Доклады и Резолюция Всероссийского съезда в защиту прав человека

Доклад Людмилы Алексеевой (МХГ) и Льва Пономарева («За права человека») на Всероссийском съезде в защиту прав человека 26.11.2017

Выполняйте Конституцию!

Мы исходим из того, что в России продолжается начавшаяся в конце 80-х годов прошлого столетия трансформация из авторитарного государства в демократическое, несмотря на то, что реально сейчас этот процесс пошел вспять.

В начале 90-х годов в этом направлении был сделан заметный рывок. Сейчас идет реакция — общество шаг за шагом теряет свободы и демократические завоевания начала 90-х годов.

Мы надеемся, что этот съезд выработает и предложит правозащитникам и гражданскому обществу стратегию действий в нынешней ситуации, поскольку движение в сторону отступления от соблюдения прав человека, гарантированных в Конституции, очевидно.

Чтобы эта деятельность не свелась к борьбе с персоналиями и отдельными явлениями, мы полагаем, что надо объединить усилия вокруг сохранения главного достижения начала 90-х годов — Конституции Российской Федерации, которая является стержнем сохранения прав и свобод граждан.

Именно так ведь происходило в советское время — основным лозунгом для зачинателей правозащитного движения в нашей стране был лозунг «Соблюдайте Конституцию!».

Несмотря на то, что Конституция СССР была ущербной, в ней были прописаны некоторые демократические нормы, поскольку руководство страны хотело входить в различные международные объединения, например, в Лигу наций, участвовать в хельсинкском процессе. Но эти демократические нормы лишь значились на бумаге.  Нашим гражданам, особенно в 1980-е годы, после падения «железного занавеса», стало очевидно, что в демократических странах люди живут лучше: лучше одеваются, лучше питаются. Конституция как бы обещала советскому человеку, что когда-нибудь и он будет жить так же хорошо.

Граждане начинали понимать, что на Западе есть свободы и что это напрямую связано с уровнем жизни. Но осознавало эту связь лишь меньшинство населения. К этому меньшинству относились и правозащитники.

Правозащитники в советское время требовали перейти от деклараций к действительному осуществлению прав и свобод граждан, прописанных в Конституции. Во время горбачевской перестройки, в конце 80-х годов были проведены демократические реформы, отменена однопартийность. Идеи правозащитников стали проникать в массы. Возникло широкое демократическое движение. И власть пошла на компромиссы.

В начале 90-х годов у нас произошла мирная демократическая революция. Демократическое устройство общества было законодательно закреплено новым российским парламентом. Тогда значительная часть активного общества поддерживала власть, поскольку она проводила экономические и демократические преобразования. Проблем, конечно, и тогда было много: крах советской системы и возникшие при этом неизбежные трудности при переходе к новой экономике и к новому политическому устройству вызвали недовольство населения. Но курс на модернизацию приветствовался значительной частью активного общества.

Лозунг «Соблюдайте Конституцию!» актуален и сейчас.

Люди, которые сейчас критикуют власть, имеют разные политические убеждения, по-разному относятся к отдельным статьям Конституции. Но первые три главы Конституции, где гарантируется соблюдение прав и свобод граждан и где провозглашаются основные принципы демократического государства, написаны по лучшим мировым образцам. Именно соблюдение первых трех глав Конституции гарантирует соблюдение прав человека и гражданина в России.

Сегодняшний съезд — второй съезд правозащитников в новой России. Первый — Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту прав человека — был проведен в январе 2001 года. На том съезде обсуждались уже начавшиеся последствия смены власти – ухода Бориса Ельцина. Уже второй год шла вторая чеченская война, которой правозащитники дали жесткую оценку и активно ей противостояли. На съезде обсуждались и возможные последствия прихода к власти в стране выходцев из спецслужб. Большинство участников съезда предвидело, что это будет иметь печальные последствия. К сожалению, наши предчувствия нас не обманули, эти прогнозы сбылись. Это стало возможным из-за слабости и неопытности нашего гражданского общества.

Нынешний съезд, собравшийся спустя более 16 лет, анализируя нынешнее положение дел, продолжает работу первого. Мы полагаем, что главными нарушителями Конституции, ответственными за массовые нарушения прав человека, сейчас являются силовые структуры. Поэтому главная задача гражданского общества — противостоять их разрушительной деятельности.

Сейчас, как и прежде, актуально требование соблюдения Конституции.

Сейчас в России гораздо больше, чем в советское время, знают о том, что на Западе живут лучше – что зарплаты и пенсии там обеспечивают гораздо более высокий уровень жизни, что образование лучше и во многих странах оно бесплатное, а разрыв между богатыми и бедными в Европе в разы меньше, чем в России. Мы же движемся не в сторону Запада, а в сторону Северной Кореи.

В отличие от начала 90-х годов, у нас нет согласия между думающей частью общества и властью. Все больше и больше активных и образованных людей уезжает из страны. Такова нынешняя ситуация.

Теперь о наиболее острых проблемах, которые стоят сейчас перед всем обществом.

Урезание прав и свобод граждан идет сейчас под флагом объявленной властью борьбы с терроризмом и экстремизмом.  По статистике судебного департамента, число осужденных по уголовным статьям о «преступлении против основ конституционного строя и безопасности государства» (ст. 275-284.1 УК РФ) с 2003 года увеличилось в 28 раз. Можно ли поверить, что численность преступников у нас увеличилась в 28 раз? Конечно, нет! Дело в усилении давления государства на общество. Государство у нас стало главным экстремистом. Если этот маховик репрессий продолжит раскручиваться, люди, получившие в 90-е годы прививку свободы, прежде всего молодежь, не сможет это спокойно терпеть. Люди будут сопротивляться, но при этом они от ненасильственных методов, которыми действуют сейчас, начнут переходить к насильственным. Может возникнуть неконтролируемое насилие «всех против всех».

Нынешний государственный экстремизм можно разделить на законодательный, ведь постоянно принимаются репрессивные законы и правоприменительный – постоянное применение насилия по отношению к гражданам в следственных органах, в полиции, во ФСИН и т.д. Добавим к этому запугивание, заморачивание и просто оглупление людей, прежде всего с помощью телевидения.

Многие принимаемые сейчас законы противоречат Конституции и нормам международных договоров, к которым Россия присоединилась. Правозащитники должны поставить этому заслон. В этом у нас есть союзники — государственные правозащитные институты, которые анализируют репрессивные законопроекты и указывают на их антиконституционность. Но Госдума продолжает принимать такие законы.

Скажем, уголовная статья об «оскорблении чувств верующих». «Чувства» — вообще не юридическое понятие. К тому же по Конституции Россия — светское государство. Следовательно, у нас не должно быть преимущественной защиты отдельной категории граждан – верующих. А чувства атеистов можно оскорблять?

Репрессивными являются также законы со столь размытыми определениями, что, толкуя их произвольно, осуждают на долгие сроки заключения невиновных граждан, которые по какой-то причине попали в немилость к кому-либо из власть имущих. Например, ст. 282 УК РФ («разжигание ненависти и вражды»). Осуждение в уголовном порядке, в том числе на лишение свободы за лайки и репосты, по этой статье уже не единичный случай.

Крайне репрессивным стало применение «антинаркотического законодательства». Необходимо смягчение наказаний по данным уголовным статьям и пересмотр нормативной базы на этот счет.

По необходимому изменению действующих законов у профильных правозащитных организаций подготовлены поправки как в законы, так и в нормативные акты. Нужно добиваться принятия этих поправок. Мы надеемся, что в этом нам помогут государственные правозащитные структуры.

Основным органом объявленной государством борьбы с экстремизмом является Центр «Э» МВД РФ, созданный в 2008 году. Он выполняет функции 5-го управления КГБ СССР, которое следило за диссидентами и преследовало их. Возможно, эти функции были переданы от ФСБ к МВД, чтобы избежать прямых исторических параллелей. Как стало известно из недавних публикаций в СМИ, Центр «Э» не только преследует идеологических оппонентов, но и курирует провластные бандформирования. Так, стало известно, что куратором движения SERB был офицер Центра «Э».

Мы полагаем, что Центр «Э» в своем нынешнем виде должен быть ликвидирован.

Наиболее массовыми идеологическими репрессиями последнего времени являются гонения на «Свидетелей Иеговы». Около 200 тысяч россиян фактически одномоментно были объявлены экстремистами за участие в этой международной религиозной организации, которая проповедует пацифизм. Их будут сажать, если они не прекратят свои религиозные собрания. А многие из них публично заявили, что будут их проводить.

Огульным преследованием по идеологическим причинам является преследование партии Хизб ут-Тахрир, объявленной в России террористической организацией. Всех, у кого дома находят книги Хизб ут-Тахрир, подвергают уголовному преследованию и приговаривают к реальным срокам заключения. Но нигде в мире нет ни одного факта совершения участниками этого объединения терактов.

