Брянские заключенные снова сообщают об избиениях: 13 человек объявили голодовку, несколько вскрылось

 

На этот раз информация пришла из ИК-4 Брянской области. Согласно поступившим в ООД «За права человека» сообщениям, 8 июля в ИК-4 Брянской области ввели спецназ для проведения обысков. Бойцы спецназа задержались в колонии на неделю и все это время терроризировали заключенных, находящихся в ШИЗО и СУСе (строгие условия содержания). Осужденные подвергались регулярным сильным избиениям, выкручиванию суставов, их ставили на растяжку, остригали наголо. С утра людей запирали в душный стакан, не водили обедать, не оказывали медицинскую помощь избитым.

Инициатором этого всего заключенные называют сотрудника колонии Анокина (Аношкина), который был переведен в Брянскую область из Мордовии, так же как глава УФСИН Брянской области Сергей Поршин.

Избитых заключенных посещал прокурор, обещал разобраться. После этого Анокин (Аношкин) угрожал осужденным, рекомендовал не думать, что «доберетесь до Москвы».

Несколько дней назад заключенные, подвергшиеся избиениям, находящиеся на строгих условиях содержания и доведенные до отчаяния, официально объявили голодовку. По нашей информации, сегодня голодает 13 человек. Несколько вскрылось, один находится в тяжелом состоянии. Люди требуют прекратить издевательства и привлечь к ответственности садистов.

Имена пострадавших заключенных:

Спирюхов Дмитрий Юрьевич, Рожков Павел Сергеевич, Мыльников Алексей Геннадьевич, Шемастин Николай Николаевич, Булатов Джамалудин, Сенькин Кирилл, Щедрин Александр, Юрицкий Денис (сильно порезал обе вены, возможно, госпитализирован), Костюченко Максим Васильевич, Чернодед Константин Владимирович, Фатеев Александр Николаевич, Финогенов Сергей Сергеевич, Тужилин Игорь Сергеевич, Минаков Сергей Леонидович, Васечкин Александр Борисович, Кисляков Виктор Андреевич, Дымов Сергей Николаевич, Федькин Максим Александрович, Пресняков Андрей Викторович.

По информации, которую мы имеем, свидетелями избиений были руководители УФСИН и колонии:  

Начальник ИК-4 Сергей Вячеславович Мефед

Замначальника по безопасности и оперативной работе Ик-4 Копылов Павел Григорьевич

Начальник УФСИН России по Брянской области Сергей Васильевич Поршин

 

Рассказ, который 22 июля прислал нам один из осужденных ИК-4 (орфография и пунктуация частично исправлены для удобства чтения):

«8 июля в 9-том часу утра зашёл спецназ, и многие другие сотрудники, которые работают в УФСИНе по Брянской области. Также был начальник управления Поршин и местная администрация. Смысл их приезда изначально был понятен, что обысковые мероприятия всего лагеря. Далее во время обыска сотрудники спецназа начали задерживать осуждённых с разных секторов кого за что.

Конкретно меня задержали за то что я посмотрел в окно. Когда я задал вопрос сотруднику спецназа за что, он пояснил что я себя неадекватно веду, и прошёл я с ним в сторону КПП, где меня посадили в стакан, где было вместе со мной 18 человек (стакан находится где флокс (рамки), через него проходят осуждённые на промзону). Сам стакан 3 метра в длину и 1,5 метра в ширину. В стакан меня привели примерно в первом часу. На камерах в секторах если имеется запись, то она подтвердит, что я говорю, про то что я смотрел в окно.

