Кому помешал Дом милосердия в Петровском районе Ставрополья?

В адрес ООД «За права человека» пришло письмо от постояльцев и сотрудников Дома Милосердия, расположенного в селе Высоцкое Петровского района Ставропольского края. Организовал приют для стариков, бездомных и инвалидов сельский священник Петр Гриценко 13 лет назад. Сейчас там дружно, почти как одна семья живут 38 постояльцев. Ухаживают за ними, кормят и лечат 10 сотрудников, включая директора Дома Милосердия «Архангельский глас» Галину Болоцких. Но в последние несколько месяцев жильцы стардома сильно обеспокоены. Зачастили к ним с проверками различные надзорные органы, в том числе районная прокуратура. Проверяющие пугают стариков и инвалидов, говорят, что Дом Милосердия закроют.

Старое здание бывшей сельской больницы, в котором потом расположился Дом престарелых, досталось отцу Петру Гриценко в нагрузку к храму, который пришлось реставрировать в течении нескольких лет. Сельский глава предложил забрать и старую больницу, вдруг на что сгодится. Священник подумал и согласился, планировал со временем открыть там воскресную школу. Но здание перешло к нему вместе с несколькими старичками, которые доживали там свой век. Батюшка решил, что доходит их, а потом уже возьмется за перестройку строения. Но появились новые постояльцы, и священник решил, что коли так сложилось, пусть будет здесь Дом Милосердия.

Люди сюда попадают разные. 27-летняя Света с диагнозом аутизм попала суда по просьбе райсобеса. Она сирота, и после окончания интерната ей дали квартиру и выпустили во взрослую жизнь. К которой девушка с таким видом ментального расстройства оказалось просто не готова.

«У нее зрение минус 13, — рассказывает директор Стардома Галина Болоцких. – И как многие аутисты, она вся в себе. Совершенно оторвана от реальной жизни и не может о себе позаботиться. Ей, правда, дали третью группу сроком на год. А потом сняли. Да она даже покушать себе приготовить не могла. Соседи ее подкармливали два года. А потом уже похлопотали, чтобы ее сюда к нам определили.

Галина Болоцких рассказывает, у Светы скопился большой долг за коммуналку. Батюшка его погасил. А потом в ее квартиру пустили жильцов. Так что пока Свете помогают оформить пенсию, у нее есть пусть небольшой, но доход.

И таких здесь много. Поступают без документов, буквально с улицы. Освободившиеся заключенные, люди, лишившиеся жилья по собственной глупости, или пострадавшие от нечистоплотных родственников. «Архангельский глас» принимает всех, избегая долгой бюрократической волокиты.

Живут в этих стенах и совершенно уникальные постояльцы. Девяностолетняя Алена Алексеевна Гладких много лет проработала в Кремле, охраняла членов правительства. Ежегодно накануне Дня Победы Елена Алексеевна получает поздравительный адрес от главы государства.

Живет здесь 57-летняя Наташа. По своему сознанию она ребенок. У Наташи синдром Дауна. Она играет в куклы, рисует цветными карандашами смешных человечков и помогает своим соседкам по комнате, одна из которых прикована к постели.

По словам персонала, людей в «Архангельский глас» с каждым днем просится все больше. Сюда прибывают постояльцы не только из Ставропольского края, но из соседних регионов – Ростовской области, Краснодарского края, Кабардино-Балкарии. Небольшое строение уже не в состоянии вместить всех желающих. Поэтому пару лет назад батюшка стал строить пристройку. Его мечта – современный  корпус, с большими окнами, широкими коридорами, комнатами, рассчитанными на двух человек, чтобы в каждой был отдельный туалет и умывальник.

Но мечта Петра Гиценко может не осуществиться. А немощные старики и инвалиды в любой момент могут оказаться либо в государственном доме престарелых, либо, если процесс восстановления документов не завершен, и вовсе на улице.

По словам заведующей Дома Милосердия, с января к ним зачастили проверки. До этого лет пять как никто их не трогал. Ведь у заведения статус частного дома, а все люди, проживающие в нем — гости отца Петра. Соцработники заключают через пенсионный фонд с каждым постояльцем договор на патронажное обслуживание, так что с точки зрения закона, придраться не к чему.

И тем ни менее придрались.

«Проверили условия содержания. Какие лекарства даем. Чем кормим, — рассказывает Галина Болоцких. – Продукты у нас практически все свои. У батюшки подсобное хозяйство, коровы. Так что молоко, творог, сметана, мясо, все на стол попадает свежее. Кормим по-домашнему».

Готовят для постояльцев два повара, работают по сменам. Одна из них – Ольга Мамедова, некогда кормила олимпийскую сборную Казахстана по тяжелой атлетике, поэтому о здоровом сбалансированном питании знает все.

«Приезжала к нам и помощник районного прокурора, — продолжает Галина Болоцких. – С каждым постояльцем беседовала отдельно под запись. Спрашивала, было ли у них имущество, куда они его дели, как распорядились. Подозревают видимо, что на батюшку они свое имущество переписывают. А какое у них имущество! Господь с вами! У кого-то 40 лет имуществом были нары, кто-то свою квартиру родственникам отписал. У некоторых бабушек в их домах дети, внуки живут, только сами за своими стариками они ухаживать не захотели. А одинокие просто свои дома побросали да уехали к нам. Эти дома в деревнях отдаленных так и разваливаются».

По словам сотрудников, представители прокуратуры настойчиво рекомендовали постояльцам поискать себе новый приют, так как этот в скором времени все равно закроют.

Работники Стародома говорят, что к травле священника приложил руку глава Петровского района Александр Захарченко, который невзлюбил деятельного батюшку. К слову, работой районной власти люди жители очень не довольны. А отец Петр за многих заступается, может быть поэтому власти он не угоден.

Эксперты ООД «За права человека» взяли ситуацию Стардома «Архангельский глас» под личный контроль. Письмо в защиту стариков уже было направлено Уполномоченному по правам человека в Ставропольском крае Алексею Селюкову.