Николай Подосокорский: «Как отреагирует российское общество в начале июля?»

Что произойдет 1 июля? Логика авторитарных режимов заключается в том, что автократ должен все время повышать планку — и в применении показательных репрессий, и в имитации всенародной поддержки своих действий. И в том, и в другом случае мы подошли к красной черте, которая вызывает очень сильное раздражение и недовольство и в обществе в целом, и в кругах правящей элиты. Сперва о репрессиях. До какого-то момента при Путине силовики прессовали в основном мэров городов, мешающих выстраивать т.н. вертикаль власти в регионах. Потом выборы мэров почти везде отменили, а нынешние поправки к Конституции должны легитимизировать уже полную фактическую ликвидацию местного самоуправления как такового. После мэров настал черед губернаторов (все эти задержания глав регионов-коррупционеров — Хорошавина, Гайзера и проч.). Затем новой планкой стал арест действующего министра экономики Улюкаева (впервые действующего федерального министра арестовали после 1953 года). Потом пришли за бывшими министрами и полпредами (Абызов, Ишаев). В прошлом году демонстративно нагнули Совет Федерации, оцепив его силовиками для ареста сенатора Арашукова. В мае этого года силовики уже начали кошмарить и епископат РПЦ, считавшийся до последнего времени неприкосновенным. Следующий уровень — это главы госкорпораций, вице-премьеры, и члены семей представителей элиты (проштрафившаяся золотая молодежь, у которой тоже все эти годы был иммунитет на преследования). Телодвижения вокруг ареста главы РВК Александра Повалко — это явный признак обострения клановой борьбы по треугольнику Собянин — Мишустин — Белоусов. Как говорится: лес рубят — щепки летят. Рубить совершенно точно продолжат, и чем тревожнее будут сводки ФСО о падении доверия людей к власти, тем выше начнет подниматься эта планка, тем более мы видели по недавнему интервью секретаря Совбеза, генерала Патрушева, как прогрессирует паранойя в верхах. Кого отдадут на съедение левиафану следующим можно только гадать, но это должна быть очень статусная и влиятельная фигура с узнаваемостью на уровне Анатолия Чубайса или Ксении Собчак, то есть плоть от плоти и кость от кости.

Теперь о голосовании и псевдовыборах. За последние 20 лет Путину было крайне важно показывать стране и миру, что его поддержка среди населения неуклонно растет. Отсюда фетишизация разных соцопросов и рейтингов, отсюда же и рост числа проголосовавших за Путина на президентских выборах — 51,95% в 2000 году, 71,31% в 2004 году, 76,69% в 2018 году. В 2012 году было небольшое отступление перед большим скачком на фоне массовых акций протеста, вызванных фальсификацией результатов парламентских выборов, и тогда Путин испытывал двойной дискомфорт, поскольку опасался непредсказуемых действий со стороны президента Медведева и его окружения. Но с 2018 года стало ясно, что для устойчивости режима уже недостаточно простого большинства от голосующих, а нужно большинство от всех избирателей. Отступать назад нельзя, потому что бронепоезд может лишь тупо идти вперед, либо сойти с рельсов.

На псевдоголосовании 1 июля уже дана команда нарисовать поддержку в более чем 50% от числа всех избирателей (!), и мутные правила проведения этой спецоперации в принципе позволяют это сделать. Собственно прокремлевские СМИ уже отрапортовали в День России о том, что «Владимир Путин убежден, что большинство россиян разделяют позицию о необходимости закрепления в конституции поправок» (заголовок в РИА Новости). По сути это явная команда исполнителям по поводу нужного власти результата голосования. Проблема тут кроется лишь в одном — взрывном росте недоверия общества к этим цифрам. Понятно, что нынешнее голосование сильно отличается от президентских выборов — в нем неудачно сразу всё: и тема, и формат, и время проведения, и пандемия, и нежелание нормальных людей проходить через все эти элементы контроля — проверку температуры и наличия масок, стояние в очередях и т.п. Потом многие реально напуганы ковидом-19 и просто не захотят рисковать ради того, что считается и так уже предрешенным.

Так вот можно уже сейчас задать вопрос: как отреагирует российское общество в начале июля, когда госпропаганда будет вопить о беспрецедентной поддержке путинских поправок, а все независимые медиа — рисовать совсем другую картинку? Не станет ли это детонатором того недовольства, проявление которого предрекают социологи из Группы Белановского, однажды уже предсказавшие подобный всплеск оппозиционной активности, когда его, казалось бы, никто не ожидал? Сейчас, однако, перемены предрекают многие — от политолога Соловья и шамана Габышева (напоминаю про дату предсказания последнего — 6 июля) до лидеров культовых рок-групп (я уже анализировал их песенные манифесты за последние полгода). Очевидно, что само по себе недовольство не может проявиться только от очередной фальсификации — должно произойти что-то еще. А этот год со всей отчетливостью показал, что мы вступили в период турбулентности, как в конце 80-х — начале 90-х годов.

Детонатором тут может стать все, что угодно. Приведу лишь несколько наиболее вероятных гипотез: 1) Громкий арест по беспределу какой-то значимой фигуры вроде Ивана Голунова или Навального, а также другой неадекват со стороны силовиков, который может переполнить чашу терпения. 2) Некая неожиданная масштабная трагедия, вскрывающая беспомощность и античеловечность нынешней системы. 3) Убийство символической фигуры (принесение сакральной жертвы), как это произошло в 2015 году с Борисом Немцовым. 4) Блокировка иностранных соцсетей вроде фейсбука, ютьюба, твиттера и др., а также ряда независимых СМИ с репрессиями в отношении журналистов, пишущих о подводных камнях голосования 1 июля. Есть и другие варианты, и на самом деле последней соломинкой может стать все, что угодно, поскольку власть соскучилась по жестокости, а общество жаждет свободы.


Николай Подосокорский

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" и РООССПЧ "Горячая Линия" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.