Адвокат добилась признания незаконным недопуска к заключенным ангарского СИЗО

Суд признал, что доверители адвоката имеют статус осужденных, поэтому на них распространяются права, предусмотренные УИК РФ, в том числе право на получение квалифицированной юридической помощи.

Адвокат Юлия Чванова отметила, что такой результат был очевидным, поскольку в действительности имели место формальные незаконные основания недопуска. Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Владимирской области Анатолий Ивашкевич отметил, что еще недавно подобные решения были редкостью, однако сейчас меняются законодательство и правоприменительная практика.

10 февраля Муромский городской суд Владимирской области вынес решение, которым признал незаконным непредоставление администрацией СИЗО-6 ГУФСИН по Иркутской области свиданий адвокату АП Владимирской области Юлии Чвановой с доверителями, содержащимися в этом следственном изоляторе.

 

Недопуск адвоката к доверителям

В производстве следователя Первого отдела по расследованию особо важных дел следственного комитета города Иркутска находится уголовное дело, возбужденное по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 212, ч. 3 ст. 321 УК РФ, по фактам дезорганизации деятельности ИК-15 и совершения массовых беспорядков на ее территории. По данному уголовному делу к уголовной ответственности привлечены 19 обвиняемых, в том числе Э., К., С. и К., которым предъявлено обвинение. Адвокат Юлия Чванова на основании соглашения от 25 июня 2021 года оказывает юридическую помощь этим осужденным, которые в настоящее время переведены в иркутское СИЗО-6.

27 августа 2021 года в адрес СИЗО-6 поступило письмо от следователя С. об ограничении адвоката Юлии Чвановой в оказании юридической помощи указанным обвиняемым. В письме следователь просила ограничить адвоката и каких-либо других лиц, не имеющих процессуального статуса в уголовном деле, в оказании юридической помощи обвиняемым. Постановлением этого же следователя в указанный день Юлия Чванова была отведена от участия в производстве по уголовному делу в качестве защитника обвиняемых Э., К., С. и К. В тот же день адвокат прибыла в изолятор для оказания юридической помощи указанным лицам. Несмотря на наличие у нее необходимых документов для организации таких встреч, начальник СИЗО Алексей Иванов отказал ей в свиданиях с заключенными со ссылкой на вышеуказанное письмо следователя С.

Юлия Чванова обратилась с жалобой в АП Владимирской области, где указала, что действия со стороны сотрудников и начальника СИЗО-6 являются незаконными и необоснованными, поскольку ими открыто и вызывающе нарушаются законы, предоставляющие адвокату право на беспрепятственные свидания с осужденными для оказания им квалифицированной юридической помощи по соглашению. «Такие действия со стороны сотрудников и начальника ФКУ СИЗО-6 формируют у них ошибочное понимание места и роли института адвокатуры в государстве и обществе, тем самым подрывают и наносят ущерб ее авторитету», – подчеркивалось в жалобе. В связи с этим Юлия Чванова попросила АП Владимирской области оказать ей содействие в защите нарушенных профессиональных прав и принять соответствующие меры на этот счет.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Владимирской области Анатолий Ивашкевич сообщил, что комиссия поддержала адвоката и направила письмо о недопущении нарушения профессиональных прав адвоката руководителю ФСИН по Иркутской области и в прокуратуру вышеуказанного региона.

В дальнейшем адвокат направила в Муромский городской суд Владимирской области административный иск к ангарскому СИЗО-6 и его начальнику. Она отмечала, что создание необходимых условий для осуществления адвокатами своих функций на территории исправительного учреждения возложено законом на администрацию такого учреждения. Со ссылкой на положения Закона об адвокатуре Юлия Чванова напомнила, что адвокат вправе беспрепятственно встречаться с доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. «Согласно ч. 1 ст. 18 указанного федерального закона вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются», – подчеркивалось в административном иске.

Там также отмечалось, что данное право адвоката призвано реально обеспечить осужденному право на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированное ст. 48 Конституции РФ. «Согласно п. 71 и п. 79 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 года № 295, разрешение на свидание дается начальником исправительного учреждения, лицом, его замещающим либо назначенным приказом начальника ИУ ответственным по ИУ, в выходные и праздничные дни по заявлению (в том числе посредством электронной записи) осужденного либо лица, прибывшего к нему на свидание. Каких-либо дополнительных норм, носящих ограничительный характер предоставления осужденному свиданий с адвокатом, закон не предусматривает», – резюмировалось в документе.

