Русь сидящая: репрессивное государство, больное общество

Через уголовное и административное преследование прошло более четверти населения РФ. Эксперты объяснили DW механизм тюремного конвейера и рассказали о последствиях для общества.

Четверть россиян, в основном, мужчины, прошли через суды, тюрьмы и колонии или получили другие наказания за преступления разной тяжести. Несмотря на то, что с 2000 года число осужденных в России снижается, страна в 2016 году занимала 1-е место на евразийском континенте и 3-е в мире по количеству заключенных на каждые 100 тысяч населения — 450 человек. По данным Международного центра тюремных исследований (ICPS), больше было только на Сейшельских островах и в США — 770 и 709 человек соответственно. А, например, на каждые 100 тысяч населения Германии приходится 76 лишенных свободы.

Опрошенные DW эксперты объясняют такое большое число судимостей в РФ репрессивной политикой государства, а также низким уровнем работы следствия, судов, прокуратуры и пенитенциарной системы. По мнению наблюдателей, это стало серьезной социальной проблемой, привело к криминализации сознания россиян и продолжает наносить серьезный ущерб обществу.

Почему так много преступников    

В следственных изоляторах, тюрьмах и колониях в 2016 году содержались более 630 тысяч человек. По данным Федеральной службы исполнения наказаний России (ФСИН), почти у половины сроки заключения от 3 до 10 лет. Кроме того, 420 тысяч россиян состояли на учете в уголовно-исполнительной инспекции и отбывали наказания, не связанные с лишением свободы.

Всего за прошлый год в РФ было зарегистрировано более 2 млн преступлений, из них 450 тысяч тяжких и особо тяжких. Выявлено более 1 млн преступников. «Такой высокий уровень преступности напрямую связан с репрессивной политикой государства», — уверена глава фонда помощи «Русь сидящая» Ольга Романова.

Она назвала DW главные причины, по которым, по ее мнению, через тюремный конвейер проходит огромное число российских граждан. «Следствию важна отчетность — если полиция выявила в январе 90 преступлений, то в феврале она должна перевыполнить план до 100, тогда все получат премии», — объясняет Романова, как действует «палочная система государства».

«Судьям разрешено выносить неправосудные приговоры, брать взятки и иметь низкую квалификацию за то, что в делах по избирательным кампаниям они абсолютно лояльны и беспрекословно встают на сторону власти», — говорит эксперт. Не выполняет, по ее словам, свои функции надзора и прокуратура. Как правовой институт она «полностью развалена и превратилась в «кивалу» на суде, в орган, у которого нет прав и обязанностей, но зато есть большие коррупционные возможности».

Кроме того, свидетельствует Романова, из-за несправедливости и зачастую из-за незаконности судебных приговоров в тюрьму попадают невиновные. «Представьте, что 30 процентов всех «сидельцев» — а это более 200 тысяч человек ежегодно — находятся за решеткой без вины только из-за судебных ошибок и равнодушия, когда суду или следствию не хочется разбираться в деле, я уже не говорю о сидящих по заказным или политическим делам», — заявила глава «Руси сидящей».

Среди причин, которые объясняют, почему так много россиян оказывается за решеткой, Романова указала жестокость наказаний, когда «за украденную курицу могут упечь в тюрьму». За минувший год в 16 раз выросло число заключенных, получивших реальные сроки «за перепосты в интернете, оскорбляющие чьи-нибудь чувства».

По мнению эксперта, те, кто расследует и судит, «заинтересованы в репрессиях, чтобы обеспечивать свои организации работой и новыми сотрудниками».

Причины рецидива

«Но ошеломляет не только большое количество осужденных, а и число рецидивов», — подчеркнула Ольга Романова. По данным первого замглавы ФСИН РФ Анатолия Рудого, 85 процентов преступлений совершается теми, кто уже отбывал наказание.

Романова обратила внимание на то, что в названии ФСИН «нет слова «исправление», но есть слово «наказание», потому что никто ничего не собирается исправлять». Это военизированное ведомство, где почти нет гражданских специалистов, а работают силовики. Поэтому в учреждениях ФСИН «нет логики закона, нет соображений о соблюдении прав человека, а есть приказ и его выполнение».

К рецидивам, по словам Романовой, ведет то, что в местах заключения многие осужденные — невиновные или совершившие незначительное преступление — попадают под влияние реальных преступников. Чтобы выжить на скудном пайке — на евро с небольшим в день, «получить сигарету, чай, кусок хлеба, человек идет выполнять поручения блатных и может выйти из тюрьмы закоренелым преступником, готовым на преступления».

Без шансов на поддержку государства

В том, что репрессивная машина работает на то, чтобы сломать человека, убежден и правозащитник, эксперт фонда «В защиту прав заключенных» Петр Курьянов. Он напомнил DW об избиении и пытках в карельской колонии, о которых сообщал активист Ильдар Дадин. «Из колоний и тюрем России выходят озлобленные люди, бывшие в положении рабов, и несут в общество то, что у них  накипело», — говорит Курьянов.

К концу 2016 года из мест заключения вышли 210 тысяч человек. Примерно столько же освобождалось и в каждый предыдущий год. Но программа ресоциализации в России не работает, констатируют собеседники DW. И это еще одна проблема, которая больно бьет и по тем, кто, выйдя на свободу, оказался без поддержки, и по самому обществу.

«Вот сидит передо мной человек, обратившийся к нам в фонд — на работу его не берут, даже если он решил начать жизнь с чистого листа, деньги кончились, социальные связи разорваны, и я понимаю, если мы не поможем, вечером он даст кому-нибудь по башке», — уверен Курьянов. Хотя, по словам Ольги Романовой, официально суммы на ресоциализацию выделяются немалые, «но получают их только НГО типа «Ночных волков» с Хирургом, «Офицеров России» и прочих». «Эти деньги просто разворовываются, а нормальной помощи обделенным людям нет», — считают оба эксперта. Об этом косвенно свидетельствует статистика: за последние 10 лет число насильственных преступлений, совершенных рецидивистами, выросло в 4 раза.

Вышли мы все из ГУЛАГа

«Россия недалеко ушла от ГУЛАГа — лагерной системы при Сталине, когда одна половина сидела, другая сажала», — убежден Петр Курьянов. Вместе с Ольгой Романовой он указал, какие проблемы получило российское общество в связи с усилением репрессивной государственной машины.

Во-первых, это рост преступности и снижение безопасности граждан. Во-вторых, полное их недоверие к судебной и правоохранительной системе. В-третьих, разрушение институционального сознания, когда законы игнорируются и властями, и населением. В-четвертых, пренебрежение правами человека, когда в стране восхваляются «славные подвиги сталинского НКВД», уничтожившего в лагерях миллионы».

В тюрьмы попадает в основном трудоспособное население, разваливаются семьи, снижается рождаемость. «Но гуманизм у нас считается слабостью, отсюда общее ожесточение — это замкнутый круг», — сетует Ольга Романова.

И добавляет, что из-за большого числа прошедших тюремные университеты, Россия стала страной тюремной культуры, «где каждый знает, чем заканчивается строка блатной песни «Владимирский централ — ветер…». Глава «Руси сидящей» убеждена: «Если сам президент говорит на языке блатных, а все понимают, что такое «мочить в сортире» и смеются — значит, общество больно».

Оригинал

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.