Политическими репрессиями является осуждение за попытку провести референдум Александра Соколова, Кирилла Барабаша, Валерия Парфенова — к реальным срокам заключения и Юрия Мухина — к условному. Фактически их осудили за то, что они якобы продолжали деятельность организации «Армия воли народа», признанной экстремистской. На самом же деле они создавали межрегиональное движение под названием «ЗОВ» («За ответственную власть»), которое добивалось бы проведения общероссийского референдума об ответственности власти перед народом. В их действиях не было насильственной составляющей или подготовки к насилию. Процедура проведения референдума по различным вопросам предусмотрена законодательством РФ. Тем не менее работа по подготовке референдума была признана экстремизмом и наказана реальными сроками.

Множатся уголовные преследования за лайки и репосты. Число таких дел уже перевалило за сотню. Созданы целые команды «добровольных помощников», которые мониторят интернет и пишут доносы о «неправильном» репосте.

Список политзаключенных, который ведет правозащитный центр «Мемориал», приближается к 200 человек.  Составители этого списка сами подчеркивают, что он отнюдь не всеобъемлющий.

Говоря о государственном экстремизме, нельзя обойти ситуацию, сложившуюся в тюремной системе и в полиции. Применение насилия в полиции иногда расследуется и полицейские получают уголовное наказание, но расследуется лишь очень малая часть таких дел.

Во ФСИН система насилия поддерживается его руководством, а фактически поддерживается и руководством Следственного Комитета и Прокуратуры, которые демонстративно бездействуют в таких случаях при обращении к ним. Случаи расследования и реального наказания сотрудников ФСИН, виновных в пытках заключенных, чрезвычайно редки. В России имеется несколько десятков «пыточных зон», отправкой в которые пугают заключенных, пытающихся бороться за свое достоинство и за свои права. Тем же, кто пожаловался на пытки, регулярно дают дополнительные сроки за так называемый ложный донос. Только в этом году правозащитники получили информацию о пытках из колоний 10 регионов: из республики Карелия, республики Мордовия, из Кировской, Свердловской, Саратовской, Брянской, Ярославской, Кемеровской и Тверской областей и из Красноярского края.

У правозащитников есть продуманные предложения об изменении нынешнего нетерпимого положения с нарушениями прав человека в полиции и пенитенциарной системе.

Исходя из всего этого, мы утверждаем, что деятельность силовых ведомств, постоянно нарушающих Конституции направлена против российских граждан, на разрушение гражданского общества.

Огромную роль в поддержке силовиков против гражданского общества играет травля инакомыслящих на федеральных каналах телевидения и в других контролируемых государством СМИ. Вспомним: сталинские репрессии тоже начинались с травли оппонентов в печати, на партийных собраниях, а закончились пытками в подвалах Лубянки, одиночными выстрелами в затылок и массовыми расстрелами.

Сегодня, восемьдесят лет спустя, прошлое постепенно возвращается: вместо тогдашних ярлыков «враг народа», «шпион», «вредитель» введены в оборот мало чем отличающиеся от прежних – «иностранный агент», «нежелательная организация», «пятая колонна». Воссоздается обстановка поиска врагов, подозрительности и вражды. Особенно явно эти тенденции стали проявляться с 2012 года.

В современном мире ни одно государство не может нормально существовать, если власти не противостоит сильная оппозиция, имеющая равные права, свободно распространяющая свои идеи и свободно критикующая действия власти. Это жизненно важно и для всего общества, и для власти.

Мы обращаемся к съезду выступить с призывом сплотиться в защиту Конституции, чтобы остановить попирание прав граждан на всех уровнях и во всех регионах России. Наш съезд, мы надеемся, примет резолюции по острейшим вопросам нарушения Конституции РФ. Движение в защиту Конституции должно требовать выполнения этих резолюций властью.

И еще одно наше предложение съезду: потребовать выделения на федеральном канале передач на общественно-политические темы. Их должны подготавливать независимые от власти журналисты с учетом позиции действующих ненасильственными методами оппонентов власти.

Мы очень надеемся, что съезд даст импульс широкому движению в защиту Конституции.

 ***

Доклад председателя Российского общества «Мемориал» Сергея Ковалева на Всероссийском съезде в защиту прав человека 26.11.2017

 ПРАВОЗАЩИТНИКИ И ВЛАСТЬ: СОПРОТИВЛЕНИЕ МАТЕРИАЛА

Позволю себе откликнуться на программное заявление к съезду. Исходное утверждение , первая же фраза задаёт тон: «…в России продолжается начавшаяся в конце 80-х … трансформация из тоталитарного государства в демократическое». Помилуйте! Россия наносит последние штрихи в выразительном автопортрете тоталитарного государства.

Я позволю себе напомнить некоторые базовые понятия, напомнить О соотношении закона и Права. О том, как правозащитники добивались от власти соблюдения Права. О том, чего власть хотела бы от правозащитников, и чего мы должны требовать от власти и от себя.

*****

ПРАВО: ПРЕДЕЛ УСТОЙЧИВОСТИ

Ссылка на исторический лозунг «Соблюдайте Конституцию!» — по-моему, вовсе некорректна. А.С.Есенин-Вольпин провозгласил его, как общее правило цивилизованной жизни, принцип rule of law, уж точно не имел в виду поднять до высоты этого принципа высокопарную болтовню бухаринско-сталинского текста 1936г.

Да, в 60-х – 80-х прошлого века лозунг «Соблюдайте Конституцию!» широко использовали диссиденты. Но приглядимся к деталям: в них-то и скрывается дьявол. Писалась та Конституция продуманно и ловко: один подтекст – именитым неучам из западных либералов, другой – родным органам. Не всякий закон основан на Праве, и Конституция СССР – тому пример.

Лукавая 10 гл. той Конституции о правах и обязанностях граждан не имела ни малейшего юридического смысла. А вот практический, судебный имела, и ещё какой! Её нормы были искусно сформулированы: при поверхностном чтении звучали демократично, а в официальном комментарии предоставляли власти возможность неограниченного произвола.

Знаменитая 125 ст. Конституции о праве на гражданские свободы – слова, печати, митингов, шествий, — едва ли не на каждом диссидентском суде помянутая: «В соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя гражданам СССР гарантируется законом» — и далее перечисление. Вспомним, как читали её мы, а каков был официальный комментарий судов, прокуроров, включая генерального, законодателей. Кто был правомочен определять «интересы трудящихся» и «социалистического строя»? Разумеется, ВКП(б), «передовой отряд трудящихся … руководящее ядро всех организаций … как общественных, так и государственных», во соответствии со следующей Ст. 126.

Ссылаться в этой Конституции было не на что. Все, хоть сколько-то задумавшиеся, это отлично понимали. Вот и ссылались мы не на то, что было написано, а на наше упрямое настояние: вот здесь, вот эта норма, обязана значить то-то и то-то, и ничего другого. При этом нередко звучала резкая критика писаного текста Конституции. Строился ли так, на ходу, «черновой набросок» другой Конституции? Нет, скорее, это было требование будущей Конституции.

Вопреки утверждению установочного доклада, никаких демократических норм Конституция СССР не содержала. Никаких надежд «наш народ» с нею не связывал. Он её вообще не замечал, вопреки настырному вою картонных репродукторов в каждой комнатке коммуналки. Обещания сладкой жизни слышали, — но не сказать, чтобы они вызывали доверие даже у сугубых патриотов.

Эти выводы не зависят от того, насколько были глубоки, наивны, ошибочны, интуитивны, осторожны, наконец, продиктованы прагматическими соображениями были диссидентские апелляции к Конституции. Возможно, в разных диссидентских головах имелись разнообразные оценки Конституции. Но это — удел истории.

А сегодня важно помнить: уважать Право и поддерживать неправовые законы – это, как говорится, две большие разницы.

*****

ВЛАСТЬ: ПРЕДЕЛ ПРОЧНОСТИ

В установочном докладе сказано: «…правозащитники… требовали соблюдать Конституцию. В сочетании с послаблениями сверху это привело к…» демократическим реформам конца 80-х. Странно слышать такое не просто от современников, но от активных участников событий, повернувших историю.

12 мая 1976г. была учреждена Московская Хельсинкская Группа. О «соблюдении  Конституции» при этом не было речи: МХГ потребовала от своей страны следовать международным обязательствам, принятым СССР 1 августа 1975 года ради закрепления господства в Восточной Европе. Всем обязательствам, включая строгое соблюдение демократических свобод. Вот те на: опираясь на «дипломатическую толерантность», СССР не глядя подписал бумажку, и вдруг какие-то смутьяны собираются контролировать государственную политику! Разумеется, очень скоро мы, лагерники, встретились со всеми, до единого, членами советских Хельсинкских Групп. Но не тут-то было! Вызов совести прозвучал в цивилизованном мире, и западные интеллектуалы достойно откликнулись на него. За полтора года возникло 26 национальных и международных Хельсинкских Групп, Комитетов, Объединений! На глазах строилась и обретала мощное воздействие на политику Запада система международной солидарности в защите Права и Демократии.

Давление Запада – вот один из главных факторов, вызвавших после 1985г. реформы  в СССР. Именно это давление обусловило то, что в докладе столь невнятно и осторожно названо «послаблениями сверху».

