«Я убежден в запретности терактов и насилия со стороны религии для мусульман»

В движение «За права человека» пришло письмо из СИЗО-1 Казани. Его автор, 32-летний Руслан Габидуллин, с марта этого года находится под стражей по обвинению в участии в деятельности террористической организации «Хизб ут-Тахрир». Руслан утверждает, что дело против него сфабриковано и просит дать ему возможность высказаться.

«Добрый день.

Меня зовут Габидуллин Руслан Рафисович, 04.10.1984 г.р. Пишу вам с обращением и просьбой. Дело в следующем: 14 марта 2017 года в г. Казани были арестованы более 10 человек и проведены более 20 обысков. Все эти обыски и аресты были проведены у мусульман. Всем им предъявлено обвинение по ст. 205.5 ч. 1 и ч. 2 в соответствии с УК РФ. А именно: участие и организация деятельности «Хизб ут Тахрир». Меня обвиняют по статье 205.5 ч.1. Обыски и аресты были проведены показательно, при участии ОМОНа, ФСБ, ЦПЭ и МВД. Постараюсь объяснить, почему показательно.

Основанием для возбуждения уголовного дела и предъявления обвинений являются наши игры в футбол по выходным и хождение друг к другу в гости. Что было приравнено к тайным собраниям, указанной выше организации. Обращаю ваше внимание на тот факт, что действия, которые совершают большинство населения страны, нам вменяются как действия террористической организации.

Наши дела не единственные. Только в Казани по аналогичным обвинениям осуждены несколько мусульман на срок от 16 до 18 лет лишения свободы. И около 40 человек ждут приговора в СИЗО.

Такие большие срока! За что? За то, что я, мы – мусульмане? Нет никаких насильственных действий, нет даже призыва к ним. Напротив, я убежден в запретности терактов и насилия со стороны религии, для мусульман. Более того, я воспитываю своих детей и членов своей семьи с этим пониманием. И то же самое объясняю проявляющим интерес людям.

У меня и у всех задержанных есть семьи. Есть дети. И большую часть времени я проводил, зарабатывая деньги для семьи. И занимался воспитанием детей. Лично у меня 2-ое детей. Старшему сыну 5 лет, младшему 3 года. Также мы с супругой ждем третьего ребенка.

Абсурдность обвинения подтверждается так же тем, что, к примеру, за убийство человека осуждают на 10 лет. А в моем случае нет ни пострадавших, нет ни ущерба, даже элементарного принуждения к чему бы то ни было.

Изучив предъявленное мне обвинение, я увидел еще более абсурдный факт. Организация под названием «Хизб ут Тахрир», причастность к которой мне инкриминируют, во всем мире не запрещена. Ни в странах Европы, ни в Америке. На счету организации нет ни одного террористического акта. И она не брала на себя ответственность за них за все время ее существования. Напротив, все предъявленные ей обвинения она опровергала и предоставляла доводы на несостоятельность предъявленных ей обвинений. А решение Верховного суда РФ от 2003 года о признании «Хизб ут Тахрир» террористической я понимаю как политическое. Так как именно это обвинение стало столь популярным в отношении мусульман. И я боюсь предположить, что это очень удобный инструмент в руках власти для борьбы с инакомыслием среди мусульманского населения страны с активной гражданской позицией.

Прошу вас помочь мне и моим единоверцам в придании гласности этих бесчинств и этого произвола. Так как от этих античеловеческих действий властей страдаем не только мы, но и наши семьи, да и все мусульмане России в целом.

Вот, собственно, моё к вам обращение. Надеюсь на ваше понимание и заботу о судьбах мусульман и их семей.
Всего вам доброго и заранее спасибо!»

Оригинал письма Руслана Габидуллина (орфография и пунктуация частично исправлены) — читать

Подробнее о деле Руслана Габидуллина — в статье газеты «Коммерсантъ»