Обращение сокамерника Льва Пономарева Исломбека Камалова

Исполнительному директору

движения «За право человека»

Пономарёву Льву Александровичу

Прошу защитить, Камалова Исломбека Дилматбековича 10.05.1997 г.р.

Я, Камалов Исломбек Дилматбекович прилетел из отдыха 12.12.18 г. в 19.45 в аэропорт Внуково, из города Стамбул Турция. По прилету в Москву в аэропорту Внуково меня отправили на повторную проверку документов, там меня допрашивали о том, что я делал в Турции г. Стамбул. Я отвечал им на все их вопросы адекватно. Они продержали меня там 1 сутки, кушать не давали, проверяли сумку, забрали мой телефон, потребовали мой пароль от телефона.

После 1 суток 3 человек в гражданской форме не представившись вывели меня на парковку вблизи аэропорта. На улице через служебный выход на парковке стояла машина черного цвета (темно синяя) марки «Шевроле». Положив мою сумку на багажник, они попросили меня сесть на заднее сидение автомобиля, после того, как я сел в машину, с обоих сторон машины сели по одному человеку и один сел за руль.

После этого один из сотрудников аэропорта потребовал выпить мне водку, которая была у него в баклажке, я отказался выпить водку, потому что я мусульманин, я не пью, он сказал, если не выпью, то они меня доставят, я настоял на своем, что не буду пить.

После этого один из них взял меня за ноги, схватил. Один держал меня за руки, чтобы я не сопротивлялся, один взял за волосы и начал пихать мне в рот баклажку с водкой. Я сопротивлялся им, в то же время они наносили мне удары, чтобы я выпил. Я весь алкоголь вылил, плевал.

Алкоголь вылился мне на одежду. Они думая, что я выпил хотя б глоток, отвели меня в отделение полиции в аэропорту Внуково. Там я резко взял и поменял кофту, которая была на мне, потому что на нее вылился алкоголь. Они запрещали мне, я все равно переодел потом вместе с участковым полиции. Уже 2 сотрудников аэропорта и участковый понесли на продувание, проверку на алкоголь в крови.

Там меня проверив (продувшись) на алкоголь, в крови не обнаружили, аппарат показал 0:00. После чего, 2 сотрудника аэропорта, поговорив с участковым полиции в сторонке, забрали меня.

В этот раз мы вышли на парковку, пока меня проверяли на алкоголь один из сотрудников переставил машину чуть подальше стоянки. Там меня попросили сесть в машину, я сел также на заднее сидение, и мы поехали куда-то в районе Внуково.

Везли меня уже 2 человека. Они остановили машину где-то на окраине, с кем-то созвонились. Там стоял один человек в гражданской форме в капюшоне. Он присоединился к сотрудникам аэропорта повторной проверки и завязал мне руки хомутами. После чего вытащил бутылку водки, потребовал пить. Они положили меня лежа на заднее сидение машины. Один взял за ноги, другой держал за плечи, третий начал пихать мне в рот бутылку с водкой и сильно давил на мою челюсть. Я оторвал с рук хомуты, пнул одного, который держал за ноги, одного оттолкнул от себя. Они вышли, закрыли двери, посоветовались. Один подошел и сказал: «сам напросился». Человек в капюшоне куда-то ушел, вышел через 30 минут где-то, принес наручники, потом они одели на меня металлические наручники, снова положили на спину. Я сопротивлялся, один из них начал бить меня, по животу наносил удары сильные. Один держал мой нос закрытым, лил водку прямо на глотку, периодически отпускал нос. Заставили меня выпить полную бутылку водки, потом ушел один человек, который был в капюшоне. Они подождали пока я не уснул пока я спал они отвезли меня в отделение полиции на Проспекте Вернадского. Проснулся я в обезьяннике в районе 5 часов утра 14 числа.

2 сопровождающих сержанта полиции отвезли меня на (продувку) проверку. Там обнаружили алкоголь (1.08). Потом меня обратно отвезли в отдел полиции Вернадского. Мне не давали позвонить, кушать не давали, запрещали иметь с кем-либо контакты (общаться). В обезьяннике уснул, проснулся в 16:00 где-то. Меня охранял один человек в гражданской форме, смотрел за мной. Привезли в отделение полиции людей для проверки документов. Я, дождавшись ухода человека в гражданской форме, позвал девушку у которой проверяли документы, попросил сообщить моей маме, что я нахожусь там в отделении полиции. Успел продиктовать номер с обезьянника. Тут к ней подошел тот человек в гражданской форме, забрал у нее телефон, начал допрашивать и удалил номер, который она записала, сказал, чтобы она больше не подходила ко мне. Потом она ушла, а я надеялся на чудо от всевышнего. Потом меня выпустили из обезьянника, мы зашли (участковый, я и человек в гражданской форме) в помещение для допроса, сказали подписать документы, сказали, что потом вернут вещи. Я подписал, и мы поехали в суд района Вернадского. Со мной поехали 3 сопровождающих в гражданской форме и участковый.

Ждали в суде около 6 часов пока они переделывали мне дела, просили расписаться на бумагах, я расписался. Откуда не возьмись приехала моя мама Качалова Наргиз Иброхимгионовна в суд. Я спросил: откуда? Она сказала, что девушка позвонила и сообщила ей обо мне, что я нахожусь на отделе полиции, а там уже узнала, что я в суде.

В суде мне вынесли вердикт за то, что я якобы дрался с полицейскими (неподчинение сотрудникам), посадили в изолятор на 3 суток на улице Харьковская 1.

В суде я передал маме сумку с вещами, она сказала, что все будет хорошо. Я ей сказал конечно, после окончания срока…

Выпустили меня через заднюю дверь для сотрудников. Там меня ждали 3 человека в гражданской форме с машиной. Мама увидела меня, села к себе в машину. Они поехали на серебристой «Шевроле» без номеров (тонированая).

Поехали быстро, не останавливаясь на красном светофоре. Отвезли меня в отделение полиции в Одинцовском районе (ВДНХ). Поднялись в кабинет, там мы сидели около 5 часов. Там они составляли показания на меня от моих слов с добавлением своих слов; сказали, чтобы я расписался в показаниях и на каких-то бумагах. Я расписался за бумаги, потом меня повели в суд, не давая мне права на звонок.

Отвезли в районный суд Одинцово. В суде вынесли вердикт, посадили на 10 суток в спец. приемник №1 для административных правонарушителей. Там через людей, которые сидят вместе со мной, связался с мамой.

Сообщил, что я нахожусь здесь, осудили за то, что я якобы ругался матом в общественном месте. Хотя я не ругаюсь матом.

21.12.18

подпись

Камалов И.Д.

Оригинал письма Исломбека Камалова 

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.