Ульяновский беспредел в КП-5

Последнее время все новостные группы гудят о пытках в колониях. Как ни странно, такие сообщения уже давно никого не удивляют — все и так знают, что попадание на зону может грозить не только ужасными условиями содержания, но и чудовищными пытками сродни концлагерям и вымогательством денег со стороны сотрудников.

В Ульяновске сотрудники исправительных учреждений гораздо хитрее. Давно изучив законы, наши доблестные блюстители тюремного порядка придумали, как доводить заключённых до полного психического и физического изнеможения без привязывания к столу и окунания головой в таз с водой.

Вам тоже стало интересно, как они это делали?
Да очень просто. Для начала находили жертву- любого, кто не нравился. Потом придумывали проступок. Например, отбывавший свой срок в КП-5 Димитровграда, Александр Бобров должен был здороваться со всеми сотрудниками каждый раз, когда их видел, иногда по десятку раз за пол часа с одним и тем же. Если он этого не делал, то сотрудник переходил к третьему шагу- наказанию. Наказывали законом разрешенными методами- отправляли в шизо (штрафной изолятор). Для таких, как Александр, шизо было чуть ли не постоянным местом прибывания. За время, проведенное в колонии-поселении, он регулярно попадал туда по самым необычным поводам. Однажды у него в камере нашли цитрамон, прописанный медсестрой (и да, заключенный может иметь прописанные врачом препараты). Так же было взыскание за обращение в прокуратуру, наверное, потому, что ябиднячить плохо. Вообще, когда местные стражи не знали, к чему ещё прицепиться, то камеру заключённого осматривали раз по пять за день без всяких объяснений, ползали по полу и искали мелкие крошки, пылинки и паутинки.

«Нелюбимых» заключённых в колонии много, но обычно никто не готов бороться за свои права. Бобров напротив отличился своим энтузиазмом и обостренным чувством справедливости, а сил и уверенности ему придала его семья, которая делала все возможное для соблюдения прав заключенного. Общими усилиями они смогли доказать неправомерность большей части наказаний — 6 из 9 взысканий были сняты, но это не уберегло его от дисциплинарной комиссии, которая снова перевела его в исправительную колонию.

С одной стороны, так он избавился от постоянного давления и издевательств. Но вся беда в том, что в КП-5 от постоянного стресса его здоровье пошатнулось, начались эпилептические припадки. В колонии- поселение он мог лечиться в любом учереждении по желанию, а теперь только в местной тюремной больнице. Если учесть, что хуже отечественной медицины может быть только отечественная медицина в тюрьмах, где все лечат подорожником и ромашкой, а иногда и классическим кровопусканием, дела у Боброва плохи. Нет ни обследований, ни консультаций необходимых специалистов, ни нужных ему лекарств. Сейчас его родственники и он всеми силами отстаивают право перевести его в КП-1.

Кроме того, родные Александра отстаивают права не только своего мужа и брата, но и права других заключенных. Долгая борьба с начальством КП-5 свела их с теми, кто так же подвергался нападкам со стороны сотрудников. Всем им они стараются помочь по мере сил.

И их старания не напрасны — общими усилиями сняты несколько сотрудников с высоких должностей, а некоторые уволились сами. Колонию регулярно посещают адвокаты и защитники прав заключённых.

Этой статьей мы хотим поддержать столь храбрую и сплоченную семью и пожелать им сил и терпения довести дело до конца. Своим примером они показали, что бороться можно и нужно и вдохновили других на сопротивление несправедливости.

Александр с дочерью