Правозащитник Лев Пономарев* о своем новом политическом движении и о будущем России

В конце апреля Россию покинул один из основателей «Мемориала» и движения «За права человека» Лев Пономарев (внесен властями РФ в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента). Сейчас он объявил о создании нового движения под названием «Мир, прогресс и права человека». Корреспондент «Спектра» встретился с ним в Тбилиси и обсудил эмиграцию, новое антивоенное движение, основанное на петиции на Change.Org, развал СССР, грядущий правый реванш и светлое будущее России.

Лев Александрович, мы с вами встречаемся в Тбилиси. Расскажите, с какими чувствами вы покинули Россию?

— Тревога. Не за себя, а за организации, которые там остались. Я руковожу ими, занимаюсь правозащитной и антивоенной деятельностью. Я уехал, потому что понимал, что нужно их сохранить. Потому что это редкий пример, когда организация внедрена в российскую реальность. Российская реальность — это чиновники, в том числе и омбудсмен, с которым можно работать. Этого многие радикально настроенные люди не понимают, в том числе правозащитники. Надо пользоваться всеми рычагами, чтобы защищать права граждан.

Не было чувства, что вы проиграли, когда уезжали из страны?

— Конечно, сейчас ситуация все хуже и хуже, но в любой ситуации правозащитник должен защищать людей, которые к нему обращаются. Как говорится, Отечество не выбирают. Да, мы проигрываем сейчас. Фактически в стране установилась фашистская власть. Война заставляет называть ее фашистской. Ну и колонии, в которых насилуют заключенных, тоже признак фашизма. Но мы помогаем людям. Не свергаем режим, хотя хотелось бы, но помогаем.

Какие у вас планы теперь?

— Я сосредоточен на антивоенной кампании. Я автор петиции против этой войны, которую подписало больше 1 200 000 человек. Поразительно, как она разошлась. Это показывает, что антивоенные настроения в России существенные. Хотя многим кажется, что мы проиграли. На основе этой петиции надо создавать большое общественное правозащитное движение. Эти люди, подписав петицию, уже выступили против войны. Но меня волнует, чтобы это была не разовая акция. Это люди моих взглядов. После войны страна будет переживать, возможно, не меньшие трудности, чем сейчас. Потому что экономика рухнет, и возникнет вопрос, в какую сторону пойдет страна.

У меня есть опыт, и поэтому я хочу сделать большое гражданское движение. Мы думали над самым коротким названием и поняли, что назвать его надо «Сахаровское движение» или «Мир, прогресс и права человека» — это название нобелевской лекции Сахарова.

Конечно, это движение будет сетевое. В какой-то момент 30 тысяч человек из миллиона подписантов петиции дали обратные адреса, и мы с ними начали взаимодействовать. Это громоздкая работа, которая требует непростого IT-сопровождения. Но, когда я приехал в Тбилиси, я понял, что мне повезло. Здесь я увидел людей, которые покинули разные регионы России. Они энергичные и видят у страны будущее. Я понял, что с ними надо объединяться, чтобы они инициировали создание групп в России отсюда. Поэтому первую инициативную группу движения мы сделали здесь, в Тбилиси.

Меня спрашивают, зачем создавать очередное объединение за границей. Но это не заграничное объединение, а российское. Просто эти люди живут здесь компактно, и с ними легче договориться.

А что делать с солдатами, которые сейчас вернутся из Украины? Многие из них — молодые ребята, которые на этом сформируются. И, в лучшем случае, получат только психологическую травму, а в худшем — станут настоящими садистами. Как их потом социализировать?

— Я сейчас фантазировать не хочу. Но государство должно взять на себя их лечение, если они ранены. А большинству из них требуется психологическая помощь. Нужно делать объединения ветеранов, но при этом ветераны не должны жить мыслями, как бы отомстить. Им нужна пропаганда в каком-то смысле. Пропаганда наших ценностей. Я не могу сказать, как это будет, но я думаю, что это необходимо. Но, в любом случае, многие из них войдут в ряды этих правых радикалов, и с этим уже нужно бороться политически.

Многие, когда уезжали из России, боялись массовых репрессий. Но пока до уровня, скажем, 30-х годов масштабы не доходят. Дойдут ли?

— Мне кажется, не дойдут. Во всяком случае, сотнями тысяч людей сажать не будут. По новому закону, 207.3, о дискредитации армии, сажать можно сколько угодно. Полно таких законов было принято после 2014 года. Например, госизмена. Формулировка: нанес в разговоре с иностранцем ущерб безопасности России. Это вообще что угодно. Таких законов много, и могли бы уже раньше начать по ним массово сажать людей.

Во-первых, во власти не одни чекисты. И даже чекисты разные. А есть люди, которые пришли из нашего демократического прошлого. Во-вторых, тридцатые годы тоже созревали некоторое время. Это все требует развития. У нас пока этот путь к массовым репрессиям не пройден, и я надеюсь, что он не будет пройден. Потому что война каким-то образом все-таки прекратится.

Вы планируете вернуться в Россию?

— Да, конечно. Но мне не надо торопиться. Было несколько ситуаций в России. Например, меня взяли в метро полицейские и сказали: Лев Александрович, вы в федеральном розыске. И показали мой портрет на смартфоне. Потом были звонки якобы от сочувствующего. Он предупреждал, что будут аресты, и я — один из тех, кого посадят. Потом мне почти каждый день делали какую-то гадость. То польют меня какой-то вонючей жидкостью, то нанесут угрожающую надпись в подъезде. Мы вместе с сотрудниками подумали, и я понял, что лучше мне уехать, чтобы мы могли продолжать расследования пыток.

Вы часто сейчас рефлексируете о прошлом? Вам кажется, вы сделали все, чтобы не допустить того, что происходит сейчас?

— Вы знаете, я редкий пример… я думаю, какие-то ошибки были сделаны, но не рефлексирую: как же так, страна идет по такому пути, я в этом виноват. Россия проходит сложный путь исторической трансформации. Не знаю, кому принадлежит эта фраза, но «крот истории роет медленно». Поэтому, конечно, я расстроен, что мы сделали рывок демократии, я в этом участвовал, и на моих глазах это все вниз летит.

Вы можете сказать, что я виноват, что Путин пришел к власти. Потому что я представитель демократического крыла, а «Союз правых сил», мои друзья, решили, что будут голосовать за Путина. А у меня есть отмазка. На том совещании, где был координационный совет демократических сил, когда Анатолий Чубайс разгоряченный заявил: «Надо поддерживать Володю, я только что встречался с ним, он будет поддерживать демократию!» — я ему в лицо и всем остальным сказал: «Запомните этот день. Этот день вы будете вспоминать, потому что он будет самым позорным в вашей жизни».

 

Фото: Alexander Nemenov / Scanpix / LETA

 

Источник: https://spektr.press

12 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
Помочь борьбе за права человека в России

Проект «За права человека» занимается самыми острыми темами: от пыток и сфабрикованных обвинений по терроризму и экстремизму, до протестов и экологических проблем. Мы помогаем людям объединяться и доносить до властей свои требования и вопросы. Без вашей поддержки мы работать не сможем.