«Следователь надеется, что в деле никто разбираться не будет». В Пензе стартовал процесс по делу «Сети»

КАРТОЧКА ПРОЦЕССА

 Где: Приволжский окружной военный суд.
Кто: Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский.
Статья: создание и участие в террористическом сообществе (ч. 1 и 2 ст. 205.4 УК), незаконное изготовлении и приобретение оружия (ч. 1 ст. 222 УК), покушение на производство и сбыт наркотиков (ч. 1 ст. 228.1 УК), покушение на умышленное повреждение чужого имущества из хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 167 УК).
Стадия: рассмотрение по существу.
Грозит: до 20 лет тюрьмы.

В областном суде Пензы выездная коллегия Приволжского окружного военного суда на этой неделе приступила к рассмотрению уголовного дела в отношении семерых пензенских антифашистов, обвиняемых в создании движения «Сеть» (признано террористическим и запрещено в России — Ред.) и участии в нем. Из оглашенной прокуратурой фабулы обвинения следовало, что подсудимые, по данным ФСБ, готовили теракты для дестабилизации обстановки в стране и насильственной смены власти. Впрочем,

в обвинении не были указаны ни время, ни место, ни способ, ни то, каким образом фигурантами готовились теракты и смена конституционного строя в стране.

Защита обвиняемых уверена: уголовное дело основано лишь на предположениях и показаниях, выбитых у ребят под пытками.

На скамье подсудимых: Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Дмитрий Пчелинцев, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов и Илья Шакурский. Всем им вменяют организацию и участие в террористическом сообществе. Отдельно Шакурского, Пчелинцева и Куксова обвиняют в незаконном изготовлении и приобретение оружия. А Чернову, Кулькову и Иванкину инкриминируют помимо прочего покушение на производство и сбыт наркотиков, Пчелинцеву — покушение на умышленное повреждение чужого имущества.

ФСБ возбудило уголовное дело в отношении участников «Сети» в октябре 2017 года. Спустя месяц в Пензе задержали Шакурского, Куксова, Пчелинцева, Чернова, Сагынбаева и Егора Зорина. Двое пензенцев — Иванкин и Кульков — скрылись и были объявлены в розыск. Позже их задержали в Москве, отвезли в Пензу и арестовали. Следом в Петербурге задержали Виктора Филинкова и Игоря Шишкина. Чуть позже обвинения предъявили еще одному петербуржцу — Юлию Бояршинову. Дело в отношении Филинкова и Бояршинова выделили в отдельное производство и передали в Московский окружной военный суд. В настоящее время суд над ними идет в Петербурге. Другой фигурант дела — Игорь Шишкин — уже осужден на 3,5 года колонии. Он полностью согласился с обвинением, подписал соглашение о сотрудничестве со следствием, дал показания против других обвиняемых и теперь является свидетелем обвинения.

Сейчас в Пензе дело семерых антифашистов рассматривает тройка судей Приволжского окружного военного суда. Процесс стартовал со второй попытки — заседание 25 апреля пришлось отложить по той причине, что из трех судей до Пензы добрался только один, остальные оказались заняты в других делах.

На этой неделе обошлось без переносов. 14 мая, за час до слушаний, у здания суда родных и друзей фигурантов дела поджидали съемочные группы НТВ и местного телеканала.

— Сережа, пойдем, снимем девушек с цветными волосами, — скомандовала оператору журналистка пензенского телеканала. Однако девушки с цветными волосами и остальные родственники отмахнулись от назойливых камер, как от мух.

Заседание началось с оглашения прокурором Сергеем Сергиенко обвинительного заключения.

Дмитрий Пчелинцев. Фото: antifa.fm

Так, по данным ФСБ, не позднее мая 2015 года на территории Пензенской области Пчелинцев и Шакурский совместно с неустановленным лицом с позывным «Тимофей» (дело в отношении которого выделено в отдельное производство) «с целью террористической деятельности» создали межрегиональное анархистское сообщество под условным названием «Сеть». К участию в сообществе его создатели привлекли Шакурского, Чернова, Зорина, Куксова, Кулькова и Иванкина.

Организаторы, как полагает обвинение, планировали создать на территории Пензенской области и других российских регионов боевые группы, привлечь в «Сеть» других анархистов, приобрести идеологическую литературу, разработать методы конспирации, приобрести оружие и обучить им пользоваться остальных участников. Также фигуранты, настаивал обвинитель, планировали совершить нападение на воинские части, сотрудников полиции и офисы «Единой России», чтобы «дестабилизировать работу органов власти».

«Для эффективной работы сообщества», гласит обвинение, участники разработали структуру: руководитель, тактик, разведчик, сапер, связист и медик. Пчелинцев как создатель движения якобы прописал в «Своде «Сети» роли и задачи каждого участника. Роли  определялись «исходя из их умственных, психологических и физических способностей».