*****

ПРАВОЗАЩИТНИКИ: ПРЕДЕЛ ТЕКУЧЕСТИ

В докладе Съезду ничего не сказано о пике исторических результатов страны, завоёванных немалой ценой. Зато немало – о том, что надо избегать борьбы «с отдельными персоналиями и явлениями», и сохранить Конституцию РФ, «стержень … прав и свобод». И — что «Главными нарушителями Конституции, ответственными за массовые нарушения прав человека, являются силовые структуры».

Ох уж эти «силовые структуры»! Это они, оказывается, комплектуют парламент и диктуют ему законы поперёк Конституции, они захватили телевидение и лгут напропалую, они контролируют печать, овладели судами и раздают срока. Это «силовые структуры» сделали Чечню «черной дырой». И ни «отдельная персоналия» нашего вроде бы избираемого, но на деле бессменного падишаха, ни его внезапно разбогатевшие друзья тут, разумеется, не при чём…

Сегодня у правозащитников в России есть выбор: открыты вакансии. Вакансии для защитников права власти на свободу рук. Для правозащитников, которые не намерены контролировать власть. Для тех, кто использует лишь возможности, которые власть им оставит. А лучше – возможности, в которых она их поощряет.

Теперь мода на провластных и привластных правозащитников. Но ведь на съезд собрались не такие! И тут полезно вспомнить исходные, проверенные временем понятия.

Правозащитник — всегда оппонент власти. Любой власти. Без оппонента любая власть немедленно становится «хозяином в доме». Но ведь в приличном доме власть — всего лишь временный управляющий. А хозяин — народ. Цивилизованное государство создаёт оппонента внутри самой власти: действует принцип разделения властей. Но и этого недостаточно. Всегда нужен ещё и оппонент со стороны единственного источника власти – народа. Это – правозащитники, другие институты гражданского общества, и всегда доступная им независимая пресса.

У нас такой прессы нет, но это не главная трудность: уже 18 лет у нас нет сменяемой власти, которая понимала бы Право как своё неизбежное ограничение. У нас «право — это воля господствующего класса, выраженная в форме закона» т.е. простой способ искоренять неугодных.

Власть имитирует и фальсифицирует выборы. И требование не просто выборности, но – сменяемости власти на всех уровнях, включая высший, — очевидно. Требование свободных выборов с участием всех реальных политических сил, всех реальных кандидатов, а не только избранных «спарринг-партнеров» также не требует доказательств

Власть репрессирует граждан, осуществляющих свои конституционные права. А это – преступление. Любой, кто в этом её поддерживает – соучастник преступления. Казалось бы, чего проще? Да вот простота эта — хуже воровства. Что значит «поддерживать» власть? Разве каждый, кто прямо не обвинил власть в преступлениях, которых не счесть, — уже поддержал её? Но это неправда: просто надлежит выбирать себе дело по силам. И каждая малая помощь тем, кто нуждается в ней, лучше безразличия.

Разумеется, безропотное терпение не есть гражданская позиция. Никто не вправе требовать от других героизма. Однако и общество без граждан — это тот самый «каждый народ», который заслуживает своего правительства.

Сергей Ковалев, 25 ноября 2017 г.

К этому комментарию на доклад, обращённый к Съезду, просятся обширные добавления самого общего смысла. Я ограничусь ссылкой на публикации (https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/263320.html/ ) и кратким напоминанием о моей позиции в острой дискуссии о том, надлежит ли приличным людям сотрудничать с преступной властью. Я по-прежнему не понимаю, что привлекает в Совет по правам человека при Президенте людей, имеющих заслуженную известность в этой области права. Людей, добившихся заметных результатов настойчивостью и мужеством. При Президенте, который повернул историю вспять – вернул советский судебный произвол, множит число политических заключённых. С огорчением констатирую – мои вопросы были тщетны, вызвали раздражение, пожалуй, даже озлобление.

***

Доклад председателя Совета ПЦ «Мемориал» Александра Черкасова на Всероссийском съезде в защиту прав человека 26.11.2017

 НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ

После выступлений Людмилы Алексеевой, Льва Пономарева, Сергея Ковалева можно быть кратким. Не буду перечислять направления, на которых в последние годы государство вело наступление на конституционные права граждан России, на правозащитное сообщество и на ценности прав человека в целом. Наступление шло на всех направлениях. Всюду, во всех областях — системные нарушения прав человека и отказ от общественного контроля за соблюдением этих прав. Об этом мы все еще будем много говорить.

Напомню о Северном Кавказе и Чечне. Вопреки распространенному мнению, Кавказ – это не особая зона с другими проблемами и потребностями людей. Там – вполне общероссийская повестка дня: от борьбы с пытками до правосудия и честных выборов, — разве что бОльший запрос на эту повестку. «Особой точкой» можно было бы назвать Чечню, — если не знать, что именно в особых точках проявляются свойства всей системы.

Эти трудности и проблемы стОит не только перечислить, но и осмыслить. Мы напоминаем отступающую, дающую арьергардные бои  армию. У нас просто нет времени собраться и напомнить самим себе о том, зачем всё это. Вспомнить: «наше дело правое».

*****

Отказ от ценностей права и прав человека — лишь составная часть общей линии на отрицание ценностей и этики как таковых.

Представители властей, государственная пропаганда пытается убедить общество в том, что в жизни, — общественной, политической, международной, — все участники руководствуются исключительно выгодой и интересами, корыстными или злоумышленными. Что, на самом деле, никто и никогда не опирается на ценности, а в лучшем случае ими прикрывается. Что этих ценностей, как таковых, вообще не существует.

Как абсолютная ценность провозглашаются только государство и безопасность. Государство, которое всё и всегда лучше знает, как надо, и не нуждается в контроле со стороны общества.

Год за годом обществу объясняют, что оппоненты власти, — политики и общественные деятели, журналисты, правозащитники, протестующие и митингующие граждане, — на самом деле никого не представляют, кем-то подкуплены и обслуживают чьи-то интересы.

Логика «кто платит, тот и заказывает музыку», объяснима, как результат профдеформации, для бывших сотрудников спецслужб, привыкших покупать людей, и для продажных журналистов. Навязывать ее остальным так же странно, как слушать поучительные рассуждения о любви, исходящие от персонала публичного дома.

Давайте повторим: мы играем не заказанную музыку, а ту, которую сами же и пишем.

Однако за полтора десятилетия эта политика, эта пропаганда достигла больших результатов. Опросы показывают: пять шестых россиян поддерживают эту риторику и действия властей. На деле за этим, скорее, скрывается разочарование и апатия большинства населения, для которого чуть ли не нормой стали журналисты, не видящие разницы между своей редакцией и пресс-службой силового ведомства; «общественные» институты при органах власти, существующие исключительно для их одобрения; митинги, организованные «сверху» и по разнарядке; выборы, проводимые исключительно как формальность, но ни в коем случае не призванные обеспечить сменяемость власти.

Но эта линия властей встречает сопротивление. Есть люди, возмущенные не только нарушением своих прав, но также имитацией общественной и политической жизни, — Граждане, становящиеся гражданскими активистами. Есть адвокаты, выполняющие свой долг, и журналисты, сохранившие верность профессии. И, среди прочих, есть небольшое сообщество, сохраняющее ценности, основанные на человеческом достоинстве. Сообщество, которое высказывается и действует в соответствии с этими ценностями.

Давайте вспомним, на чем основана сама идея прав человека: на неотъемлемом человеческом достоинстве.

Усилия, прилагаемые властью для борьбы с независимыми структурами и активистами, — для подавления, дискредитации, маргинализации, коррумпирования, имитации, — многократно превышают суммарный ресурс не только самогО правозащитного сообщества, но и независимого гражданского сектора в целом. В общенациональных медиа, , в общем, нет места для объективной информации о них: глухой бойкот, или диффамация под видом «расследований» или роль «мальчиков для битья» в пропагандистских «ток-шоу».

Всё это печально, порою бывает смешно, всегда отвратительно, но по сути опасно, — в условиях, когда неправительственные общественные организации объективно остаются одним из последних контуров обратной связи в России. Планомерная ликвидация механизма разделения властей, парламентской и партийной системы, средств массовой информации.

Этот отказ от любых обратных связей, кажется, имеет в основе искреннее непонимание их необходимости.

Между тем, необходимость общественного контроля за властью как контура обратной связи очевидна для выживания самого государства, — без них любая система начинает воспроизводить ошибочные решения и в конце концов приходит к катастрофе. Требование соблюдать нормы права и прав человека не противоречат интересам безопасности: наоборот, это необходимое условие достижения сколь-нибудь долговременной стабильности и безопасности.

Давайте подчеркнем: это не мы не противостоим стабильности и безопасности в стране. Защищая права человека, мы, в конечном счете, работаем именно на укрепление страны.

*****

Мы боремся за правое дело, и, хотя по-прежнему отступаем, хотя всё вроде плохо, но для паники нет оснований.

Те, кого принято называть «правозащитниками», отнюдь не одиноки. По сути дела, наши союзники — юридическое и журналистское сообщества, многие другие. Да, сейчас это не так, — как независимые и самоуправляемые сообщества они не существуют, а те, что есть, не спешат бороться за ценности права и прав человека. В нашем сообществе недостает солидарности, и с этим надо что-то делать!

