Открытое письмо Льва Пономарева в поддержку Петра Милосердова

Меня как руководителя движения «За права человека» попросили высказаться по делу Петра Милосердова.

Я периодически сталкивался с Петром на протяжении многих лет, он всегда был моим идеологическим оппонентом, и я хочу, чтоб читатели понимали, что я высказываю неангажированное мнение.

Я не был внутри уголовного дела, по которому преследуется Петр Милосердов, но ознакомился с экспертизой «Мемориала». Я знаю, насколько тщательно «Мемориал» занимается изучением уголовных дел, особенно дел, которые не соответствуют правозащитной тематике. И я поддерживаю решение «Мемориала», признавшего Петра Милосердова политическим заключенным.

У меня также есть что сказать по поводу этого дела от себя лично. Дело в том, что я много лет занимался защитой Мухтара Аблязова. Первый раз – когда его сажали в Казахстане в начале нулевых годов по политическим мотивам. Тогда он был незаконно привлечен к уголовной ответственности, много лет отсидел, после освобождения начал заниматься бизнесом, стал одним из крупнейших банкиров в Казахстане, не боялся финансировать политическую оппозицию. Тогда он стал одним из наиболее опасных оппонентов Назарбаева.

Второй раз я занимался уже новым делом Аблязова в 2013 году, когда оно вышло на международный уровень. В силу различных перипетий Аблязова сначала задержали в Великобритании, потом были похищена его жена с ребенком, потом он оказался во Франции, и Россия, где он тоже вел бизнес, потребовала его экстрадиции. Тогда я изучил документы и выяснил, что уголовное дело против Аблязова в России было возбуждено по прямой инструкции из Казахстана. Таким образом я убедился, что и факт возбуждения уголовного дела, и требование экстрадиции – политически мотивированы. Дополнительным доказательством стало то, что несмотря на все усилия России, Франция выдать Аблязова отказалась. А сейчас к этому политически мотивированному делу оказались подтянуты и Поткин, и Милосердов.

Уголовное дело в отношении Милосердова было в нарушение российского законодательство возбуждено без запроса Казахстана, на территории которого, по версии следствия, были совершены инкриминируемые ему деяния. Такой запрос есть только в отношении Поткина. Уже одного этого нарушения достаточно, чтобы поставить под сомнения весь выстроенный на его основе «карточный домик» обвинения.

Кроме того, очевидно, что человека, совершившего уголовное преступление, не оставляют на свободе, в то время как Милосердов в течение почти трех лет не подвергался даже заочному аресту, хотя жил все это время в Москве.

Я знаком с методами, которые используют российские следователи. Я уверен, что на Милосердова, который фактически является заложником, оказывали давление, чтобы он дал показанию на господина Поткина.  В этом смысле Петр Милосердов продемонстрировал незаурядную твердость характера, отказавшись лжесвидетельствовать против своего знакомого.

Поэтому я с удовольствием высказываюсь в этой статье в защиту политзаключенного Петра Милосердова и требую освободить его вместе с другими политическими заключенными. Как руководитель правозащитного движения я приложу все усилия, чтобы это произошло как можно скорее.

Исполнительный директор Движения «За права человека» Лев Пономарев