Просидели мы в стакане примерно до 19:00, после чего сотрудники администрации стали выводить небольшими пачками осуждённых, ещё четверых осуждённых, которых чрезмерно и сильно били. Участие в избиении принимало очень много народу: начальник оперативного отд., начальник режимного отдела, зам. по БиОР Копылов П.Г., начальник колонии Мефед, начальник управления Поршин, сотрудники спецназа и другие сотрудники УФСИНа, которые мне неизвестны, но, увидев их, я узнаю. После тех семи осужденных, которых побили в промежутке пять минут, также и меня на карачках с вывернутыми руками и бегом сотрудники УФСИН протащили в ШИЗО, где я увидел, как избивают людей. Далее меня постригли наголо, руки у меня также вывернуты взад, одну руку один вывернул сотрудник, другую руку другой вывернул сотрудник, а третий в это в время меня постригал наголо — начальник ШИЗО, фамилию его я не знаю. Все это время руки были выкручены взад, и стали надавливать вниз, чтоб я присел, потом также суставы верх, я встал вверх, и так несколько раз это продолжалось, пока я не упал на колени и сказал: забейте лучше я больше не могу этого терпеть. Потом меня взяли, поставили к стене на растяжку и начали бить по ногам и грудной клетке. Во время этого всего я оборачивался и видел как избивали других осуждённых, где принимали выше указанные лица, о ком я писал выше.

Когда избиение закончилось, по одному в сопровождении спецназа привели опять в стакан. Из 18 человек, которые находились в ШИЗО, в стакан вернулись только 11 человек. 7 человек, которых мы так больше не увидели, оставили в ШИЗО, так как у них очень большие побои. Далее, когда нас привели в стакан, примерно в 21:00, нас не кормили обедом, медицинскую помощь не оказали, хотя обращались к ДПНК чтоб вызвали врача. Покормили нас только ужином после отбоя, который был в 22:00 по распорядку, с сопровождением спецназа после ужина, который примерно был для тех, кто в стакане. В 23:00 нас 11 человек вернули обратно в стакан, который не адаптирован ни лампой дневного света, ни туалетом, ни лавочками. Нас оставили там ночевать на цементном полу, и естественно дышали мы одной пылью от этого цемента.

9-го июля был такой же день: нас кормили обещаниями, что нас выпустят, начальники отряда, оперативники и дежурная смена, чего не произошло. Нас оставили ночевать также в стакане. Завтрак для нас был часов в 9:00 утра, на обед нас не повели, на ужин нас отвели так же в 23:00 после отбоя в колонии, так же под сопровождением спецназа. В туалет практически не водили, выводили в последний момент когда чуть мочевой пузырь не лопался. Врача так же нам не вызывали, и так все эти муки продолжались до 11-го июля до вечера. Нас потом отпустили в отряд.

После бетонных стен и пола я заболел. На следующий день я проснулся с температурой, это было 12 июля. Часов в 10:00 я пошёл в медсанчасть, где меня принял на приём врач с управления, фамилия вроде Маркова. Измерив температуру, на градуснике было 37.6, после чего мне она выписала антибиотики. Также я ей пожаловался, что у меня стонет печень – я так понял, дротаверин дала мне от нее, хотя я ей пояснил что хожу в туалет и писаю жёлто-красной мочой. Далее я ей пояснил, что меня держали почти 3 суток в стакане, и мне приходилось там лежать на цементном полу. И пояснил также, чтоб она переписала побои, которые имелись у меня на теле, чего она категорически не стала делать и сказала мне, чтоб я ушёл по-хорошему. А рядом в это время был такой Тарасенко, он на должности тыловика в колонии, он переписал мою фамилию.

Когда я покинул медсанчасть и пришёл в отряд, буквально через минут 5 пришёл начальник отряда Диченко Артём Михайлович и с ним ещё 2 сотрудника. Диченко начал обыскивать мою личную тумбочку, искать нарушения, но их не было. Он мне сказал, чтоб я зашёл к нему в кабинет. Когда я зашёл, там было ещё два сотрудника с администрации, он стал меня спрашивать про санчасть — зачем я хотел снять побои. Я сказал ему, что родители беспокоятся за меня, после чего Диченко мне сказал: собирайся на комиссию, на тебя рапорт за нецензурную брань в сторону администрации. На что я ему сказал: зачем вы это делаете, когда этого нечего не было? Вам сейчас любой повод нужен, чтоб я оказался на комиссии? Далее он сказал: ты меня услышал? Свободен. После чего я ушел. Мне сделали видео с побоями и фото.

На сегодняшний день избиения в ШИЗО так и происходят. Спецназ покинул стены колонии 15 июля. На данный день избивает местная администрация».