Но и само по себе повсеместное наступление на права человека порождает на всех направлениях гражданское сопротивление, порождает новых гражданских активистов. И в этом, быть может, наша главная надежда.

Один из последних примеров — муниципальные выборы в Москве, где именно местные команды гражданских активистов сумели добиться победы во многих муниципальных собраниях.

Удалось добиться на фактический отказ властей от выборности, — вот она, «кащеева игла», важнейшая составляющая общего процесса деградации: отказ не от имитации выборов, а от реальной выборности, которая предполагает сменяемость власти.

Борьба и победа, — пусть частная и промежуточная, — оказалось, возможна и в таком сложном деле. Условие простое: та же самая солидарность очень разных людей, их объединение на какой-то общей платформе. И, кажется, именно права человека, требование их соблюдать может стать такой платформой.

*****

И в заключение, — просто не могу не сказать.

Для того, чтобы президентские выборы имели хоть какие-то признаки легитимности, необходимо допустить к ним всех кандидатов, представляющих сколь-нибудь широкие слои населения. Всех – а не только колоду вечных нафталинных оппонентов, — или свежих ярких неожиданных оппонентов «с дозволения полиции». Есть в России такой оппозиционный политик – Алексей Навальный. Без его участия легитимность предстоящих выборов будет столь же сомнительна, как победа в договорном матче.

РЕЗОЛЮЦИЯ ПО ИТОГАМ
ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА В ЗАЩИТУ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

26-27 ноября 2017, г. Москва

 

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ

 Констатируя:

  • широкое применение практики пыток и жестокого обращения в системе МВД;
  • высокий уровень незаконного насилия в уголовно-исполнительной системе и, более того, расширяющуюся в последнее время практику его применения;
  • отсутствие эффективного расследования Следственным комитетом России случаев пыток и жестокого обращения как в системе ФСИН, так и в системе МВД, а также отсутствие контроля со стороны Генеральной прокуратуры России;
  • выражая крайнюю обеспокоенность усиливающейся тенденцией использования правоохранительной системы для подавления политических оппонентов и в целом инакомыслия в стране;

Мы требуем:

  1. Привести в соответствие с «Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» определение пыток в Уголовном кодексе РФ. Это необходимо не только для признания пыток как тяжкого должностного преступления и демонстрации политической воли к борьбе с ними, но и обеспечения открытости и доступности информации об уровне распространенности пыток и реагировании компетентных органов на сообщения о пытках;
  2. Принять необходимые меры для превращения специального подразделения СКР по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, в эффективное средство правовой защиты жертв пыток в соответствии с предложениями, сделанными профильными правозащитными организациями;
  3. Обеспечить на практике применение силы и других мер принуждения сотрудниками правоохранительных органов в строгом соответствии с законодательством и принципами необходимости, обоснованности и пропорциональности. Требуем прекращения практики применения силы и пыточных методов для выбивания явок с повинной и при проведении расследований по уголовным делам;
  4. Руководству ФСИН прекратить практику применения насилия, направленного на унижение человеческого достоинства, в частности избиения в колониях при приеме вновь прибывших осужденных, а также участившиеся в последнее время рейды спецназа Минюста РФ по колониям, приводящие к массовому избиению осужденных;
  5. Ликвидировать Главное управление по борьбе с экстремизмом МВД РФ и соответствующие территориальные подразделения, поскольку в нынешнем виде эти структуры в значительной степени вместо борьбы с терроризмом и экстремизмом преследуют оппонентов власти;
  6. Прекратить практику объявления по идеологическим причинам экстремистскими и террористическими организаций и объединений, не применяющих насилие для достижения своих политических и идеологических целей. Пересмотреть решения по признанию террористической организацией «Хизб ут-Тахрир», экстремистскими организациями «Свидетелей Иеговы», «Меджлиса крымскотатарского народа»;
  7. Прекратить практику возбуждения уголовных дел по «экстремистским» уголовным статьям (ст. 282 УК РФ и родственные) в отсутствии действенных призывов к насилию;
  8. Освободить политических заключенных, актуальный список которых ведет ПЦ «Мемориал», прекратить политические, идеологически ангажированные уголовные дела, в том числе, процессы над Юрием Дмитриевым и Кириллом Серебренниковым, с освобождением всех фигурантов;
  9. Прекратить многолетнюю репрессивную практику необоснованного преследования по «наркотическим» уголовным статьям (ст. 228 УК РФ и родственные), удалить из реестра наркотических средств понятие «производные», сократить сроки лишения свободы по этим статьям и привести их в соответствие с тяжестью совершенного деяния; привлекать к уголовной ответственности за активное вещество, содержащееся в смеси; прекратить так называемые «маковые дела», пересмотреть в рамках надзорного производства процессуальные решения, принятые по ним;
  10. Прекратить практику демонстративных действий правоохранительных органов в отношении идеологических оппонентов, в частности необоснованного применения силы при проведении обысков, арестов, следственных действий, кампаний очернения в СМИ;
  11. Провести тщательные расследования убийств и покушений на убийства общественных активистов и оппозиционных политиков, журналистов и привлечь к ответственности не только исполнителей, но и заказчиков, а также подстрекателей;
  12. Органам МВД, прежде всего на Северном Кавказе, отказаться от репрессивных и дискриминационных практик в отношении граждан по признаку их вероисповедания, включая незаконные задержания, обыски, ограничение свободы передвижения. В том числе прекратить постановку на профилактический учет в качестве экстремистов людей, не нарушающих законодательство РФ. Опубликовать все ведомственные нормативные акты, регламентирующие осуществление профилактического учета для обеспечения прозрачности и законности процедуры;
  13. Обеспечить исполнение решения Европейского суда по правам человека по жалобам «Матерей Беслана» (общая жалоба «Тагаева и другие») и возобновить расследование обстоятельств теракта;
  14. Незамедлительно исключить управление институтом убежища из ведения МВД России;
  15. Прекратить незаконную практику принудительного возвращения находящихся в России просителей убежища из стран с репрессивными и тоталитарными режимами (Центральная Азия, Северная Корея и др.). Провести расследования случаев похищения таких беженцев и связанных с этим незаконных действий сотрудников спецслужб;
  16. Провести в ближайшее время совещание в составе Уполномоченного по правам человека в РФ, Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, руководства Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, МВД, ФСИН и профильных правозащитных организаций для рассмотрения чрезвычайной ситуации в связи с многочисленными фактами незаконного применения насилия и пыток с целью выработки срочных мер по ее преодолению;
  17. Немедленно провести кадровую реформу системы ФСИН, базируясь на принципе недопущения к занятию должностей лиц, допустивших или участвовавших в пытках и незаконном насилии. Мы считаем, что такая реформа должна проводиться с учётом мнения профильных правозащитных организаций, УПЧ, СПЧ и ОНК.

СИСТЕМА ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ

Мы констатируем:

̶  федеральный закон № 76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания», принятый в 2008 году, должен быть первым в системе общественного контроля над госструктурами, закрытыми от общества, такими как уголовно-исполнительная, правоохранительная системы, психиатрические учреждения, детские дома, интернаты для инвалидов;

̶  механизм общественного контроля, который реализуется общественными наблюдательными комиссиями (ОНК), разрушается Общественной палатой РФ, отвечающей за их формирование. Общественная палата сознательно вымывает из предложенных кандидатур правозащитников и включает туда либо бывших силовиков, либо случайных людей, которые не готовы полноценно противостоять нарушениям прав человека в закрытых учреждениях. Общественная палата РФ показала свою несостоятельность в деле формирования ОНК, проявив некомпетентность и ангажированность силовыми структурами.

Мы требуем:

  1. Внести поправки в Федеральный закон №76 «Об общественном контроле», согласно которым формирование ОНК должно осуществляться специальным субъектом общественного контроля, состоящим на равной основе из представителей, направляемых Общественной палатой РФ, Уполномоченным по правам человека в РФ и Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Без этого невозможно обеспечить соблюдение прав человека в местах принудительного содержания;
  2. Сделать открытым процесс отбора членов ОНК. Отбор должен происходить публично, на основании регламента, предусматривающего возможность понимания, по каким причинам выбраны или не выбраны те или иные кандидаты в члены ОНК.

О СИТУАЦИИ В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Особое внимание Съезда привлекает нестерпимая ситуация, сложившаяся в Чеченской Республике, где правит тоталитарный режим личной власти. В этом регионе Российской Федерации подавлено любое инакомыслие, жестоко наказывается любая критика власти. Введена система коллективной ответственности – семьи изгоняют из населенных пунктов и даже из республики, их дома нередко сжигаются, если среди членов этих семей оказываются подозреваемые в совершении преступлений. Глава республики неоднократно публично призывал к бессудным расправам. Сотрудники республиканских силовых ведомств безнаказанно похищают, пытают и убивают людей. Следственные органы откровенно саботируют расследование таких преступлений, отказываясь даже возбуждать уголовные дела. Все это происходит при прямом попустительстве федеральных органов власти.

