Фонд «В защиту прав заключенных» поддерживает правозащитную деятельность Татьяны Котляр

Об этом рассказал исполнительный директор фонда Валентин Богдан. Он отметил, что с большим вниманием следит за делом руководителя калужского движения «За права человека» Татьяны Котляр. С 2001 года движение занимается защитой прав мигрантов различных категорий: беженцев, лиц без гражданства, соотечественников, вынужденных переселенцев, трудящихся мигрантов, а также граждан РФ, живущих без прописки (регистрации). Татьяну Котляр не оставляет своим вниманием обнинская прокуратура. В последнем судебном процессе помощник прокурора требовала для правозащитницы три года колонии-поселения. К счастью, суд принял другое решение. Однако Татьяна Котляр не собирается останавливаться в своей правозащитной деятельности, а это значит, что надо ждать новых судов и, возможно, более жестких судебных решений.

Мы неоднократно рассказывали о деле Татьяны Котляр на своих страницах, предлагаем прочитать о правозащитнице и ее деятельности в материале коллег из «Новой газеты».

«Губернатор Анатолий Артамонов, руководивший Калужской областью 20 лет до 2020 года, развивал промышленность, старался привлечь инвесторов, в том числе иностранных, и небезуспешно. Крупные предприятия, появившиеся при нем в регионе (наиболее известный завод «Фольксваген» — лишь одно из них), нуждались в рабочей силе. Был у Артамонова и специфический интерес: население области стабильно составляет чуть более миллиона человек, а если оно окажется ниже этой символической отметки, это понизит и статус региона в глазах федерального центра (электричка оттуда идет сюда час сорок).

В 2006 году указом президента в РФ была введена программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом. Котляр, до 2005 года бывшая депутатом Законодательного собрания области (в 2006-м список «Яблока» не был зарегистрирован), стала одной из тех, кто убедил Артамонова, что Калужская область должна стать участницей программы — регион вступил в нее одним из первых. Благодаря наличию рабочих мест, умеренному климату, инфраструктуре и близости к Москве в Калужскую область, в том числе в Обнинск, рвануло немало «соотечественников» из бывших союзных республик.

Программа обещала им упрощенное получение гражданства, но не тут-то было. Чтобы подать документы на паспорт РФ, надо было сначала где-то зарегистрироваться, а этот вопрос, как чаще всего и вопрос с жильем, вообще не был решен. Приезжим приходилось «покупать» регистрацию у тех, кто умел извлечь из этой ситуации выгоду, и чаще всего это были не те, кто сдавал им углы, — собственники как раз опасались регистрировать у себя приезжих во избежание недоразумений. Регистрация, по старинке называемая «пропиской», нужна, чтобы: устроиться на работу, сходить в поликлинику (лечь в больницу), отдать ребенка в детский сад и школу, оформить счет банке, в конце концов — просто показать полицейским страничку в паспорте, чтобы отвязались.

После 2014 года (не говоря уже о 2022-м) пошел поток беженцев с Украины, параллельно постоянно вливалась та самая «замещающая миграция» в лице (в основном) уроженцев республик Средней Азии — а они испытывают особые сложности как в силу худшего знания русского языка, так и из-за общего к ним отношения.

После обыска у них дома еще в 1982 году в связи с «самиздатом» Котляр выгнали из Мирового центра данных (ВНИИ метеорологии в Обнинске), она успела поработать сторожем и учительницей, но с перестройкой вернулась в научный институт и развернула там общественную активность. Несколько раз она побеждала на выборах в собрание депутатов города и в Калужское законодательное собрание. В числе прочего она сумела добиться сначала в Обнинске, а затем и по области (первой в РФ) исполнения закона о льготах ветеранам труда по оплате коммунальных услуг и проезду на транспорте, которые были введены законом РФ, но никак не обеспечены финансово. Тогда ее в Обнинске чуть ли не на руках носили.

