким обыском в жилом доме, изымают ее автомобиль, необходимый для перевозки малолетнего ребенка. Когда Самсонову увозили на допрос в Москву, сотрудники ФСБ порезали колеса автомобиля ее адвоката Огородникова, чтобы он не успел защищать клиентку на следственных действиях.

Не получилось у силовиков и привязать меня к давнему убийству национал-большевика Юрия Червочкина. Его мать участвовала со мной в антимусорных протестах и не поверила в эту чушь. За полтора года пребывания под стражей меня 9 раз перемещали по изоляторам Москвы. В «Лефортово» меня умышленно подсадили к профессиональному бойцу ММА Кодирову, проходящему по делу о терроризме, который напал на меня с заточкой. В Кремлевском централе, СИЗО 99/1, меня избили 20 сотрудников изолятора, экипированных в гермошлемы, с резиновыми дубинками и электрошокерами. Ко мне более 10 раз применяли силу в различных СИЗО. В «Матросской тишине» меня насильственно конвоировали в психиатрическую больницу Кащенко с целью принудительного кормления. А затем переместили в психиатрическую больницу Бутырской тюрьмы — «Кошкин дом». Следствие третирует мою жену, угрожая возбудить на нее уголовное дело за вымогательство, за то, что она просит знакомых о финансовой помощи, ведь семья полностью лишена средств к существованию. Угрожают лишить ее материнских прав за активные действия по моей защите и обращения к президенту. 

Меня незаконно держат под стражей полтора года из-за неверной квалификации статьи 290 УК РФ.  На вменяемый мне период времени якобы получения взяток я не являлся главой администрации района, а был председателем Совета депутатов и не мог влиять на кадровые назначения и выделение финансов, а это в лучшем случае ст. 159 УК РФ. Ко всему прочему мне с огромным количеством нарушений предъявили обвинение и уведомили об окончании следствия, а значит и незаконно начата работа в соответствии со статьей 217 УК по ознакомлению с материалами дела. Я уже более 200 дней отказываюсь от пищи, лишь несколько раз сделав краткие перерывы, потерял 35 кг своего веса, у меня в медицинской карте диагноз «кахексия» (истощение) с индексом дефицита массы тела — 17,2 кг/м2».

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.