В Иркутске проводится ОРД в отношении правозащитников

Сегодня мы подаем заявления в УФСБ России по Иркутской области и начальнику ГУВД по Иркутской области о предоставлении материалов оперативно-розыскной деятельности, проводимой, как нам стало известно в отношении иркутских правозащитников.

В ходе проведения общественных расследований пыток и жестокого обращения, борьбы за права человека, мы неоднократно встречались с фактами незаконного преследования со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Через наших общих знакомых, нам передавали от руководства ГУВД, что мы защищаем не тех, не правильных людей.

Неустановленные лица избивали обратившихся к нам жертв пыток и жестокого обращения, а также их родственников. Тех, кто имел мужество бороться за свои права.

Нашим доверителям со стороны правоохранительных органов врали, что мы их подставим и мы не те люди, к которым надо идти за защитой.

18 января 2014 года Наталью Хроменкову, которая была заместителем председателя ОНК 3 созыва трое оперативников Куйбышевского ОВД выволокли за волосы и, причинив телесные повреждения, принудительно доставили в СК по Куйбышевскому району.

Впоследствии, следователь вынесшая незаконное постановление — уволена по нашим жалобам. Уголовное дело на оперативников не возбуждено до сих пор. По данному факту подана жалоба в Европейский Суд по правам человека.

08 апреля 2017 г. неустановленные оперативные сотрудники правоохранительных органов, при задержании гражданских активистов Игоря М., Софии М. и иных, проводили оперативные мероприятия, а также задавали вопросы относительно личности Святослава Хроменкова, желая узнать у них данные, составляющие тайну о его частной жизни, а также персональную информацию.

Недавно у другого гражданского активиста, Маскима З., во время задержания, неустановленные сотрудники правоохранительных органов также задавали вопросы относительно Святослава, желая узнать у него те же данные.

Основательно полагая, что данные факты являются подтверждением проведения в отношении иркутских правозащитников незаконных оперативно-розыскных мероприятий, сегодня нами поданы заявления в УФСБ России по Иркутской области и областное ГУВД о предоставлении сведений (фонограмм и других материалов) о полученной в отношении Хроменкова Святослава информации во время проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками оперативных служб органов внутренних дел, сотрудников ФСБ по Иркутской области.

Мы считаем, что незаконное проведение ОРМ имеет признаки совершения преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 137 УК Российской Федерации.

В случае установления признаков совершения преступлений нами предложено направить материал для проведения проверки в порядке ст.ст.141-144 УПК Российской Федерации.

В соответствии с требованиями ст.5 Федерального закона от 12.08.1995 г. № 144 «Об оперативно-розыскной деятельности»  органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции. При этом лицо вправе обжаловать действия должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в суд. Также статьей регламентируется порядок предоставления полученной в отношении него информации. Так, согласно норме указанной статьи лицо, в отношении которого проводилась оперативно-розыскная деятельность вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации. В силу положения указанной статьи, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. Фонограммы и другие материалы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров лиц, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело, уничтожаются в течение шести месяцев с момента прекращения прослушивания, о чем составляется соответствующий протокол. За три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных на основании судебного решения, об этом уведомляется соответствующий судья.

Совет правозащитников Иркутской области

P.S. Примечание: штамп входящего в УФСБ не ставят. Заявление приняли просто в ящик. Нам сказали перезвонить через три дня.