Но правозащитная деятельность обладает собственной логикой (в описываемый исторический период противоположной линии развития государства): вроде бы человек и не собирался убиваться на этом поприще и становиться «юродивым», глядь — а как-то втянулся, все от тебя уже чего-то ждут, и обратного хода нет. Чаще всего невинное начало бывает связано с борьбой за собственные права или права близких, но это не случай Котляр: ее к правозащите привела логика депутатства — сама собой как-то образовалась общественная приемная, и туда повалил народ. Их семье тоже приходилось в течение первых лет в Обнинске «покупать» тогда еще советскую прописку в одной из соседних деревень, и Котляр хорошо понимала эту проблему мигрантов. А мамина квартира, полученная в наследство в 2009 году, подсказала ее практическое решение.

Технология проста. В подсобке «Дикси» Татьяна Михайловна беседует с очередным просителем и выясняет, в чем у него нужда, которая в большинстве случаев связана с отсутствием регистрации. Записав подробные сведения в своей тетрадке, она назначает ему (ей) встречу возле МФЦ (Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг), куда идет со своим и его паспортом (присутствие регистрируемого вовсе не обязательно). В МФЦ вздрагивают, но Котляр, разумеется, тут давно знают, как твердо знают и то, что отказать ей как собственнику квартиры в этом заявлении не получится.

Толпа «прописанных» в маминой квартире — это все временно зарегистрированные, в большинстве случаев срок регистрации давно истек, но кто-то может быть зарегистрирован и по второму разу. <…>

Как ни странно, составы преступлений по ст. 322.2 и 322.3 не содержат указания на корыстный мотив, которое здесь вроде бы напрашивается. Это заставляет думать, что эти статьи были добавлены в УК в конце 2013 года чуть ли не ради одной Котляр: о других людях, которые массово и бесплатно регистрировали бы у себя мигрантов, слышать не приходилось. Она же не только не берет ни с кого ни копейки, но ей приходится еще и доплачивать: расчет за коммунальные услуги растет с каждым новым зарегистрированным. Это не говоря о штрафах, к которым Котляр мировой суд в Обнинске в порядке упомянутых статей приговаривал трижды, — в общей сумме на 700 тыс. рублей. 250 тысяч там как-то «исполнены» и зачтены, но большой разницы нет: для нее, пенсионерки, и 50 тысяч выглядят совершенно нереально. Последний копеечный президентский грант она получила в 2015 году.

Весной 2022 года по пятому уголовному делу Котляр была оштрафована на 340 тысяч рублей, а Европейский суд по правам человека в июле признал ее преследование противоречащим Европейской конвенции и обязал РФ выплатить 6 тысяч евро. Но государство соскочило раньше: еще в марте денонсировало Конвенцию и отказалось платить. Вообще-то это противоречит международным обязательства России, а 6 тысяч евро в рублях как раз хватило бы на выплату всех штрафов — если так считать, то они с Котляр квиты.

На заседании суда в марте прокуратура потребовала отправить Татьяну Михайловну в колонию-поселение сроком на полтора года, так как она «неоднократно судима за аналогичные преступления, вину признала формально, не раскаялась, имеет не исполненное наказание в виде штрафа». Но мировой судья снова ограничился штрафом в 250 тысяч. Прокуратура обжаловала приговор как несправедливый и не способствующий исправлению Котляр (а она и не собирается отказываться от своей «преступной» практики), и мы с целой делегацией правозащитников из Москвы приехали уже на апелляционное заседание Обнинского городского суда 14 мая. <…>

Одна (формальная) линия защиты Котляр в суде сводилась к тому, что она не только всячески «способствовала раскрытию преступления», беспрекословно выдав следствию все свои записи, но никогда его и не скрывала, осуществляя свою преступную деятельность через государственный МФЦ. Другой (неформальный) аргумент — не ходячий муж. Ну и ее собственный возраст, конечно: все-таки 72. Судья «приобщил». Наконец, есть и развернутая аргументация, которую Котляр могла бы излагать часами: она в этом эксперт. Надо было или самим рожать, или теперь терпеть приезжих, а иначе тут просто все встанет. Миграция — нормальное явление, и люди всегда едут туда, где есть работа. А вот то, чем она вынуждена заниматься, «явление уродливое», но у нее просто выхода нет — это «крайняя необходимость». Если уж вы впустили к себе людей, а то даже их позвали, то и относиться к ним надо по-человечески, как велит Конституция в том числе. Следить за соблюдением их прав должна прокуратура — вместо того, чтобы репрессировать Котляр, которая, по сути, взвалила на себя долг государства».

 

Фото: Дарья Корнилова

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.