Ангарчанин заявляет, что стал жертвой зверства полицейских

24 марта 2018 года к правозащитникам обратился житель города Ангарска Виктор Тирских.

Виктор рассказал, что 23 марта 2018 года, около 23.00 вечера находился по адресу места жительства. Был один. В это время в дверь раздался стук сотрудников полиции и он ее открыл. На пороге было трое человек, одетых в форму полицейских. Один, прапорщик, около 2х метров ростом, худощавого телосложения, скорей смуглый; второй светлый, молодой, около 180 см., нормального среднего телосложения, без звания; третий, ниже 180 см, крепкого телосложения, круглощекий, темный, без звания.

Прапорщик стал задавать вопросы: «Где он?». На что он ответил, что никого нет, что он один и спросил: «Кто он?». На это Виктору ничего не ответили, а спросили: «Ты кто такой?». Виктор ответил, что проживает тут у товарища. «Где он, звони ему!», сказали полицейские. Виктор ответил, что номеров нет и спросил: «Кому звонить?». На это ему приказали: «Дай-ка сюда телефон!», это сказал прапорщик. Это слышал сосед, по имени Витя, проживающий на этом же этаже в соседней комнате (со слов обратившегося). Он в это время находился в коридоре и слушал все происходящее.

В результате Виктор отказался дать сотрудникам полиции телефон и уронил его на пол, сказав : «Без особого разрешения, постановления, не имеете право!». Сотрудники полиции приказали ему собираться, что он и стал делать. Одевшись и не сопротивляясь, на глазах соседей, которые смогут подтвердить, что он не был избит до этого, Виктор, под сопровождением полицейских, проследовал в служебный автомобиль УАЗ. Номер точно не может сказать, или  0520 38, или 0590 38. Было темно. Соседка Даша также сможет подтвердить, что Виктор не был избит сотрудниками до того как его забрали и он проходил вместе с полицейскими, мимо нее, без следов побоев.

Где-то через полчаса, пострадавшего повезли на экспертизу состояния наркологического опьянения, находящуюся в 31 квартале г.Ангарска. По прибытию туда задержанный отказался от ее прохождения, потому что считал, что ее не обоснованно назначают. До прибытия полицейских задержанный сидел дома и ничего противоправного не совершал. Врач, пожилой мужчина, среднего роста, также может подтвердить, что он не был избит до прибытия в медицинское учреждение.

После отказа освидетельствоваться Виктора вновь посадили в служебный автомобиль, в задний запираемый отсек для перевозки задержанных. Трое сотрудников село в салон. Машина немного отъехала в квартала. Ехали около 10 минут. Там дверь отсека, где он содержался, открыли и сотрудник полиции, как говорит Виктор, круглощекий, крепкий, схватил его «за шкирку», то есть за рукав куртки с правой стороны, чуть ближе к плечу, выдернул из машины, повалив на землю пинком в левый глаз, пыром. От удара сотрудника глаз сразу же оплыл и кожа под глазом лопнула, кровь брызнула и потекла, скорей всего оставшись на обуви сотрудника. В это время другие сотрудники стояли вокруг, а он чувствовал, что кто-то из них наносит удары палкой по ногам, в область средней части левого и правого бедра с передней стороны. Одновременно с этим он чувствовал удары в передние части левой и правой голеней. По его ощущениям эти удары наносились ногами. При нанесении ударов полицейские орали матом, унижали и угрожали, что закопают.

dav
dav
dav

Точных слов, которые ему говорили он не помнит, потом что после первого удара ногой в глаз плохо соображал.

dav

Избиения продолжались около 15 минут. Избивая, сотрудники дергали его по земле, за куртку, в разные стороны, стараясь ее порвать. В результате это удалось, был оторван воротник и разорваны оба рукава, она пришла в негодность.

После этого полицейские, все вместе, впихали задержанного в задний отсек служебного автомобиля, закрыв, повезли в 1-й отдел полиции г.Ангарска. Как ему показалось, был первый час ночи. Там его раздели, забрав телефон, документы, куртку. После чего закрыли в клетку, где находилось еще двое задержанных. В клетке я пробыл около трех часов. В это время с задержанного текла кровь, мед помощь не была оказана. Он говорил, что болеет и может случайно заразить сокамерников, если не помочь. Полицейские это проигнорировали. Сокамерник Сергей снимал на телефон побои.  В течение часа находящихся с ним выпустили и привезли других – троих. Один в очках с синяками, как зовут не помнит. Второй Иван, номер телефона 898…….(представлен в СК). Все указанное они могут подтвердить.

В период нахождения в клетке дежурный отдела и тот полицейский, который начал бить первым (круглощекий), заставляли идти Виктора к участковому, давать объяснения. Но, так как он ничего не совершал, боялся за свою жизнь и за то, что его вновь начнут бить, он отказывался идти, просил, чтобы участковый пришел к месту содержания, где при других задержанных его не будут бить.

Во время около 4 часов утра 24 марта 2018 года задержанного отпустили, отдав куртку и телефон. Документы они оставили у себя. Ему пришлось пешком снова, где-то в 6 утра, вернуться и забрать свои документы, вторую куртку.

Полагая, что тем самым в действиях указанных лиц содержатся признаки совершения преступления, предусмотренные ст. 286 УК Российской Федерации, сегодня, 26 марта, пострадавший обратился с заявлением о совершенном преступлении в Следственный отдел по г.Ангарску. Одновременно с этим, им было получено постановление следователя о направлении на медицинское освидетельствование повреждений, которые видны на фото: синяки в области средней части голени и бедер (спереди), синяк на верхней части спины сзади, гемотома и ссадина под глазом. Врач в травмпункте зафиксировали причиненный вред.

P.S.Ранее, не прошло и месяца, Виктор также обращался с жалобой к правозащитникам. Как он утверждал, четверо оперативных сотрудников ИК-15, задержав его возле колонии, во время того, как он подавал продуктовую передачу, сильно избили его. Тогда им также были сняты побои и подано заявление о совершенном преступлении в СО по г.Ангарску. Срок проведения проверки кончается 30 марта, но уголовное дело так и не возбуждено. При этом, согласно официальным ответам ГУФСИН оперативники действительно тогда задерживали Виктора, но, якобы не трогали.

Владимир Смирнов