Съезд требует от Президента РФ, руководства СКР и прокуратуры:

  1. Немедленно принять все необходимые меры для введения ситуации в Чеченской Республике в законные рамки;
  2. Обеспечить исполнение решений Европейского суда по правам человека, вынесенных по жалобам на насильственные исчезновения, похищения и убийства на территории Чеченской Республики.

 СВОБОДА СОБРАНИЙ И ОБЪЕДИНЕНИЙ

         Мы констатируем:

— реализация права на свободу собраний и объединений находится в кризисном состоянии, законодательные изменения и правоприменительная практика последних лет идут вразрез с положениями российской Конституции и международными обязательствами России в области прав человека.

Мы требуем:

  1. Отменить дискредитирующие НКО и СМИ законы «об иностранных агентах», «иностранных СМИ» и «нежелательных организациях», вместо них разработать и принять закон о лоббистской деятельности;
  2. Прекратить необоснованное вмешательство государства в деятельность некоммерческих организаций, минимизировать нормативную регуляцию их деятельности, вернуть заявительный порядок регистрации некоммерческих организаций;
  3. Привести национальное законодательство о публичных мероприятиях в соответствие с международными стандартами реализации права на свободу собраний.
  4. Органы исполнительной власти при согласовании массовых протестных мероприятий должны опираться на Конституцию, международные обязательства Российской Федерации и постановление Конституционного суда РФ от 10 февраля 2017 г., согласно которому «реагирование публичной власти <…> должно быть нейтральным – вне зависимости от политических взглядов инициаторов и участников», «способствовать поддержанию мирного диалога между гражданским обществом и государством, что не исключает протестного характера таких публичных мероприятий»;
  5. При обеспечении общественного порядка во время публичных акций полиция и Росгвардия должны применять соразмерное физическое воздействие, причем только в ответ на агрессивные действия со стороны участников акций, угрожающих безопасности людей;
  6. При исполнении должностных обязанностей по обеспечению общественного порядка во время публичных акций сотрудники должны иметь поверх обмундирования индивидуальные нагрудные знаки и видеорегистраторы для фиксирования происходящего вокруг. Нормативно закрепить принцип, согласно которому невозможность сотрудником в качестве доказательства правомочности своих действий предоставить видеозапись автоматически означает правоту жалующегося на его действия человека. Необходимо отказаться от использования «тяжёлого» обмундирования на массовых публичных мероприятиях;
  7. Необходимо обеспечивать соответствие правовым стандартам содержание задержанных: допуск адвокатов с момента фактического задержания, задержание на срок не более трёх часов, запрет принудительного дактилоскопирования и фотографирования, запрет проведения опросов и допросов несовершеннолетних без присутствия родителей или законных представителей, условия содержания, соответствующие общепринятым минимальным стандартам содержания задержанных, включая предоставление спального места, постельного белья, гигиенических принадлежностей, горячего питания, воды и т.д.

Мы рекомендуем:

  1. Правозащитникам и гражданским активистам в Москве, а вслед за тем и в других регионах инициировать и провести совещание совместно с руководителями силовых ведомств, с участием Уполномоченного по правам человека в РФ и председателя СПЧ, на котором обратить внимание на непропорциональное и чрезмерное применение силы сотрудниками полиции и Росгвардии при проведении задержаний на массовых публичных мероприятиях;
  2. Судам в случае обнаружения идентичных рапортов в делах (как административных, так и уголовных) считать их недопустимыми доказательствами и возвращать такие дела на переоформление. Рапорты должны быть составлены и подписаны теми сотрудниками, кто проводили задержания. Личности полицейских, составивших рапорты и давших объяснения, должны устанавливаться в суде, они должны быть опрошены;
  3. В силу важнейшей роли, которую играют правозащитники в деле сохранения гражданского мира в стране, построении устойчивого, открытого и демократического общества, рекомендуем Правительству РФ разработать и принять национальную программу поддержки российских правозащитных организаций, а также обратить внимание государственных структур к необходимости учитывать мнение и рекомендации правозащитников.

СВОБОДА ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ, СМИ

Мы констатируем:

  • язык ненависти, который преобладает в информационных программах государственных СМИ и прежде всего телевидения, оказывает крайне разрушительное воздействие на российское общество, способствует формированию ксенофобии, нетерпимости и образа врага в отношении к отдельным людям, социальным группам, народам и странам;
  • в стране, вопреки Конституции и закону о СМИ, процветает цензура, уничтожены почти все независимые СМИ, а оставшиеся подвергаются постоянному административному давлению. Профессия журналиста в России стала крайне опасной: начиная с 2000 г. в стране были убиты 143 журналиста, из них семеро были сотрудниками «Новой газеты». Большинство из этих преступлений не раскрыто.

Мы требуем:

  1. Прекращения участия государства и аффилированных с государством компаний в деятельности СМИ, прежде всего телеканалов, и создания общественных телерадиокомпаний, изданий и информационных агентств на базе государственных. Считаем первоочередной задачей закрытие наиболее одиозных «генераторов ненависти»: ежедневной программы «Вечер с Владимиром Соловьевым», еженедельной программы «Вести недели с Дмитрием Киселевым», а также аналогичных им программ на телеканалах «Россия 24», «Первом канале», НТВ, ТВЦ и «5 канале». Мы требуем от государственных ведомств провести расследование и дать должную юридическую оценку деятельности ведущих указанных передач и участвующих в них;
  2. Отмены закона, содержащего нормы о СМИ, выполняющих функции иностранных агентов, как создающего угрозу свободе слова. Требуем прекратить практику досудебной блокировки сайтов и уголовного преследования за высказывания своего мнения в сети интернет;
  3. Мы считаем, что деятельность отдельных лиц, причастных к осуществлению агрессивной пропаганды, выходу на экраны отдельных передач, содержит признаки уголовно наказуемых деяний, как-то: разжигание ненависти либо вражды, призывы к насилию и оправдание насилия, призывы к развязыванию агрессивной войны, распространение заведомо ложных сведений. При этом указанные преступления остаются безнаказанными.

НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

          Соглашаясь в целом с предложениями независимого экспертного сообщества о мерах по обеспечению гарантий независимости судей, гласности и прозрачности при осуществлении правосудия, мы настаиваем на том, что:

  1. необходимо расширить перечень составов преступлений, подсудных суду присяжных.
  2. необходимо исключить возможность наступления каких-либо неблагоприятных последствий для следователя – в случае прекращения уголовного преследования лица, для прокурора – в случае отказа от обвинения в процессе, для судьи – в случае вынесения оправдательного приговора или решения об освобождении обвиняемого. Необходимо исключить практику подозрения этих лиц в коррупции по основаниям принятия таких решений.

Мы требуем:

  1. Отнести преступления, посягающие на права и свободы человека и гражданина (включая право не подвергаться пыткам, жестокому, унижающему человеческое достоинство и бесчеловечному обращению, право не быть произвольно заключенным в тюрьму, право на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство в разумный срок), совершенные сотрудниками правоохранительных органов либо при отправлении правосудия (ст.ст. 285, 286, 290-293, 299, 301-305, 309, 312, 315, 316 УК РФ) к преступлениям против основ конституционного строя и установить за их совершение наказание, соответствующее их общественной опасности.
  2. Расширить полномочия уполномоченного по правам человека путем предоставления ему возможности проверки в кассационном и надзорном порядке не только уголовных дел, но и во всех иных порядках судопроизводства: в гражданском процессе (ГПК РФ).

ТРУДОВЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРАВА

В России наблюдается нарастание объемов и расширение географии протестной активности. С начала 2017 года общее число протестов в стране выросло почти на 60%. При этом количественно росли и политические, и социально-экономические (по разным темам) и трудовые протесты.

Протестующие, как правило, нацелены на диалог с властью. Прежде всего, они апеллируют к региональным и особенно федеральным властям для решения своих проблем. Представители государства в свою очередь используют по большей части силовые методы решения вопросов и создание искусственных препятствий, рассчитывая на бездействие большинства населения.

Осознавая возможность перерастания локальных социально-экономических конфликтов в политическое противостояние, Съезд выносит в Резолюцию требования по социально-экономическим и трудовым правам.

ТРУДОВЫЕ ПРАВА

Мы констатируем:

— рост трудовых протестов спровоцирован значительным ростом трудовых конфликтов на предприятиях, в частности, ростом числа случаев задержки и невыплаты заработной платы, снижения заработной платы, массовых сокращений работников, переходов на неполное рабочее время.

— региональные власти так и не научились реагировать на трудовые протесты, и обострение конфликта остается едва ли не единственным действенным способом отстаивания своих прав со стороны работников.

