Лев Пономарёв: «Не беспокойтесь: и встретят, и проводят. Куда следует…»

Карантинные ограничения в Москве и ряде других городов в основном сняты. Намечаются парады и «общероссийское голосование», ветераны и члены избиркомов готовятся принять участие.

Но людей, вышедших на улицу с плакатом, продолжают задерживать. На улицах крупных городов не должно быть никакого заметного протеста, и полиция, потея и спотыкаясь, позаботится об этом.

Одиночное пикетирование, разрешенное законом, не требующее уведомлений, не подпадающее ни под какие запреты, в большинстве случаев оканчивается задержанием и протоколом – не за одно, так за другое. Если не за «несанкционированный пикет», то за «неповиновение полиции» или даже за какие-то старые заслуги.

Но а как вам такое? Ребята приехали в Санкт-Петербург на поезде. Ехали на оглашение приговора Виктору Филинкову и Юлию Бояршинову по делу «Сети» (организация, запрещенная на территории РФ), которое состоится 22 июня.
На Московском вокзале их ждали.

Сначала задержали Анну Лойко. Оперативники в штатском в компании с сотрудниками полиции вошли в тамбур поезда, заблокировав выход, и велели всем женщинам приготовить паспорта. Когда очередь дошла до Анны, проверка паспортов закончилась. Ее опросили о цели приезда в Петербург, месте предполагаемого проживания и дали понять, что она находится под подозрением как потенциальная экстремистка.

Потом задержали Дмитрия Иванова, Эмиля Юнусова, Алана Леонгарда и Анастасию Черетанову. Полицейским понадобилось проверить, не находятся ли молодые люди «в розыске или в списках пропавших людей».

Всех задержанных отпустили после «опроса». Понятно, что за ними велась слежка – чем же они вызвали к себе такое пристальное внимание? Может, как ребята из «Сети» (организация запрещена в РФ), любят играть в страйкбол? Но нет, тогда бы с ними поступили круче – запихнули в фургончик ФСБ и повезли пытать электрическим током. Просто их имена, видимо, входят в списки ФСБ, по которым стражи порядка отслеживают все живое в молодежной среде, чтобы найти, за что зацепиться и возбудить дело. Пока не нашли.

 Эта история уже не кажется чем-то незначительным на фоне уголовных дел, которые сейчас возбуждают направо и налево. Она хорошо показывает, что за духовно-нравственные ценности предлагают нам Патрушев с Путиным. Для соблюдения закона и прав человека в них места нет.

Тотальная слежка, беспредел и всевластие чекистов – вот о каких ценностях речь. Оперативники в штатском, встречающие молодых людей на вокзале, и приговоры людям, которых пытали электрическим током, чтобы получить признательные показания, – вот какова стратегия национальной безопасности России на сегодняшний день.

«Принятие поправок в Конституцию Российской Федерации открывает новую страницу в истории Российского государства», – патетически провозглашает Патрушев. С этим трудно не согласиться. Антиконституционный переворот действительно открывает новую страницу. Вот только нужна ли гражданам России такая страница?

Если вы не хотите, чтобы оперативники и полицейские встречали вас на вокзале, голосуйте против поправок к Конституции.


Лев Пономарёв

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.