Лев Пономарев: Увидеть «Матильду» и умереть

Кто несет ответственность за панику, возникшую вокруг фильма Алексея Учителя?

Недавно объединенная сеть кинотеатров «Синема парк» и «Формула кино» заявила об отказе демонстрировать фильм Алексея Учителя «Матильда». Эта крупнейшая в России сеть принадлежит лояльному власти бизнесмену Александру Мамуту. Вслед за этим в так же лояльном издании «Коммерсантъ» вышла публикация Станислава Кучера, который, будучи встревоженным событиями вокруг «Матильды», призывает всех объединиться в борьбе с мракобесием.

И тут возникает вопрос – а что есть мракобесие? Его нам занесли инопланетяне? Это вирус, которым пришельцы поразили часть населения? Неплохо было бы понять, с чем нам предстоит бороться и как это делать.

С моей точки зрения, Станислав Кучер не договорил главного. Как понимать отказ Мамута демонстрировать «Матильду»? Причин здесь может быть две. Либо он как владелец бизнеса не хочет нести убытки в случае обещанных терактов в кинотеатрах. Любо он опасается, что в результате этих терактов погибнут люди. Более того, в этом случае, его, как владельца, могут обвинить в их гибели, как в свое время пытались назначить владельца «Домодедово» Дмитрия Каменщика виновным в теракте в аэропорту в 2011 году.

Но какими бы соображениями ни руководствовался Александр Мамут, нужно помнить, что это крупный бизнесмен, абсолютно системный, который никогда ни одного шага не сделает без одобрения власти. И очевидно, что отказ показывать «Матильду» был согласован им с Кремлем: либо он по собственной инициативе обратился за советом, либо ему позвонили и рекомендовали принять именно такое решение.

И такой позиции Кремля есть два объяснения, оба из которых одинаково плохие. Первое объяснение — власть сознательно создает тревожную и даже паническую атмосферу в стране, чтобы решать какие-то свои задачи перед президентскими выборами, например, отвлечь россиян от экономической и политической повестки дня: мол, пусть взрывают друг друга, но не вмешиваются в президентскую кампанию. А если и голосуют, то за президента-силовика, который наведет порядок. Такая циничная и наглая политтехнология. И второе объяснение — Кремль потерял управление общественными процессами в России. Для президентской кампании 2012 года Владимир Путин выбрал консервативную повестку дня. И именно развитие этой повестки привело к тому, что мы сейчас наблюдаем. Власть дала толчок опасным тенденциям, но, вероятно, теперь не в состоянии удержать их.

Не секрет, что в православной церкви всегда были люди, придерживающиеся крайних взглядов, фундаменталисты, но до последнего времени руководство РПЦ могло их контролировать. Бывший патриарх Алексий II сдерживал подобные проявления, а потому всевозможные фанатики, хоругвеносцы, противники ИНН, были малочисленными маргинальными группами и не могли навязывать повестку дня ни церкви, ни обществу. Сейчас ситуация иная. Консерватизм, патриотизм, монархизм – в моде. Видимо, сильно изменилась обстановка и внутри церкви. С большим опозданием прокомментировал происходящее председатель Синодального отдела по взаимоотношению Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, который заявил, что РПЦ не поддерживает появление православного экстремизма. Но и это заявление было достаточно осторожным и робким. А реакции патриарха Кирилла мы не услышали до сих пор. Либо он боится делать такое заявление, либо заинтересован в том, чтобы православные экстремисты комфортно себя чувствовали, продолжая беспрепятственно запугивать прокатчиков и население.

Но даже если и власти, и руководству церкви выгодно то, что происходит, есть ощущение, что наблюдаемые нами процессы развиваются стихийно. То, что патриарх и Кремль то ли боятся высказаться, то ли еще не определились с позицией, наглядно демонстрирует, что власть неэффективна. Она не в состоянии прекратить разгул православного экстремизма.

И теперь многое зависит от нас. Общество должно потребовать немедленных действий со стороны силовых структур. Власть обязана приструнить религиозных фанатиков, возбудив уголовные дела по факту запугивания граждан. Хочу напомнить, что силовые структуры в демократическом государстве существуют для того, чтобы защищать общество от преступников, в том числе от террористов и экстремистов.

Именно для таких ситуаций как сегодняшняя и существует в Уголовном кодексе статья 282 – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Она давно противоправно используется против либералов, против тех, кто выступает в защиту свободы и демократии. Но вот мы столкнулись с типичным проявлением экстремизма, когда речь уже идет не только о словах. Призывы религиозных фанатиков действенные, уже произошло несколько насильственных инцидентов, уже адвокат режиссера Учителя вынужден ходить с охраной. Но никакой реакции силовиков мы не наблюдаем, при том, что прекрасно понимаем, что спецслужбы имеют в среде фанатиков своих внедрённых людей и остановить беззаконие им ничего не стоит.

Власть должна гарантировать безопасность зрителей и рекомендовать Александру Мамуту показать «Матильду» в его сети кинотеатров. Министр внутренних дел Колокольцев и руководство ФСБ должны поддержать министра культуры Мединского и дать понять, что правительство способно дать отпор фанатикам. Да и президенту в общем-то пора высказаться, как он относится к вакханалии экстремизма в стране. Это и будет объединенной борьбой с мракобесием. И очевидно, что большая часть общества именно этого ждет и поддержит.

Если власть откажется выполнить то, что должна, это будет еще одним шагом к дестабилизации в стране.

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.