Мы требуем:

  1. Изменений в законодательство, которые позволят обеспечить реальное, а не декларируемое право работников на забастовку путем упрощения законодательно определенной процедуры ее организации и проведения;
  2. Усиления законодательной защиты профсоюзных активистов от увольнений по инициативе работодателя, в частности, возвращения в ст. 374 Трудового кодекса РФ обязательной процедуры согласования с вышестоящей профсоюзной инстанциейувольнения руководителей первичных профсоюзных организаций за неоднократные нарушения трудовой дисциплины (последние нередко просто фабрикуются работодателем, стремящимся разгромить независимый профсоюз);
  3. Введения контроль со стороны органов государственной власти за реализацией трудовых прав и социальных гарантий педагогических работников (преподавателей, учителей) и работников здравоохранения;
  4. Приведения в соответствие нормы Уголовного исполнительного кодекса с Трудовым кодексом Российской Федерации, касающиеся оплаты труда заключенных. Исключить узаконенность «рабского» труда в колониях.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРАВА

Констатируя, что:

  • с введением системы «Платон» существование малого и среднего бизнеса в области грузоперевозок поставлено под угрозу. Дополнительные налоги и штрафы, которые порой достигают половины стоимости машины, вынуждают собственников бизнеса уходить из отрасли, что способствует продолжению монополизации в этой области бизнеса;
  • серьезный рост напряженности наблюдается в фермерском движении России, особенно в Краснодарском крае. Несправедливый рейдерский захват земель со стороны агрохолдингов и так называемых земельных олигархов, прикормленных властью, привел к прямым конфликтам, надуманным уголовным делам

Мы требуем:

  1. Прекращения применения силы против участников мирных протестных акций на тему защиты социальных, экономических и трудовых прав и незаконное преследование.
  2. Полной отмены системы взимания платы с грузовиков «Платон», а также транспортного налога (для этого есть акцизы на топливо). Требуем прозрачности при расчете размера акциза на топливо.
  3. Принятия мер, направленных на прекращение рейдерских захватов сельхозугодий агрохолдингами, приближенными к государственной власти.
  4. Введения контроля со стороны органов государственной власти за использованием земель сельскохозяйственного назначения.
  5. Для исключения возможности монополизации местных рынков мы считаем необходимым ввести ограничение максимального размера общей площади сельхозугодий, принадлежащих одному владельцу (физическому или юридическому лицу) в размере не более 20 000 гектар. Данное ограничение должно действовать в отношении землевладельца по совокупности всех его долей в различных сельхозугодиях, которыми он владеет и/или обрабатывает на праве аренды.
  6. От Президента РФ и Правительства – немедленно реализовать меры по защите граждан, чьи семьи пострадали от валютной ипотеки, от банковского рабства; внедрение на этом примере принципов ответственного кредитования и ответственности финансовых организаций за соразмерность, возвратность и посильность обязательств, выдаваемых гражданам.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАВА — МЕДИЦИНА, ОБРАЗОВАНИЕ

            Мы констатируем, что:

— так называемая «оптимизация» расходов в здравоохранении и образовании привели к катастрофическому снижению их качества и доступности для российских граждан. Стремление чиновников отчитаться о выполнении «майских указов» о повышении заработной платы в социальной сфере привело к росту нагрузки на врачей и педагогов: многие из них работают на 1,5 — 2 ставки, помимо основных обязанностей составляют многочисленные отчеты. Это не может не сказываться негативно на качестве их работы. Престиж профессии учителя и врача снизился, бюджетные учреждения испытывают дефицит кадров. Возник гигантский разрыв в уровне доходов между руководителями учреждений бюджетной сферы и рядовыми работниками бюджетной сферы;

— административное давление на государственные школы, вузы и медицинские организации растет год от года, что заставляет лучших преподавателей и медработников уходить из профессии или трудоустраиваться в коммерческих структурах. Коммерциализация образования и здравоохранения нарушает базовые гражданские права.

Мы требуем:

  1. обеспечения доступности медицинской помощи и других мероприятий по охране здоровья, в полном необходимом объёме, для всех жителей страны, вне зависимости от места проживания, имущественного ценза, иных сегрегационных факторов
  2. бесплатного лекарственного обеспечения, согласно стандартам лечения заболеваний, всеми жизненно необходимыми препаратами для всех больных людей, являющихся жителями РФ.
  3. восстановления практики выборов главных врачей трудовыми коллективами медицинских учреждений,
  4. введения индивидуального лицензирования врачей на право заниматься лечебной деятельностью. Требуем ввести обязательное страхование врачебной ответственности.
  5. обеспечения доступной паллиативной помощи жителям РФ, страдающим инвалидизирующими неизлечимыми болезнями, сопровождающимися тяжёлыми мучительными симптомами (боль, одышка, депрессия, органная недостаточность).
  6. признания ошибочной так называемую «новую систему оплаты труда» (НСОТ) в бюджетной сфере, отказаться от непрерывного оценивания работника, а также закрепить правовым актом запрет на привлечение педагогов к выполнению неоплачиваемой работы, не предусмотренной трудовыми договорами и должностными обязанностями (субботники, городские праздники, уборка помещений в школе и т.д.). Установить для организаций высшего образования срок трудовых договоров по итогам конкурса не менее чем на три года.
  7. демократизации системы управления образовательными организациями: необходимо расширить полномочия управляющих советов, возвратиться к выборности директоров школ и ректоров вузов, обеспечить большинство в учёных советах вузов за профессорско-преподавательским составом. Требуем отменить статью 278 ТК РФ, дающую учредителю право увольнять директора школы без объяснения причин.
  8. законодательно установить, что требование регистрации по месту жительства при поступлении ребенка в школу является должностным нарушением. Убрать требование регистрации из соответствующих форм зачисления ребенка в школы, в том числе из Портала государственных услуг города Москвы;
  9. упразднить требование о предоставлении родителями (или законными представителями) документов, доказывающих их право на пребывание на территории Российской Федерации для записи их детей в школы;
  10. отложить в школах введение любых процедур по выяснению гражданства и миграционного положения ребенка до выработки и внедрения законов, обеспечивающих неправомочность передачи данных о легальном статусе ребенка и его родителей из образовательных учреждений в органы по контролю миграции;
  11. стимулировать организацию в отдельных школах бесплатных курсов русского языка как иностранного;
  12. обеспечить возможность прохождения медицинских комиссий и направления детей с ограниченными способностями в специальные школы или создания для них специальных программ в обычных школах.
  13. принять закон о службе защиты прав пациентов психиатрических стационаров и лиц, находящихся в учреждениях социального обслуживания, как закона, защищающего одну из самых уязвимых групп населения, часто не способных защищать свои права самостоятельно.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Мы констатируем:

— в последние годы нарастают различные формы пренебрежения федеральными властями жизненно важными интересами населения, в частности – населения северных регионов. В результате уровень их жизнеобеспечения не только не растёт, но стал в последние 15-20 лет существенно ниже, чем в иных регионах.

Мы требуем:

  1. Принять комплекс мер по восстановлению прав пенсионеров-северян на по крайней мере равное имущественное положение по сравнению с пенсионерами других регионов страны.
  2. Восстановить деятельность специального органа исполнительной власти по вопросам развития Севера (аналогичного упраздненному в 2000 году Государственному комитету Российской Федерации по вопросам развития Севера).

ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ПРАВА

Мы констатируем:

— серьёзный системный кризис в избирательном процессе в России. Избиратель перестал его воспринимать как инструмент гражданского участия в формировании представительной и исполнительной власти на федеральном, региональном или муниципальном уровнях.  Выборы последних лет проходят практически в отсутствии реальной конкуренции, в условиях глубокой социальной апатии, не выполняют свою основную функцию — обеспечение сменяемости власти в стране.

— избирательные комиссии не являются независимыми от органов исполнительной власти, а правоохранительные органы и суды всех уровней исполняют свои обязанности формально, провоцируют УИКи и ТИКи на новые нарушения своим бездействием, поощрением безнаказанности за нарушения в предыдущие кампании.

  Мы требуем:

  1. Оградить избирательное законодательство от манипуляций в интересах правящей партии, отдельных субъектов политического процесса. При любых изменениях избирательного законодательства в первую очередь исходить из обеспечения принципов равенства участников и интересов избирателей.
  2. Внести в избирательное законодательство изменения, обеспечивающее реальную конкуренцию на выборах всех уровней, создать необходимые условия для общественного наблюдения на выборах, в частности, законодательно закрепить институт наблюдения от общественных объединений.
  3. Реформировать систему формирования избирательных комиссий, в частности исключить участие должностных лиц исполнительной власти в их составе.
  4. Обязать лиц, занимающих государственные и муниципальные должности в исполнительной власти, являющихся кандидатами на выборах, уходить в отпуск на период избирательной кампании.
  5. Полностью исключить всякую возможность использовать публичные мероприятия, организованные за счет бюджетных средств и (или) с участием должностных лиц во время исполнения ими своих служебных обязанностей, в целях предвыборной агитации отдельных кандидатов и партий.
  6. Обеспечить равенство всех кандидатов и партий при выдвижении, сборе и проверке подписей и регистрации, а также при проведении предвыборной агитации и прочих избирательных действиях.
  7. Создать наиболее полные условия для равного доступа кандидатов и партий к СМИ.
  8. От ЦИК РФ добиться соблюдения избирательными комиссиями порядка предусмотренного законом по подсчету голосов и подведения итогов голосования.
  9. Требуем отмены «заградительных» барьеров препятствующих регистрации кандидатов на выборах разных уровней («муниципальный фильтр», антиконституционный запрет на участие в выборах в качестве кандидатов условно осужденным людям, запрет баллотироваться осуждённым по тяжким статьям даже после снятия с них судимости и др.)
  10. На предстоящих в 2018 годе выборах Президента РФ требуем регистрации всех без исключения кандидатов, которые представляют интересы сколь-нибудь заметной части российского общества.

