КС рассмотрел дело о законности конфискации картины Брюллова

Конституционный суд 31 января провел публичные слушания по жалобе коллекционера из Германии Александра Певзнера на нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ, позволившие Верховному суду конфисковать у него шедевр Карла Брюллова «Христос во гробе» спустя более года после прекращения уголовного преследования владельца по делу о контрабанде из-за истечения срока давности, сообщает «Коммерсантъ».

Певзнер обжаловал в КС положения ст. 81 УПК, согласно которым «орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации», а также неопределенность ст. 401.6, запрещающую поворот к худшему в суде кассационной инстанции.

Напомним, коллегия по уголовным делам ВС 28 апреля 2016 года признала подлежащей конфискации картину Брюллова как «орудия» преступления, совершенного, по мнению ВС, Певзнером в виде ненадлежащего таможенного оформления культурной ценности: не уплатив пошлину, он получил «преступный доход», а «для достижения преступного результата использовалась оспариваемая картина». Она была приобретена Александром Певзнером и его женой Ириной в Брюсселе, в 2003 году ввезена в Санкт-Петербург, арестована ФСБ и передана на хранение в Государственный Русский музей. Дело дошло до суда лишь через десять лет и было прекращено по сроку давности без рассмотрения по существу и вынесения приговора. Но ВС по представлению Генпрокуратуры признал Певзнера «уклонившимся от наказания», а конфискацию картины — «соразмерной содеянному» и «не ухудшающей положение» владельцев (в том числе не подвергавшейся уголовному преследованию Ирины Певзнер) мерой. По мнению заявителя, конфискация на таком основании имущества у законных владельцев противоречит Конституции и Конвенции по защите прав человека. Жалоба о нарушении презумпции невиновности, прав собственности и принципа правовой определенности направлена заявителем в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Представитель заявителя адвокат Максим Крупский доказывал, что конфискация вещественного доказательства неконституционна, если его использование при подготовке к преступлению, а также само преступление не доказаны, и ущерб, нанесенный при его помощи, не установлен. Применение этой карательной меры за пределами срока поворота к худшему — тем более нарушает Конституцию, поскольку позволяет «в течение жизни лишать бывших обвиняемых прав собственности». Отметим, что Леноблсуд дважды — в апелляционной и кассационной инстанциях — признал, что картину коллекционерам надо вернуть, с чем впоследствии не согласился ВС.

Представители органов власти единодушно заявили, что конфискация орудий преступления не противоречит принципу презумпции невиновности, отказ обвиняемого от борьбы за свое полное оправдание и прекращение его уголовного преследования по «нереабилитирующим» обстоятельствам «не освобождает виновного» от обязательств по возмещению ущерба и компенсации вреда.

Представитель уполномоченного по правам человека в РФ Иван Соловьев назвал позиции властей «высокопрофессиональными и аргументированными».

В научном заключении, подписанном членами Совета по правам человека при президенте РФ Наталией Евдокимовой, Ильей Шаблинским и Сергеем Пашиным, отмечается, что оспоренные нормы соответствуют Конституции, и нежелание обвиняемого продолжать свою защиту может привести к конфискации у него «орудия преступления». В своем выступлении на заседании КС Евдокимова заявила, что выводы СПЧ базируются на позициях ВС и КС. «Я бы и хотела сказать, что надо отдать картину, но не могу», — сказала член СПЧ.

Профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский сказал «Коммерсанту», что настоял на включении в отзыв СПЧ рекомендации разграничить понятия «орудие преступления» и «предметы контрабанды», но сам считает и спорные нормы, и конфискацию картины противоречащими Конституции. Об этом же заявил член СПЧ и член Московской Хельсинкской Группы адвокат Юрий Костанов.

Судья КС в отставке и член СПЧ Тамара Морщакова считает, что спорная статья УПК не могла быть основанием для конфискации картины, поскольку она не учитывает баланс частных и публичных интересов.

Федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, член МХГ Сергей Пашин отмечает, что для конфискации по прекращенному делу должен быть установлен срок давности.

По мнению адвоката Сергея Голубка, выступавшие 31 января в КС правозащитники «не понимают принцип презумпции невиновности и фактически играют в этом деле на стороне госорганов».

Источник

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
Мы не согласны как с самим законом, так и с принятым Минюстом решением.