Что творили силовики в ОВД «Братеево»? 18+

26-летняя москвичка Александра Калужских попала в ОМВД «Братеево». Проект «ОВД-Инфо»* опубликовал полную диктофонную запись допроса. «Новая газета» потребовала от министра внутренних дел Колокольцева провести проверку и дать оценку предполагаемым действиям сотрудников ОВД «Братеево».

Мужские голоса: Заходите <нрзб>.

Силовик (далее — С.): Фамилия ваша?

Александра Калужских (далее — А. К.): Калужских Александра Александровна.

Женщина-силовик (далее — Ж-С.): Где по факту проживаете?

А. К.: Э-э-э… как говорить, типа ну, 51-я <статья Конституции РФ, позволяющая не свидетельствовать против себя>.

Ж-С. <смех>: Ладно. Номер телефона? Для того чтобы вам позвонили и вызвали суд! Только здесь мозги не компостируйте!

А. К.: Э-м, нет, хочу, чтобы мне по почте повестку прислали.

Ж-С: А куда?

А. К.: Ммммм… по регистрации.

Ж-С.: Та-а-а-к, место учебы?

А. К.: 51-я.

Звук удара.

С.: Ща будет небольшой синячок. Давай, вставай, вспоминай, ага, да.

Еще звук удара.

А. К.: <нецензурная брань, выражающая крайнее недоумение от силы нанесенного удара>, <нрзб> если честно.

С.: Ну, мы продолжаем?

Вздох девушки.

С.: Или 51-я?

А. К.: Девушке нормально вопросы такие вообще?

Ж-С.: Нормально.

Все вместе: <нрзб>.

C.: Ты посмотри у тебя <блин> сиськи <нафиг>, вымя висит <нафиг>! Ты на себя посмотри, <блин>. Обезьяна <нафиг>!

Ж-С.: Место учебы…

С.: Я продолжу!

Ж-С.: Место работы либо учебы? Вы работаете?

С.: Ответь на элементарные вопросы и гуляй. Вот мы телефон твой… Дашь телефон, и вот повестку… позвонят тебе. Помощник судьи тебе позвонит. Продолжаем в том же духе…

Вздох девушки.

С.: Да или нет?

А. К.: Ну я ответила уже.

С.: Тогда знаешь как? Какую цель ты преследуешь в своих вот? Ну, мы добьемся… Мы здесь уже… Ну <блин>, уже все здесь были, все лежали. Цель твоя какая? Я тебе говорю, я только, <блин>, вот так вот буду все расценивать в геометрической прогрессии. Нам <до фонаря>. Мы тебя будем…

А. К.: Вы мне угрожаете?

С.: Да! Я тебе угрожаю! Я тебе угрожаю физической расправой!

А. К.: Мне неловко…

Ж-С.: Сколько полных лет вам?

А. К.: Э-э-э, двадцать шесть.

Ж-С.: Рост какой примерно?

А. К.: Я не знаю…

С.: Встань!

Ж-С.: Место работы?

С.: Метр семьдесят восемь или больше.

Ж-С: Вы работаете?

С.: Официально трудоустроена?

А. К.: Я отказываюсь отвечать.

Ж-С.: Откуда узнала о проведении митинга?!

Неизвестный мужской голос: Раз один, <фигач>, конечно…

А. К.: О господи…

Ж-С.: Откуда узнала о проведении митинга?

А. К.: Я не знаю…

Ж-С.: Что?

А. К.: 51-я… Слушайте, знаете, что неловко? То, что у меня лифчика нет… Вы только не смотрите, пожалуйста.

Мужские голоса: Было б на что смотреть там, <блин>.

А. К.: Ой, ну спасибо.

Звук удара.

А.К.: Так, ударили…

Еще звук удара.

А.К.: Ударили по голове, по лицу бутылкой с водой.

C.: Ну?

А. К.: Ой, <блин>.

Вздох.

C.: Она, мне кажется, кайфует от того, что <избиваем> ее.

Силовик № 2: Ну ты посмотри на нее…

С.: Ну да, это чмо, <блин>. Маргиналка <нафиг>. Че, ты думаешь, нам за это че будет? Нам Путин сказал <убивать> их <нафиг, долбоколов>. Все! Путин на нашей стороне! Вы — враги России, вы — враги народа, <нафиг>. Ща <убью> тебя <нафиг, блин>, и все. И дело в шляпе, <получим>. Нам еще и премию за это дадут.

Ж-С.: Глаза какого цвета?

С.: Светло-карие.

Ж-С.: Место работы?

А. К.: Я отказываюсь в соответствии со статьей 51-й Конституции.

С.: Сейчас допрос не ведется. Сейчас идет анкетная часть.

А. К.: Ну я уже все сказала.

С.: Хорошо, <предположительно> Леш.

Силовик № 2 (далее — С. № 2): А?

А. К.: Ай, за волосы больно!

С.: <поет> Бо-о-о-ольно, бо-о-ольно-о-о!<нрзб>.

Неясные шумы.

C.: Ну она не мылась неделю! Да они все такие! Ты на них на всех посмотри.

А. К.: Да мы здесь уже больше трех <нрзб>!

C.: Больше трех <нрзб>, <блин, твою мать>. Мы здесь больше суток <нафиг пофигу>. Есть какие-то… Любовь к себе должна быть какая-то.

Ж-С.: Откуда узнали о проведении митинга?

А. К.: Ой, отказываюсь отвечать, 51-я.

Ж-С.: <Блин>, ради чего это, не понимаю.

Женский голос № 2: Я тоже не понимаю.

Ж-С.: <Долбанутые> вы! Вы <долбанутые>.

А. К.: Меня мужчина при вас избивает, и я — <долбанутая>, да?

Ж-С.: Да! Да!

А. К.: Я поняла.

С.: Так, надо линейку сюда положить <нрзб>.

  1. № 2: Да-да, пальцы <нрзб>.

Ж-С.: Вы, <блин>, живете в этой стране, <трахаетесь, блин>.

А. К.: Вы сейчас говорите про то, чтобы током меня бить?

С.: Да-да, ну придется 220 <Вольт>.

C.: Становись, сейчас девочка тебя сфотографирует, иди…

А. К.: Нет, я отказываюсь от фотографирования.

С.: Нет, это придется.

А. К.: Нет, это не придется.

С.: Давай, давай, вставай, вставай.

А. К.: Только не бейте меня.

С.: Иди, вставай туда.

А. К.: Я не буду вставать туда, я отказываюсь от фотографирования, я подпишу вам отказ от фотографирования.

Ж-С.: Идите в эту…

С.: Все, телефона у тебя нет больше, все <нрзб>.

Звук удара предмета о твердую поверхность.

С.: Полетал немножко. Он стал футбольным мячиком! Он тебе больше не нужен! Он все, он сломан. Ты же не стала…

А. К.: Вы составите протокол об изъятии?

С.: Зачем он мне нужен, протокол об изъятии.

А. К.: Сломали мне экран сейчас…

С.: Получилось так, случайно.

А. К.: Случайно упал, да?

С.: <нрзб>… заходил, поскользнулся. У меня три свидетеля своих <нрзб>.

А. К.: О, вы даже не разбили его, спасибо.

С.: Встать!

Шумы. Люди куда-то идут вдоль коридоров. Слышен истошный женский плач и эхо помещений.

С.: Яковлеву!

А. К.: Ой…

Вздыхает.

«Беседа с пристрастием» силовиков с Александрой Калужких на этом заканчивается. Далее на записи только плач Александры.

 

* Признан иностранным агентом.

 

Фото: Дарья Корнилова

 

Источник: https://novayagazeta.ru

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.