 

Резолюция съезда

ОБ ОТМЕНЕ И КОРРЕКТИРОВКЕ

АНТИКОНСТИТУЦИОННЫХ ЗАКОНОВ

(при подготовке использованы материалы проекта «Санация права»)

Мы констатируем, что в последние годы российский парламент принял множество законов, противоречащих российской Конституции и международным обязательствам, имеющих откровенно репрессивный характер, наносящих значительный вред гражданскому обществу, всем жителям России.

Юридическим и правозащитным сообществом сформирован реестр законов, носящих репрессивный характер, нарушающих Конституцию.

 

Мы требуем отмены следующих законов:

 

  • Закон о «криминализации клеветы» (Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», подписан президентом 28 июля 2012 года). Вернул клевету в Уголовный кодекс РФ.
  • Законы, препятствующие проведению мирных собраний (Федеральный закон № 258-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях», подписан президентом 21 июля 2014 года; Федеральный закон от 08.06.2012 г. № 65-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях») Ужесточают ответственность за нарушения при проведении массовых мероприятий, ограничивают право на свободу собраний и усиливает санкции за различные нарушения в ходе митингов и демонстраций.
  • Закон об ответственности за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» (Федеральный закон № 135-ФЗ «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях защиты детей от информации, пропагандирующей отрицание традиционных семейных ценностей», подписан президентом 29 июня 2013 года). Ввел административную ответственность за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних».
  • Закон о внесудебной блокировке интернет-сайтов (Федеральный закон № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», подписан президентом 28 декабря 2013 года, вступил в силу 1 февраля 2014 года). Ввел возможность немедленных внесудебных блокировок страниц в интернете.
  • Закон «о криминализации оскорбления религиозных убеждений и чувств» (Федеральный закон «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан», подписан президентом 29 июня, вступил в силу 1 июля 2013 года). Ввел уголовное наказание за «оскорбление чувств верующих».
  • Закон «о нежелательных организациях» (Федеральный закон № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», подписан президентом 23 мая 2015 года). Ввел понятие нежелательных организаций — иностранных и международных организаций, чья деятельность в РФ может быть запрещена. Нежелательным организациям запрещается проводить публичные мероприятия (от семинаров до митингов), хранить и распространять свои материалы, в т. ч. через СМИ. Ввел уголовную ответственность за продолжение работы нежелательной организации в России вопреки запрету и административную за сотрудничество с запрещенными органи-зациями.
  • «Закон Димы Яковлева» (Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», подписан Президентом и вступил в силу 1 января 2013 года). Запретил усыновление детей из России гражданами США и прекратил действие соглашения с США по вопросам усыновления.
  • Закон об «иностранных агентах» (Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента», подписан президентом 20 июля 2012 года. Вступил в силу 21 ноября 2012 года). Ввел понятие «иностранного агента», дискримина-ционные меры в отношении соответствующих НКО, а также административную и уголовную ответственность для организаций и их руководителей.
  • Закон об отказе от приоритета международного права (Федеральный конституционный закон № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Ввел механизм неисполнения решений международных судов в отдельных случаях.
  • «Закон о праве на забвение» (Федеральный закон от 13.07.2015 № 264-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»). Способствует ограничению распространения информации, затрудняет реализацию права свободно получать и распространять информацию.
  • Закон, расширяющий понятие госизмены (Федеральный закон от 12.11.2012 № 190-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). Ограничивает свободу распространения информации, в частности разглашение информации, относящейся к злоупотреблениям, нарушениям законности и прав человека, может быть наказуемо как «разглашение государственной тайны».
  • Закон о «черных списках» сайтов (Федеральный закон от 28.07.2012 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Ввел возможность внесудебной блокировки сайтов, накладывает целый ряд ограничений на распространение информации.
  • Статья 280.1 УК РФ (введена Федеральным законом от 28.12.2013 № 433-ФЗ «О внесении изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации»). Данная статья является политически мотивированной формой преследования несогласных, противоречит Конституции РФ и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Часть 1 статьи 354 УК РФ (реабилитация нацизма, отрицание фактов, установленных Нюрнбергским Трибуналом). Эта статья используется для политически мотивированного преследования за высказывания, никоим образом не относящиеся к «реабилитации нацизма», и противоречит Конституции РФ и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

  • «Пакет Яровой» (Федеральный закон от 06.07.2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» и Федеральный закон от 06.07.2016 г. № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»). Ограничивает право граждан на обмен информацией, деятельность коммерческих и религиозных организаций и расширяет полномочия силовых структур. Ограничивает право граждан на судебную защиту, ужесточает наказания за ряд преступлений и существенно расширяет полномочия следственных органов.
  • Закон о слежке за пользователями интернета (Федеральный закон от 21.12.2013 г. № 369-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и статью 13 Федерального закона «О федеральной службе безопасности»). Создает правовую базу для организации и внедрения автоматизированной системы перехвата информации в интернете, неправомерного вмешательства в частную жизнь граждан, а также для произвола и злоупотребления полномочиями со стороны силовых органов с целью давления на инакомыслящих и оппозиционно настроенных граждан.
  • Закон о двойном гражданстве (Федеральный закон от 04.06.2014 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений в статьи 6 и 30 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Налагает на граждан России обязанность раскрывать перед государственными органами информацию о наличии у них иного гражданства, вида на жительство, или документа, предоставляющего право на постоянное проживание в иностранном государстве.
  • Закон о встречах с избирателями (Федеральный закон от 07.06.2017 г. № 107-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях»). Переводит встречи депутатов с избирателями всех уровней в разряд публичных мероприятий, регулируемых законодательством о митингах.
  • Статья 212.1 УК РФ (Федеральный закон от 21.07.2014 г. № 258-ФЗ). Вводит уголовное наказание вплоть до лишения свободы на срок до пяти лет для лиц, привлекавшихся к административной ответственности более двух раз в течение ста восьмидесяти дней. Двойное наказание за одни и те же деяния — сначала в рамках административного, а затем уголовного процессов противоречит основополагающим нормам права и создает широкие возможности для политических репрессий.

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» 2002 г. Стал ключевым инструментом расширяющейся практики политических преследований. Как отмечалось в заключении Венецианской комиссии 2012 г., понятия экстремизм, экстремистская деятельность, экстремистские организации и экстремистские материалы в этом законе имеют излишне широкий и неопределенный характер, вследствие чего допускают такое толкование и применение, которое ведет к произволу и непропорциональным ограничениям фундаментальных прав и свобод.

— «Закон о СМИ-иностранных агентах» (Федеральный закон от 25 ноября 2017 года № 327-ФЗ «О внесении изменений в статьи 10.4 и 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статью 6 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»), как представляющий угрозу для свободных и независимых медиа в стране и ограничивающий свободу слова.

Мы требуем радикальной корректировки статьи 282 УК РФ (предусматривает ответственность за совершение (публично или с использованием средств массовой информации) действий, направленных на возбуждение ненависти или вражды, а также на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе). Статья трактуется произвольно и расширительно, зачастую применяется лишь за высказывания, которые в силу обстоятельств или аудитории не могут повлечь насильственные действия или явную дискриминацию, и на практике применяется для преследования оппозиции. Предлагаем предпринимать уголовное преследование только в случае если есть действенные призывы к насилию или системной дискриминации по признакам, перечисленным в этой статье.

Резолюция съезда

О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ,

ГЛАСНОСТИ И ПРОЗРАЧНОСТИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ

(на основе материалов, подготовленных независимым экспертным сообществом)

