В Курском СИЗО заключённый с подозрением на коронавирус доведен до тяжелого состояния

10 декабря 2020 года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека президент В.В. Путин, комментируя свою позицию по поводу вмешательства следствия в лечение заключённых, отметил: «…никакого вмешательства быть не должно. Это должны определять специалисты – медики, врачи. Я помню, в «Крестах» был, посмотрел: там зубы драли без анестезии. Но, слава богу, по-моему, ситуация поменялась. Конечно, только медики должны определять, где человека лечить, даже если он находится в местах лишения свободы».

Не знаем, как там в «Крестах» сейчас лечат зубы, но знаем точно, как обстоят дела в СИЗО №1 по Курской области, где начиная с конца прошлого года содержится  Андрей Леонидович Андреев, обвиняемый в участии в экстремистской организации Свидетели Иеговы. Сейчас он находится в медико-санитарной части СИЗО в тяжелом состоянии. Администрация изолятора взялась за лечение мирного верующего лишь после того, как в течение нескольких дней он тщетно пытался добиться медицинской помощи.

Как нам известно, 12 декабря Андрееву измерили температуру, которая оказалась повышенной – 37.6. Через 2 дня ему стало хуже, и у него не было сил даже для написания писем. При этом заключенный уже не знал, какая у него температура, так как больше её никто не мерил. Андреев несколько раз просил отвести его в медчасть, так как ему было очень плохо, и он буквально задыхался. Однако несмотря на наличие симптомов коронавируса, лишь однажды к нему заглянул врач, у которого не было с собой даже градусника.

Есть основания считать, что Андреев – не единственный заключённый Курского СИЗО, болеющий коронавирусом. Заключённые содержатся там в полностью антисанитарных условиях. В частности, Андреев вынужден отбывать заключение в камере без отопления. Кроме того, администрация тасует заключённых: при отправке в суд людей из разных камер приводят в одно небольшое помещение, в котором они в ожидании конвоя могут находиться по нескольку часов. По возвращению из суда их, разумеется, отправляют по своим камерам. В результате создаются все условия для распространения болезни.

Члены Совета по правам человека направляли обращения руководителям органов судейского сообщества, следствия и ФСИН с просьбой принять меры по разгрузке СИЗО в условиях пандемии. Кроме того, СПЧ обращал внимание на то, что пребывание в следственных изоляторах не должно длиться дольше разумного срока. Андреев находится в СИЗО уже больше года. Является ли этот срок разумным? Отвечая на этот вопрос, необходимо учесть, что Андрей – безобидный человек, образцовый муж и отец двух дочерей, в его уголовном деле нет потерпевших, он никого не убил, не ограбил, не обманул. Он лишен свободы только за веру в Бога Иегову. Достаточное ли это основание, чтобы лишать права на человеческое обращение? Судебной системе в Курсе было бы хорошо размышлять над этим вопросом до того, как наступают печальные последствия неправильных ответов

Юрий Давыденко

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.