«Странное такое преступление, от которого никто не пострадал». Последнее слово правозащитника Татьяны Котляр

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ПРАВОЗАЩИТНИКА ТАТЬЯНЫ МИХАЙЛОВНЫ КОТЛЯР (ОБНИНСК), КОТОРУЮ СУДЯТ ЗА «РЕЗИНОВУЮ КВАРТИРУ», ГДЕ ОНА РЕГИСТРИРОВАЛА БЕЖЕНЦЕВ ИЗ УКРАИНЫ
Мировой суд, участок №15, г. Обнинск, пр. Ленина, 214.

«Татьяна Котляр: в понедельник 24.07 мой суд и приговор

Вот придумала последнее слово:

1. Меня судят за преступление против порядка управления – т.е. против государства. Но регистрация беженцев с Украины и переселенцев в моей квартире – никому не причинили никакого вреда: в деле нет пострадавших, нет ущерба ни государству, ни гражданам.
Странное такое преступление, от которого никто не пострадал.

2. Я не знаю, была ли польза государству от моих действий, я в этом не специалист. Но некоторое признание от государства и общества я получила. Президентский грант на Проект «Правовая помощь беженцам с Украины, ищущим убежище в Калужской обл.» и Национальная премия именно за то, за что сегодня будет приговор. Театр абсурда!

3. Я правозащитник, и беженцы с Украины, обращаются ко мне за помощью. В том числе – за регистрацией.
Не я обещала гражданам Украины убежище в России и получение гражданства РФ в упрощенном порядке, а Президент РФ — публично.

Что я должна ответить беженцу, который просит его зарегистрировать, а также зарегистрировать его жену, троих детей и бабушку? «Иди, покупай фиктивную регистрацию»? Так у него денег нет, и детей кормить надо и стариков, которым в РФ не платят пенсии до получения российского паспорта.

Сказать: «Россия – плохая страна, зря вы приехали в Россию, вам здесь никто не будет помогать. И я не буду. Потому что, если я вам помогу, если я вас зарегистрирую – меня будут судить как преступницу»? Ну не могу я так ответить. Наше государство не помогает беженцам оформить даже временную регистрацию и переселенцам, которым негде зарегистрироваться. И в то же время требует от них иметь эту пресловутую регистрацию. По крайней мере – так в Калужской обл.

Государство – в котором беженцам никто не помогает – действительно очень плохое государство.

4. Поэтому я делала то, что не делает Государство – я регистрировала беженцев в моей квартире. И мне удалось реально помочь сотням беженцев с Украины. Те граждане Украины, кого я регистрировала в 2014 г., за регистрацию которых меня сейчас судят – сейчас получают российские паспорта. В том числе – с моей помощью, благодаря моей регистрации.

Я говорила, что не знаю, есть ли польза от моих преступных действий государству.
Но я точно знаю: мои действия помогли сотням реальных людей стать гражданами России.
И другого способа им помочь у меня не было. Я им помогла.»