Таким образом, Юлия Чванова просила суд признать незаконным бездействие администрации СИЗО-6, выразившееся в недопуске к осужденными Э., С., К., К., и обязать изолятор восстановить ее нарушенное право путем предоставления свиданий с доверителями. Впоследствии к участию в деле в качестве соответчика привлечена ФСИН России.

 

Адвокат узнала, что недопуск был согласован между региональными УФСИН и СК

В декабре 2021 года Юлия Чванова направила жалобы в ряд инстанций на действия врио руководителя ГУФСИН России по Иркутской области, которые, по ее мнению, привели к тому, что ее не допустили к доверителям, содержащимся в СИЗО. Поводом для обращения с жалобами стало то, что в распоряжении Юлии Чвановой появился документ, из содержания которого стало ясно, что ее недопуск был согласован иркутским УФСИН с региональным СК. Как следует из документа, 27 августа врио заместителя начальника ГУФСИН России по Иркутской области Андрей Ладан обратился к руководителю СУ СКР по Иркутской области Анатолию Ситникову с просьбой решить вопрос о целесообразности допуска адвоката к двум заключенным ангарского СИЗО.

«При встрече с вышеуказанными лицами Юлия Чванова обсуждала обстоятельства совершенного в период с 9 по 11 апреля 2020 года бунта в ИК-15, предлагала представлять их интересы в суде по уголовным делам, где они признаны потерпевшими, о применении к ним насилия во время содержания в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Иркутской области, при этом сообщила, что намерена доказать, что насильственные действия, совершенные в отношении них в ГУФСИН России по Иркутской области, якобы совершались с целью дачи ими необходимых признательных показаний по расследуемому уголовному делу по фактам совершения массовых беспорядков и дезорганизации нормальной деятельности ИК-15», – отмечалось в документе.

В жалобе на имя председателя СКР Александра Бастрыкина, Генерального прокурора Игоря Краснова, директора ФСИН Аркадия Гостева Юлия Чванова сообщила, что обращение Андрея Ладана было направлено на сокрытие совершенных в отношении ряда осужденных преступлений и на затруднение осуществления защиты их прав в связи с совершенными в их отношении насильственными действиями сотрудниками СИЗО-1. Именно это обращение, по мнению адвоката, стало причиной того, что следователем С. было направлено письмо в адрес руководителя СИЗО-6 с просьбой о непредоставлении ей свиданий с рядом осужденных.

По словам адвоката, сотрудниками СИЗО по непосредственному указанию Андрея Ладана был нарушен порядок проведения конфиденциальных встреч с двумя заключенными, так как из текста его обращения явно следует, что на протяжении всех встреч велись прослушивание и запись разговоров адвоката с осужденными, что противоречит действующему законодательству. «Полагаю, что в действиях врио заместителя начальника ГУФСИН России по Иркутской области Андрея Ладана, выраженных, в частности, в направлении вышеуказанного письма руководителю СУ СК России по Иркутской области Анатолию Ситникову, усматривается коррумпированность сотрудников ГУФСИН России по Иркутской области, СУ СК России по Иркутской области, которые всячески пытаются скрыть совершенные преступления в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Иркутской области», – отмечалось в жалобе.

Адвокат также отмечала, что должностные лица иркутских областных ГУФСИН и СУ СК оказывают давление на оперативников и следователей с целью сокрытия совершенных преступлений. В результате этого, по мнению Юлии Чвановой, она как адвокат незаконно и необоснованно лишена возможности встречаться с осужденными и оказывать им квалифицированную юридическую помощь, а также нарушены права осужденных на получение юридической помощи и защиту своих прав как потерпевших лиц в результате совершенных преступлений. В связи с этим Юлия Чванова просила провести проверку изложенных в ее жалобе и обращении доводов. Аналогичное по содержанию обращение адвокат направила и Президенту России Владимиру Путину.

В ответ на обращения адвоката указанные инстанции рекомендовали Юлии Чвановой обратиться непосредственно в Главное оперативное управление ФСИН России и СУ СК России по Иркутской области для решения данной проблемы. Адвокат направила свои обращения в указанные органы, приведя вышеизложенные доводы.

