Любовь Мосеева-Элье: «Дед пропал без вести на 115-й день войны».

Про своего деда мучкапца Еремеева Николая Борисовича, механика местной МТС нашла информацию в Книге памяти Тамбовской области на стр. 394. В 1941 году из рабочего посёлка Мучкапский было мобилизовано сразу пять однофамильцев Еремеевых, разновозрастных: начиная с 38-летних; а одного забрали на фронт в 18 лет через год, видимо.

 

Еремеева Н.Б. Фото сделано предположительно в конце лета 1941 года (фото сделано на улице). Дед Еремеев ещё в домашней кепке; сзади деда стоит какой-то орденоносец, видимо, профессиональный военный или, даже, участник Гражданской войны.

О том, что дед пропал без вести на 115-й день войны 14 октября 1941 года моей многодетной бабушке Ефросинье Петровне власти объявили. Из сообщения Совинформбюро: « В течение 14 октября 1941 года наши войска вели бои с противником на всём фронте и особенно ожесточённые на вяземском, брянском и калининском направлениях. После ожесточённых боёв наши войска оставили г. Мариуполь». 

Тогда нацистские войска уничтожили и взяли в плен за две недели октября 1941 года 1 млн. советских солдат и офицеров, на расстоянии всего 150 км от Москвы — это было «самое дно Великой отечественной войны», потому что приказ Сталина об отходе пришёл слишком поздно. Тогда же началась оккупация Калуги.

Но дед остался жив: 14 октября 1941 года он — рядовой пехотинец был ранен в ногу и попал в окружение и взят в плен, содержался в различных нацистских концлагерях, потому что несколько раз пытался бежать.  на него натравили овчарок; в последний раз побег удался: он бежал из плена с фронтовым товарищем — молодованином Петром, к тому же, они вынесли на руках из плена командира Красной Армии.  Шли на восток и несли командира лесами и болотами, без еды и воды много дней. К сожалению, командир умер у моего деда на руках совсем недалеко от линии фронта; за плен и смерть командира РККА деда осудили на 3 года лагерей/ИТЛ (он отбыл наказание сразу после окончания Второй мировой войны; поэтому моя бабушка Еремеева Ефросинья Петровна говорила: «Для кого война 4 года, а для меня — 7 лет»).

А дед после удачного побега и последующей жёсткой проверки НКВД, предложившей «кровью искупить» плен, вновь возвратился в действующую армию (Украинский фронт), сел за руль военного грузовичка (подвозил артиллерийские снаряды к линии фронта): освобождал город Вену, был награждён медалью «За взятие Вены» (я её в детстве сама видела и держала в руках), встречался с американскими солдатами на реке Эльбе (и рассказывал мне об этом).

Семья Еремеевых, фото 1950-х.

На момент мобилизации Николая Еремеева на фронт его старшему сыну Александру шёл 13-й год, он перешёл в 6-й класс мучкапской школы.  Но сын решил «помочь отцу-фронтовику», поэтому оставил учёбу в школе, убежал из дома по направлению к югу (через станцию Мучкап проходит жд ветка Тамбов — Балашов Юго-Восточной железной дороги, — чтобы воевать юнгой на Черноморском фронте (Александр знал, что на фронт его не мобилизуют в силу возраста, а повоевать юнгой шанс был). Юного мучкапца сняли с поезда:  мать Ефросинья Петровна начала его тут же разыскивать. В результате сын сменил-таки отца, но на трудовом фронте, в мучкапской МТС.

 У деда Коли  7 внуков и внучек и 10 правнучек и правнуков.  Похоронен дед на кладбище в рп Мучкапский Тамбовской области, на своей родине.


Любовь Мосеева-Элье, юрист-правозащитник калужского отделения НОО «За права человека»

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.