Бунт или не бунт — вот в чем вопрос? Иркутская ОНК заявила о нарушениях прав несовершеннолетних

На прошлой неделе в ходе посещения транзитно-пересылочного отделения ИК-19 Иркутской ОНК было установлено нарушение прав двоих несовершеннолетних: Б. и В., которые, в нарушение действующего законодательства, содержались отдельно друг от друга в камерах № 16 и № 17 совместно со взрослыми осужденными. В. в камере с одним осужденным, Б. в камере с тремя осужденными. В связи с выявленным нарушением ОНК потребовала немедленного перевода несовершеннолетних в отдельные от взрослых осужденных камеры и сделали соответствующую запись в журнале ОНК. В ходе беседы о возможным причинах этапирования несовершеннолетних из АВК (Ангарской воспитательной колонии) несовершеннолетний осужденный Б. пояснил ( в присутствии сокамерников и сопровождающего членов ОНК зам.начальника по воспитательной работе ИК-19, под запись видеорегистратора), что не знает почему его вывезли, что он отбывал наказание в СУСе (СУОН) — специальных условиях содержания. Его разбудили, скрутили и посадили в автозак, где он узнал о бунте в колонии. Больше никаких подробностей осужденный несовершеннолетний пояснить не смог, причину его перевода и помещения в камеру со взрослыми тоже пояснить не смог. От личной беседы отказался.

Сокамерники Б. рассказали ОНК, что Б. поместили к ним в прошедшее воскресенье.

Учитывая, что ОНК были обнаружены нарушения прав несовершеннолетних осужденных, то, что по поступившей уже сегодня (18.08.2017 г.) неподтвержденной пока информации, после отъезда ОНК из колонии — одного из несовершеннолетних (вместо отделения от взрослых) посадили в камеру к осужденному по кличке «Коваль», который может быть прессовщиком, Иркутская ОНК вынуждена была обратиться к Уполномоченному по правам человека в Иркутской области с просьбой о вмешательстве в ситуацию.

Ранее к иркутским правозащитникам поступила информации о волнениях в АВК, произошедших на неделе. Мы не знаем был ли там новый бунт или нет. Неофициальные источники указывали на то, что была пресечена попытка бунта, что якобы был введен «планово» спецназ (АВК окружили в двойное кольцо спецназа и ГИБДД,а воспитанников положили на плацу) и один из зам.начальников Д.А.Киланова (начальника управления) лично прибывал в АВК, чтобы урегулировать конфликт. Или перекрашивать? После чего воспитанников развези в разные СИЗО и учреждения.

Была ли применена физическая сила и спец.средства — нам не известно.

После выборов в 4 созыв Иркутская ОНК стала отличаться не прозрачной работой и закрытостью. Мы уже и не говорим о позиции ГУФСИН… Информацию о состоянии прав человека приходится собирать с трудом. Те из членов ОНК и правозащитники, что профессионально занимаются мониторингом и защитой прав заключенных, находятся в меньшинстве и подвергаются гонениям, в том числе со стороны своих новых псевдоколлег.

Нам известно, что в течение года со времени созыва новой ОНК некоторые из ее новоиспеченных членов так и не посещали места принудительного содержания. За то по вопросу о необходимости донабора правозащитников в Общественную наблюдательную комиссию проголосовали против.

В настоящее время в АВК находится менее 60 воспитанников. На каждого из них приходится где-то по 1,5 сотрудника. Думается, что при должной организации воспитательной работы с каждым из воспитанников можно было бы организовать индивидуальную, в том числе, психологическую работу. При этом, если необходимо, воспитанникам, поддерживающим идею АУЕ можно было бы  оказать дополнительное воспитательное воздействие, а не пользоваться варварскими методами.

Не прошло и двух лет с предыдущего бунта в 2015 году. В настоящее время в суде находится уголовное дело возбужденное в отношении нескольких десятков воспитанников за прошлый бунт. После прошлого бунта всю вину свалили на ОНК, которых ввели свидетелями в уголовное дело, чтобы они не могли заходить с проверками несовершеннолетних, к ответственности привлекли бригадира АВК (за побои, якобы он по своей инициативе бил воспитанников — нам известно об 11 эпизодах). В 4 созыв те из членов ОНК, что защищали воспитанников, как по волшебству, не попали.

По поступившей информации новые волнения пошли из-за попытки администрации «смешать посуду».

Простой способ предоставить каждому одноразовую посуду и избежать ненужного конфликта на почве тюремной субкультуры и понятий, вероятно, никому и в  голову не пришел?

Святослав Хроменков, эксперт ООД «За права человека» в Иркутской области

Сибирь без цензуры