В январе 2022 года ГОУ ФСИН России сообщило Юлии Чвановой, что по результатам проверки было выяснено, что свидания с осужденными проходили наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. Доводы, изложенные в обращении, о нарушениях, совершенных отдельными должностными лицами ГУФСИН России по Иркутской области, своего объективного подтверждения не нашли, указало ведомство.

Рассмотрев обращение адвоката, СУ СК России по Иркутской области разъяснило, что нарушения норм уголовно-процессуального законодательства следователем С. не допущено. Следственное управление посчитало, что доводы адвоката о коррумпированности сотрудников ГУФСИН России по Иркутской области и Следственного управления голословны и не основаны на каких-либо фактах.

 

Суд удовлетворил требования адвоката

13 января 2022 года производство по делу в части требований о признании незаконным недопуска администрацией СИЗО-6 к осужденному С. прекращено в связи с отказом Юлии Чвановой от административного иска в этой части, остальные требования были рассмотрены Муромским городским судом.

В судебном заседании Юлия Чванова поддержала свои исковые требования и пояснила, что несмотря на то, что Э., К. и К. переведены в СИЗО-6 на основании постановления следователя С., они имеют статус осужденных, поэтому на них распространяются права, предусмотренные УИК РФ, в том числе право на получение квалифицированной юридической помощи. В связи с этим адвокат указывала, что ссылка начальника СИЗО-6 Алексея Иванова на постановление следователя об ограничении ее как адвоката в оказании юридической помощи осужденным является незаконной и основанной на неверном толковании норм права. Она подчеркнула, что она не является защитником по уголовному делу, по которому Э., К. и К. имеют статус обвиняемых, в связи с чем разрешения следователя на свидание со своими доверителями ей не требуется.

Юлия Чванова отметила, что в июле 2021 года данные доверители сообщили ей о совершенных в отношении них неправомерных действиях в СИЗО-1 после произошедших в 2020 году в ИК-15 беспорядков. Ею составлены акты опросов и сообщения о преступлениях, которые направлены в Следственный комитет. 27 августа 2021 года целью ее приезда в СИЗО-6 являлось согласование позиции с указанными осужденными по жалобам в порядке ст. 125 УПК РФ на бездействие должностных лиц Следственного комитета.

Представитель административных ответчиков СИЗО-6 и ФСИН России административные исковые требования не признала. Она указала, что в данном случае уполномоченным лицом является следователь С., которая направила в адрес начальника СИЗО-6 постановление об отводе адвоката Юлии Чвановой в качестве защитника обвиняемых К., К., Э. по уголовному делу и письмо об ограничении адвоката от оказания юридической помощи указанным обвиняемым. Таким образом, представитель ответчиков отмечал, что действия по непредоставлению административному истцу свиданий с обвиняемыми являются законными, обоснованными и совершены в соответствии с действующим законодательством, регламентирующим содержание подозреваемых, обвиняемых в следственном изоляторе.

Рассмотрев дело, суд напомнил, что право каждого на судебную защиту и квалифицированную юридическую помощь относится к неотчуждаемым основным правам и свободам человека, принадлежит каждому от рождения, предполагает необходимость его адекватных гарантий, в том числе в отношении лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы (ст. 46, 48 Конституции РФ), и не подлежит ограничению. Суд указал, что порядок предоставления свиданий осужденным к лишению свободы установлен ст. 89 УИК РФ, согласно ч. 4 которой для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Суд разъяснил, что сам факт оставления осужденных к лишению свободы в СИЗО либо их перевод туда из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы для участия в следственных действиях или судебном разбирательстве не меняет и не может менять основания и условия исполнения наказания, определенные вступившим в силу приговором суда, и обусловленное приговором правовое положение лица как осужденного.

В этой связи первая инстанция подчеркнула, что в случаях привлечения осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве они содержатся в СИЗО в порядке, установленном Законом о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда (ч. 3 ст. 77.1 УИК РФ). Тем самым такие лица сохраняют свой статус осужденных к лишению свободы с присущими этому статусу правами и обязанностями, закрепленными уголовно-исполнительным законом, пояснил суд.

