Лев Пономарёв: «Пейзаж перед битвой и после неё».

Сколь бы ничтожным событием ни было голосование за поправки, оно проводит некую черту между прошлым и будущим.

Вспомним, что происходило перед этим.

Вторжение в Конституцию сопровождалось силовым прикрытием — в роли главного идеолога поправок выступил бывший директор ФСБ, теперь секретарь Совбеза Николай Патрушев. Это знаковое явление для современной России.

И это личный вызов для меня. Я не могу на него не ответить.

Лев Пономарев (в центре) на акции против произвол силовиков у штаб-квартиры ФСБ на Лубянской площади в Москве. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Статья в «Российской газете», по духу и стилю напоминающая советские передовицы, посвящена разоблачению универсальных ценностей, которые якобы противоречат традиционным ценностям граждан России.

Всю вторую половину своей жизни я посвятил тому, чтобы в современной России установились эти самые универсальные ценности — демократия и уважение к правам человека. Это именно те ценности, к которым пришла Европа, пережившая две мировые войны. И именно они, призванные уберечь мир от подобных катастроф, от тоталитаризма, от принижения личности, неприемлемы для Патрушева. Противопоставлять им особую роль национальных традиций — ничтожная по значимости задача: традиционные ценности есть у всех народов.

В патетическом запале Патрушев даже выходит за рамки отдельно взятой страны: «Россия предлагает возведение национального суверенитета, в том числе культурного и духовно-нравственного, в статус величайшей ценности и основы последующего строительства человеческой цивилизации».

Николай Патрушев в своей программной статье вышел далеко за российские границы. Фото: EPA

Что-то похожее мы уже слышали. Во времена СССР в ходу был лозунг: «Коммунизм — светлое будущее всего человечества». Фразеология другая, но стремление противопоставить себя всему миру, а заодно и осчастливить человечество — все то же. Ждем появления новых научных понятий: диалектический суверенитет и научный патриотизм (прилагательные можно менять местами).

А утверждение, что нашему народу демократия чужда, глубоко унижает российских граждан. Это русофобская позиция.

В истории России было и вечевое народовластие, и земское самоуправление. Уже на нашей памяти страна совершила судьбоносный рывок от советского тоталитаризма к демократическому устройству, и я рад, что принимал в этом самое активное участие.

Перед голосованием по поправкам произошли важные сдвиги в общественном сознании.

Во-первых, в среде оппозиционеров и гражданских активистов никогда не было такого единодушия в оценке действий власти.

И правые, и левые оппозиционеры признают, что обнуление президентского срока — это узурпация власти.

Тактические расхождения — голосовать против поправок или игнорировать процедуру голосования? — не имеют принципиального значения.

Во-вторых, к этой политической оценке присоединились самые разные люди, никогда раньше не относившие себя к оппозиции.

Такой «пейзаж перед битвой» создала сама власть. Она слишком торопится, выдавая тем самым свою неуверенность и уязвимость. Без всяких оснований она снимает карантинные ограничения. Проводит накануне голосования парад неизвестно для кого — ну не для тех же безымянных ветеранов, которые безмолвно выполняли роль статистов на трибуне. Расклеивает через каждые пять метров плакаты о семейных ценностях и прочих скрепах, включенных в виде поправок в Конституцию. Изобретает разные ноу-хау в виде шатров и лавочек для голосования на улицах и во дворах.

Чем, как не страхом перед последствиями, объясняется все это?

А ручки-то дрожат,

как когда-то дрожали у Геннадия Янаева, возглавившего государственный переворот в августе 1991 года.

На наших глазах происходит самоунижение власти, она самостоятельно выставляет себя на всенародное осмеяние.

Теперь уже неважно, ходили граждане на участок, ставили галочку во дворе или бойкотировали голосование. В глазах здравомыслящих людей обнулился не только прошлый, но и будущий срок президента. Битва за легитимность проиграна.

Силовики избивают участника акции против пенсионной реформы в Москве. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

А что ждет нас после битвы?

Атмосфера в стране, накаленная «голосованием», напоминает мне то, что происходило более 30 лет назад. Как и тогда, сейчас появился колоссальный запрос на перемены. Огромное количество людей сознает, что перемены необходимы и неизбежны. Как и в начале 90-х годов, люди выходят с протестом на улицу. И так же, как в то время, сейчас чрезвычайно важно, чтобы протест оставался мирным.

На протяжении всего советского времени писатели-футуристы прогнозировали кровавое развитие событий в случае крушения тоталитарной политической машины. И действительно, трудно было представить мирный переход к демократии и народовластию. Мой друг и коллега по движению «Демократическая Россия» Глеб Якунин, глубоко верующий человек, уповал на Бога. Но я-то знаю, что нам тогда помогло — единство. Даже многие коммунисты, поняв, что страна зашла в тупик, поддержали перемены и объединились с демократами.

Но есть два важных отличия.

Первое.

Тогда в критический момент удалось нейтрализовать силовиков во главе с КГБ — главную опору тоталитарного режима. На улицу вышли сотни тысяч — и силовики отступили.

Сегодня перевес сил пока на стороне тех, кто называет себя наследниками КГБ.

Кордон Росгвардии во время протестных акций в Москве летом 2019 года. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Второе отличие от начала 90-х — раздробленность протеста: позиция общая, но единого фронта нет. Оппозиционные политические структуры: «Яблоко», комитет «НЕТ», «ПАРНАС», «Солидарность», Фонд борьбы с коррупцией Навального, «Гражданская инициатива», либертарианцы — пока не в состоянии объединиться друг с другом и с огромным массивом беспартийных гражданских активистов.

А впереди грандиозная задача — совершить второй этап мирной демократической революции в России, начатой в 90-е годы.

Восстановить через выборы народовластие в стране, как это записано в 1-й главе Конституции РФ. А для того, чтобы их выиграть, надо мирно принудить власть изменить правила, по которым эти выборы проходят. К ним должны быть допущены политические партии и организации всех направлений, за исключением ультрарадикальных. А тут уж без максимального объединения — такого, как 30 лет назад, — не обойтись.

Проекты изменения избирательного законодательства уже разработаны, свои варианты предлагают Движение в защиту прав избирателей «Голос», партия «Яблоко» и другие. Нужно обсудить их, принять общий документ и добиться его исполнения.

До выборов в Госдуму осталось немного времени — чуть больше года. Правозащитные организации готовы инициировать круглый стол для такой работы.

Битва за универсальные ценности будет продолжена.


Лев Пономарёв

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" и РООССПЧ "Горячая Линия" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.