Прокурор подробно остановился на роли каждого подсудимого. Так Пчелинцев осуществлял общее руководство, обучал навыкам участия в боевых действиях,  методам конспирации и привлекал новых участников.

Еще одним негласным руководителем выступало то самое «неустановленное лицо» с позывным «Тимофей».

Он проводил разведку местности, устраивал собрания и тренировки, обучал стрельбе из боевого оружия и готовил зажигательные смеси. Чернов и Куксов («связисты») отвечали за подбор и снабжение сообщества средствами связи, следили за соблюдением методов конспирации, учили остальных шифровать информацию.

Шакурский и Иванкин («разведчики») отвечали за разведку местности, изготовление самодельных взрывных устройств, обучение навыкам выживания в дикой природе.

Сагынбаев («сапер») отвечал за подбор и снабжение самодельными взрывными устройствами, компонентами для их изготовления, гранатами, минами, фугасами, зажигательными смесями, учил обращаться со всем этим остальных.

Арман Сагынбаев / Фото: из личного архива

Кульков и «неустановленное лицо» с позывным «Борис» («медики») обучали участников навыкам оказания первой помощи после получения огнестрельных и минных ранений, инструктировали как проводить эвакуацию с поля боя.

В целях безопасности, гласит обвинительное заключение, участники «Сети» имели несколько мобильных телефонов, десяток засекреченных ЭВМ, обмен сообщениями осуществлялся через мессенджер Jabber, «было негласное правило», чтобы у каждого было собственное прозвище.

Прокуратура на суде отмечала, что в июле 2016 года в Петербурге уже образовались региональные ячейки «Сети». Эти  сообщества получили названия «Марсово поле» и «Иордан», а пензенские — «Восход» и «5 ноября». Однако подсудимые настаивают, что так назывались их страйкбольные команды, а вымышленные имена они использовали, в том числе, чтобы обезопасить себя от неонацистов. Как известно,

все арестованные по делу «Сети» интересовались страйкболом и проводили тренировки, которые квалифицируются обвинением как «незаконное овладение навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи».

— В данном объеме вам понятны предъявленные обвинения? Признаете вину? — спросил председательствующий судья у всех обвиняемых. Те ответили, что вину не признают и не понимают обвинения по ст. 205.4 УК РФ (создание и участие в террористическом сообществе). Лишь Кульков и Иванкин согласились с обвинением в покушении на сбыт наркотиков, в остальном — без признаний.

Пчелинцев отдельно отметил, что в обвинительном заключении нет сведений, как пострадала общественная безопасность, также, по его мнению, не информации об объекте преступления, сплоченности и устойчивости движения.

«Я обескуражен, что это бездарно сфабрикованное дело дошло до суда, — сказал Пчелинцев. — В материалах вообще нет данных о том, что мы ранее тесно общались. В таком составе, что сегодня, мы собираемся четвертый раз в жизни».

Шакурский обратил внимание на противоречивость обвинения, заявив, что никогда не имел зашифрованного телефона, никогда не был знаком с ребятами из Петербурга и соответственно не мог обеспечивать связь с ними для проведения тренировок.

«Как с помощью поджогов офисов «Единой России» или воинской части можно дестабилизировать органы власти? На какие решения госорганов мы могли повлиять? И что мы могли требовать? Если изменения конституционного строя, то мы должны были что-то предложить взамен. Но что? Следователь отнесся к делу поверхностно. Он до последнего надеется, что никто разбираться не будет. Я надеюсь, в суде мы убедимся в обратном», — отметил Шакурский.

Илья Шакурский на заседании суда. Фото: antifa.fm

Защитники подсудимых во второй день слушаний 15 мая несколько раз повторяли, что

не понимают, как им защищать подсудимых: выдвинутые обвинения носят абстрактный характер, в деле нет конкретики.

«Им вменяют, что они создали группу, которая незаконно занималась выживанием в условиях дикой природы, незаконно занималась рукопашным боем, незаконно передвигалась строем, незаконно изучала стрейкбольное вооружение. Все признаки страйкбольной команды по принципу военно-патриотической игры. Что в этом запретного?» — спросил адвокат Шакурского Анатолий Вахтеров и вместе с остальными коллегами предложил вернуть дело в прокуратуру.

Представитель надзорного ведомства обвинил адвокатов в излишних эмоциях и ожидаемо был против возврата дела. Суд взял один день на подумать.

На следующий день, 16 мая, судьи решили, что на данном этапе судебного процесса доводов для возвращения дела недостаточно.

Заседание перенесли на 21 мая.

Источник: «Новая газета», 16 мая 2019

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.