Суд отметил, что указанная правовая позиция сформулирована КС РФ в определениях от 24 декабря 2020 года № 3082-О; от 30 ноября 2021 года № 2630-О и Постановлении от 28 декабря 2020 года № 50-П.

Суд обратил внимание, что положения Закона о содержании под стражей распространяются на подозреваемых и обвиняемых – лиц, которые в соответствии с УПК РФ задержаны по подозрению в совершении преступления либо в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Вместе с тем в СИЗО могут временно содержаться осужденные, привлекаемые к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого. В этом случае их правовое положение определяется уже не указанным законом, а УИК РФ, разъяснил суд.

Суд учел то обстоятельство, что в отношении осужденных К., К. и Э. – обвиняемых по уголовному делу – избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. В связи с этим он признал ссылку представителя административных ответчиков на ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, устанавливающую порядок предоставления свиданий лицам, содержащимся под стражей, несостоятельной как основанную на неверном толковании норм права.

Суд также указал, что в силу п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе, в том числе, беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей). Суд уточнил, что необоснованное ограничение права адвоката на беспрепятственное общение со своим подзащитным влечет нарушение прав как адвоката, так и его доверителя, гарантированных Конституцией РФ и федеральными законами.

Таким образом, ввиду непредоставления Юлии Чвановой рабочих встреч с указанными осужденными она была лишена возможности осуществлять профессиональную деятельность по оказанию юридической помощи осужденным, в том числе в рамках производства по их заявлениям о преступлениях, установил суд. «Наличие писем и постановления следователя С. об ограничении адвоката Юлии Чвановой в оказании юридической помощи указанным осужденным не может умалять право адвоката на предоставление юридической помощи в рамках иных уголовных дел», – указано в решении.

При таких обстоятельствах Муромский городской суд признал незаконным бездействие администрации СИЗО-6, выразившееся в непредоставлении адвокату свидания с осужденными. Поскольку свидания с доверителями до сих пор не были предоставлены, суд обязал администрацию СИЗО предоставить адвокату допуск к заключенным.

 

Очевидное решение

Юлия Чванова сообщила, что очень довольна вынесенным решением. «Оно абсолютно законное, и для меня такой результат был очевидным, поскольку в действительности имели место формальные незаконные основания для моего недопуска со ссылкой на письмо следователя и на то, что на моих подзащитных распространяется Закон о содержании под стражей. Очередная их “выдумка” признана судом незаконной!» – прокомментировала адвокат.

Юлия Чванова полагает, что такое решение имеет значение для всех адвокатов, поскольку многие защитники на сегодняшний день сталкиваются с тем, что им всячески препятствуют в посещении СИЗО, исправительных учреждений.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Владимирской области Анатолий Ивашкевич считает, что судом данное дело было рассмотрено объективно и всесторонне, а само итоговое решение принято законно и обоснованно. Ранее комиссия направляла письмо о недопущении нарушения профессиональных прав адвоката руководителю ФСИН по Иркутской области и в прокуратуру вышеуказанного региона. Анатолий Ивашкевич рассказал, что в ответ на обращения эти органы, проанализировав сложившуюся ситуацию, признавали, что факты недопуска адвоката имеют место, но поскольку дело рассматривалось в судебных инстанциях, они просили ожидать решения суда.

Анатолий Ивашкевич поделился, что как председатель комиссии по защите прав адвокатов он внимательно следил за этим делом, а от Комиссии по защите прав адвокатов в городе Муроме компетентный и профессиональный адвокат оказывал правовую помощь Юлии Чвановой. «Хотелось бы, чтобы это решение устоялось. Оно значимо для практики в области защиты прав адвокатов. Еще пару лет назад подобные решения были редкостью, однако сейчас меняется законодательство, в связи с этим изменяется и практика по рассматриваемой проблеме, что не может не радовать нас. Надеемся, так будет и в дальнейшем», – прокомментировал он.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП ВО добавил, что в ближайшее время будет проведена очередная конференция АП Владимирской области, в рамках которой будет рассмотрено и данное дело, так что проблема недопуска адвокатов и способы ее решения будут доведены до всех делегатов.

 

Источник: https://www.advgazeta.ru

 

Фото: Илья Косыгин / RFE / RL

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.