Анна Кречетова: «Риторика дела «Седьмой студии» напоминает процессы над «врагами народа» .

Сегодня в Мещанском суде города Москвы слушается дело «Седьмой студии».  Люди, желавшие попасть на заседание, буквально вынуждены были прорываться сквозь плотную цепь охраны. В здание запустили очень ограниченное число человек.  И в зал заседаний попасть удалось лишь очень немногим. Остальным пришлось смотреть ход заседания по трансляции на 9 этаже.

Гражданские активисты, пришедшие к зданию Мещанского суда, поддержать обвиняемых (фото: Анна Кречетова)

Перед началом слушаний Кирилл Семёнович надевает маску. И, кажется, — это знак: знак того, что происходит со свободой слова и свободой мнений. Что же, знак очень нам всем хорошо понятный. Судья Олеся Менделеева что-то очень быстро и довольно монотонно читает..  Как всегда в таких случаях мало, что понятно, но постоянно  слышны одни и те же  повторяющиеся  выражения: «преступный план», «выполняя указания», «разработка плана», «заведомо недостоверное»,  «преступная группа», , «ранее разработанный преступный план»…  И как-то не очень убедительно она все это читает, надо сказать… Каким-то голосом, словно ей самой очень жаль подсудимых…  Да вот,  жаль ей, но вот снова – «преступный план»… Когда в тексте появляются какие-то новые выражения, судья сама словно оживляется, словно ей и самой становится интересно — что же там ещё?.. Но нет, надежда  обманывает ее и всех нас. И она, голосом разочарования в Серебренникова, в которого, она, кажется, верит до последней секунды, продолжает с интонацией: вот вы какие оказались. Да мы так и знали. Хотя и надеялись…

«Подсудимый», «том 248», «преступная группа», «часть 2 статьи Уголовного кодекса Российской Федерации»…

На самом деле риторика до боли знакомая и что-то очень напоминает… Да-да, 1930-е годы и более всего – наверное, 1937. Процессы над «вредителями», «врагами народа»…

Выходишь подышать, а из окна до верхних этажей слышны требования: «Граждане, убедительная просьба разойтись, соблюдать дистанцию, не препятствовать проходу граждан и проезду автотранспорта. Значит, люди всё ещё стоят и надеются  — пройти, увидеть это, безусловно, значимое историческое событие. Поддержать тех,  кто оказался жертвой наших двойных стандартов в осуществлении правосудия. У всех ещё памятны дела Сердюкова и Васильевой, дело ЮКОСа… дело Захарченко… Суд над Костей Котовым… Закрытие организации «За права человека»… И вот – ещё одна веха в истории отечественного  правосудия. Печальна веха, надо сказать.

И вот он приговор: Софья Апфельбаум –  принимая  во внимание срок давности, освобождена в зале суда

Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский —  условные сроки, арест на часть имущества с конфискации.

И, конечно, к этому еще добавляются значительные штрафы – взыскать 128 миллионов.

Кирилл  Серебренников — 3 года условно, 800 тысяч штрафа.

Итин — 3 года условно и 200 тысяч штрафа. Малобродский — 2 года условно и 300 тысяч штрафа.


Анна Кречетова.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" и РООССПЧ "Горячая Линия" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.