  1. В системе судов общей юрисдикции необходимо обеспечить организацию отдельных судов апелляционной и кассационной инстанций не на уровне областных и приравненных к ним судебных органов в субъектах РФ, а в судебных округах, в которых действуют аналогичные инстанции арбитражных судов. Это в большей мере позволит гарантировать независимость правосудия.
  2. Необходимо привести процедуру назначения судей на должность в соответствие с конституционным статусом судебной власти и принципом независимости судей.
  3. Предлагается ввести выборность председателей судов самими судьями или наделять их полномочиями на сравнительно непродолжительный срок с обязательной ротацией.
  4. В целях совершенствования системы правосудия необходимо закрепить в регламентах судов общей юрисдикции и внедрить процедуру распределение дел между судьями на основе соответствующих компьютерных программ или с использованием других технических средств.
  5. Необходимо ввести обязательное официальное полное аудио протоколирование судебных заседаний (наряду с письменным протоколом и возможной видеотрансляцией) — с незамедлительным вручением копий (фонограммы) аудио протокола сторонам процесса. Требование аудио протоколирования должно быть обязательным при рассмотрении дел в судах, а его нарушение должно влечь отмену судебных актов.
  6. Необходимо исключить практику дисциплинарной ответственности судей в связи с отменой судебного акта как якобы подтверждающей недостаточную квалификацию судьи или совершение им поступка, несовместимого с авторитетом судебной власти. Такие подходы не исключают произвольное преследование судей вопреки конституционному принципу их независимости, несменяемости и неприкосновенности.
  7. В целях укрепления статусных гарантий независимости судей в действующей с 2013 г. системе их квалификационной аттестации необходимо восстановить правило о возможности присвоения мировым судьям и судьям районных судов квалификационных классов практически всех уровней (кроме двух высших), отменив тем самым ограничения при присвоении квалификационных классов судей, связанные в настоящее время с уровнем суда, в котором судья осуществляет свою деятельность.
  8. Для устранения условий возникновения конфликта интересов и необъективности судей в судебном процессе необходимо ввести запрет последующего рассмотрения дела тем же судьей, который в ходе расследования разрешает вопросы об избрании меры пресечения и иных мерах уголовно-процессуального принуждения, о производстве следственных действий, а также рассматривает жалобы на действия органов расследования в порядке ст. 125 УПК РФ.
  9. В ходе расследования в качестве меры пресечения содержания под стражей необходимо рассмотреть возможность участия при решении данного вопроса народных заседателей, что позволит обеспечить корректировку сложившейся негативной практики применения ареста.
  10. В целях исключения переполнения (перелимита) следственных изоляторов представляется целесообразным законодательно вменить в обязанность следователя, ходатайствующего перед судом об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, представлять информацию территориального органа ФСИН России о наличии свободных мест в следственном изоляторе, в который предполагается поместить задержанного. Соответствующие коррективы необходимо внести в ст. 108 УПК РФ.
  11. В целях обеспечения независимого, объективного и справедливого правосудия необходимо рассмотреть вопрос о введении института народных заседателей по некоторым категориям гражданских и административных дел, подсудных мировым, а также районным и городским судам общей юрисдикции (например, о лишении родительских прав, о восстановлении на работе, о защите чести и достоинства, о лишении водительских прав и т.д.).
  12. Необходимо законодательно закрепить обязанность судебных органов проводить проверку рассмотрения уголовных дел в кассационном и надзорном порядке по обращениям Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, в том числе путём истребования соответствующих уголовных дел у нижестоящих судебных органов.
  13. На законодательном уровне необходимо закрепить порядок реализации Уполномоченным по правам человека в РФ и уполномоченными по правам человека в субъектах РФ предоставленного им в соответствии с п. 1 ст. 40 КАС РФ права обращаться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Уполномоченные по правам человека в субъектах РФ также могут быть наделены правом инициировать пересмотр конкретных судебных дел в кассационном и надзорном порядке.

Целесообразно также закрепить за уполномоченными по правам человека право предлагать кандидатуры представителей общественности в состав квалификационных коллегий судей.

  1. В целях укрепления объективности и полноты судебного исследования при осуществлении правосудия, а также для развития форм взаимодействия между судами и гражданским обществом представляется значимым закрепить в процессуальном законодательстве право уполномоченных по правам человека, а также правозащитных организаций направлять в судебные органы свои заключения по рассматриваемому делу (в форме письма «amicus curie»).
  2. Необходимо обеспечить общественный контроль за соблюдением прав человека в конвойных помещениях судов, а также в спецавтотранспорте для перевозки подсудимых.
  3. Необходимо, чтобы предложения по финансированию судов вносились в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации Судебным департаментом при Верховном Суде РФ.
  4. Необходимо законодательно закрепить дополнительные гарантиифинансирования деятельности мировых судей, распространив финансирование федерального бюджета на ресурсное обеспечение их деятельности, чтобы исключить зависимость мировых судей в этих вопросах от региональных властей.
  5. В целях повышения эффективности судебной власти необходимо добиваться персональной ответственности государственных служащих и должностных лиц за неисполнение судебных актов.
  6. Подготовка юристов, рассчитанная на возможность их профессиональной деятельности в качестве судей, прокуроров, адвокатов, следователей, нотариусов, т.е. на должностях, требующих законченного высшего юридического образования, должна являться вневедомственной. Дальнейшая специализация в ведомственных учебных заведениях должна осуществляться только на этой общей основе.
  7. Необходимо выработать дополнительный механизм независимой профессиональной оценки вызывающих сомнение (с точки зрения фактов и применения закона) ситуаций, со стороны тех, кто не был бы частью самой правоохранительной системы.
  8. Целесообразно учреждение в длительно не разрешаемых правоохранительными органами и вызывающих недоверие общественности случаях специального уполномоченного Президента Российской Федерации для объективной внешней информации и профессионального анализа относительно деятельности госструктур по определенной проблеме или по конкретному делу, чтобы обеспечить получение необходимых данных и возможных рекомендаций — не от них самих.
  9. Имеющиеся практики институтов Уполномоченных по правам человека, по защите прав предпринимателей, по правам детей обнаруживают значительный их внешний контрольный потенциал как постоянно действующих институтов. В этом же направлении должен и может эффективно использоваться применительно к острой конкретной ситуации механизм профессиональной проверки по поручению Президента Российской Федерации.
  10. Представляется необходимым создать аналогичную Центру частного права самостоятельную структуру – Центр публичного права, задачей которого будет являться проведение экспертной разработки и организации официального публичного обсуждения проектов в области, в частности, судебного, административного, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права.

РЕШЕНИЕ СЪЕЗДА

С целью борьбы с бесконечным потоком лжи и ненависти, которые идут со стороны государственных СМИ:

  1. Учредить антипремию Юлиуса Штрейхера.
  2. Поручить формирование жюри антипремии Игорю Яковенко и Виктору Шендеровичу.

АТИПРЕМИЯ ЮЛИУСА ШТРЕЙХЕРА

Антипремия Юлиуса Штрейхера — общее название нескольких антипремий, которые присуждаются физическим и юридическим лицам, внесшим самый большой вклад в создание атмосферы ненависти и лжи в российском обществе и за его пределами, травли инакомыслящих, а также в ужесточение режима цензуры.

Данная антипремия вручается ежегодно в четырех номинациях.

Номинация 1. Антипремия Радио тысячи холмов

Присуждается СМИ, которое в течение года систематически разжигало ненависть к какому-либо народу, национальной, религиозной или иной социальной группе.

Радио тысячи холмов (полное название «Свободное радио и телевидение тысячи холмов)» — руандийская радиостанция, вещавшая в 1993—1994 гг. Своим разжиганием ненависти и призывами к убийствам представителей народа тутси сотрудники этого СМИ внесли весомый вклад в геноцид этого народа и были осуждены Международным трибуналом по Руан-де.

Номинация 2. Антипремия В. П. Буренина

Присуждается сотруднику СМИ или СМИ в целом, которые особо отличились в травле кого-либо из представителей оппозиции или творческой либо научной интеллигенции.

Критерии для присуждения премии В. П. Буренина — лживость обвинений в адрес объекта травли, использование таких приемов, как вторжение в частную жизнь жертвы, неоднократность нападок, а также распространение порочащих жертву сведений на широкую аудиторию.

Виктор Петрович Буренин — российский литературный критик и публицист, ставший в конце XIX — начале XX века символом клеветы и травли представителей прогрессивной интеллигенции. Герой знаменитого фельетона Власа Дорошевича «Старый палач».

Номинация 3. Антипремия А. И. Красовского

Присуждается представителю российской власти, внесшему весомый вклад в ужесточение цензуры.

Александр Иванович Красовский — российский цензор XIX века, прославившийся цензурными решениями и высказываниями, изумительными по своей абсурдности и жестокости. Стал символом самых худших проявлений в российской цензуре.

Номинация 4. Антиремия Юлиуса Штрейхера

Главная медийная антипремия года. Присуждается представителю российских СМИ, внесшему самый заметный вклад в атмосферу ненависти и лжи в российских медиа.

Критерии присуждения антипремии — систематичность использования языка ненависти и размер аудитории, на которую распространяется СМИ, с которым сотрудничает номинант.

Юлиус Штрейхер — главный редактор антисемитской газеты «Штурмовик». Казнен по приговору Нюрнбергского трибунала за антисемитскую пропаганду и призывы к геноциду.

Подведение итогов и церемония вручения антипремии происходит в феврале-марте. До этого ежемесячно на сайте антипремии жюри представляет промежуточные итоги по каждой из номинаций и организует голосование. Окончательное решение о присуждении антипремии жюри принимает с учетом голосования на сайте. Антипремия в каждой номинации может быть присуждена физическому или юридическому лицу только один раз. Повторное присуждение антипремии не допускается.

РЕШЕНИЕ СЪЕЗДА

С целью мониторинга социальных конфликтов в регионах России и выработки системных предложений по разрешению этих конфликтов:

  1. Учредить федеральную рабочую группу по мониторингу социальных конфликтов.
  2. Призвать частников съезда, а также всех правозащитников и социальных активистов России немедленно сообщать данной рабочей группе о возникновении социальных конфликтов в регионах России.
  3. Протестные группы, направленные на разрешение разных социальных проблем, поддерживать друг друга в их требованиях к власти
  4. Поручить координацию рабочей группы:

Николаю Миронову (ЦЭПР), +7 (916) 629-56-09, ceprsu@gmail.com

Льву Пономареву («За права человека»), +7 (499) 638-30-09, levpon4141@gmail.com