Валентин Богдан: Задача фонда – исправление осужденных

Исполнительный директор фонда «В защиту прав заключенных»* Валентин Богдан рассказал корреспонденту ЗПЧ о задачах, решаемых фондом, и проделанной работе. Среди наиболее ярких кейсов – дело Игоря Нагавкина и несколько уголовных дел в рамках «Иркутского пыточного дела». Однако это всего лишь вершина айсберга. Каждодневная и рутинная работа ведется по письмам и жалобам заключенных. Именно из них складывается невеселая картина жизни за стенами исправительных учреждений.

 

– Валентин Михайлович, расскажите, пожалуйста, о том, чем занимается фонд «В защиту прав заключенных»?

– Деятельность фонда направлена на то, чтобы пенитенциарная система России выполняла одну из главных задач, стоящих перед ней, – исправление осужденных. Вопрос остается актуальным, поскольку процент рецидива преступлений остается достаточно высоким, а следовательно, уголовно-исполнительная система РФ пока недостаточно справляется с поставленной перед ней задачей. Осужденные, покидающие застенки тюрем, выходят озлобленными, униженными, больными, неспособными вернуться в общество, неконкурентными на рынке труда. И большая часть из них снова встает на преступный путь и возвращается обратно. Справедливости ради надо отметить, что ответственность за этот круговорот несет не только ФСИН России, но и другие органы власти, а также гражданское общество, имеющее инертную позицию в разрешении проблем пенитенциарной системы страны.

Фонд «В защиту прав заключенных» оказывает юридическую помощь заключенным и их родственникам по всем правовым вопросам, касающимся не только порядка и условий отбывания наказания, но и по иным вопросам, обозначенным в их обращениях. Сотрудники фонда делятся с родственниками и заключенными многолетней наработанной практикой по защите прав заключенных, тем самым просвещают их и предоставляют инструменты самозащиты (практические рекомендации, обзоры практик и так далее). В тех случаях, когда заключенные или их родственники не в силах осуществлять самозащиту, сотрудники фонда по мере своих возможностей оказывают адресную юридическую помощь и защиту в национальных органах власти.

В приоритетном порядке фонд рассматривает жалобы заключенных на насилие, неоказание медицинской помощи, то есть те обращения, когда имеет место угроза здоровью, жизни и безопасности человека.

 

– О каких наиболее ярких делах вам хотелось бы рассказать?

– В первую очередь, это, конечно, большое «Иркутское пыточное дело», в рамках которого возбуждено и в настоящий момент рассматриваются в судах несколько уголовных дел о пытках и истязаниях заключенных в иркутских ИК-15, СИЗО-1 и СИЗО-6. Фигурантами этих дел являются заключенные-разработки, которые по заданию сотрудников пытали других заключенных. Целью пыток было выбивание признательных показаний – самооговоров и оговоров других – в организации бунта в колонии. Заседания проходят в закрытом режиме, поэтому мы не можем оглашать каки-либо подробности, но можем поделиться тем, с какими мы сталкиваемся трудностями. Потерпевшими по делу проходят люди, которые все еще отбывают свой срок в колониях. И вот их привозят обратно в иркутские СИЗО для участия в судебных заседаниях. И они попадают в руки коллег тех, кто их пытал. Это недопустимая ситуация. На потерпевших и свидетелей, находящихся в застенках в полностью зависимом и беззащитном положении, оказывается колоссальное давление. Естественно, люди начинают ломаться и отказываться от своих показаний. Требуется огромное мужество, чтобы продолжать стоять на своем и изобличать разработчиков и сотрудников ФСИН в такой ситуации. Есть ситуации, когда заключенные-разработчики в свою очередь сами являются пострадавшими от пыток. С одной стороны, они, безусловно, виновны. С другой стороны, какой выбор был у этих людей? Не пытали бы они, пытали бы их. Не дай бог никому оказаться перед таким выбором. Есть в этой кропотливой и зачастую морально очень тяжелой работе адвокатов и правозащитников свои редкие, но от этого более яркие позитивные моменты. Например, решение суда о применении мер безопасности к потерпевшему от пыток Евгению Юрченко. Это решение, на мой взгляд, должно стать прецедентным.

 

– Помимо «Иркутского дела», масштабы которого сложно переоценить, какие еще дела ведет фонд «В защиту прав заключенных»?

– На протяжении длительного времени мы консультируем правозащитника Игоря Нагавкина в его непростом и, безусловно, сфабрикованном деле. Мы также постоянно на связи с его сестрой Натальей Шишлиной по вопросам его незаконного уголовного преследования и последующего вынесения обвинительного приговора. Параллельно мы держим на контроле ситуацию с нарушением его прав и ненадлежащими условиями его содержания в СИЗО, необоснованным водворением в карцер. Фонд заключил соглашения с адвокатами Ильей Говорухиным и Валерием Шухардиным, которые подали в компетентные органы соответствующие жалобы. Илья Говорухин принимал участие в судебных разбирательствах первой и апелляционной инстанциях, Валерий Шухардин – в кассационной. В итоге Игорь Нагавкин после повторного решения апелляционного суда был освобожден и покинул СИЗО. По вопросу обжалования действий сотрудников СИЗО-5 районным судом города Волгограда назначено разбирательство дела, которое в настоящее время не завершено.

Можно также отметить дело Садымова, дело Муминджанова, множество других дел, в которых фонд оказывал юридическую поддержку заключенным. Традиционно мы получаем большое количество запросов с просьбой предоставить юридические консультации по защите прав осужденных, а также выслать им юридическую литературу. Волонтеры фонда распечатывают запрашиваемые нормативные акты и направляют их в колонии. Мы также отправляем в исправительные учреждения издаваемый фондом вестник «В защиту прав заключенных», в котором содержится много полезной и актуальной информации о правах осужденных.

 

– Ваши планы, чем вы намерены заниматься далее?

– Мы продолжим вести дела, которые ведем в настоящий момент. В планах продолжать оказывать юридическую помощь заключенным и их родственникам. В целом направления работы можно условно разделить на: правовое консультирование заключенных и их родственников, а также анализ жалоб и документов, подготовку и направление обращений в органы власти в защиту прав и законных интересов заключенных.

 

* Признан иноагентом.

 

Фото: ЗПЧ

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.