ООД «За права человека» признали иностранным агентом

Сегодня от журналистов мы узнали о том, что Движение «За права человека» внесено в реестр иностранных агентов. На сайте Минюста сообщается, что «факт соответствия движения признакам некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, установлен в ходе проведения Минюстом России внеплановой документарной проверки».

— Была ли новость неожиданной для нас?

Нет. С того дня, как нам пришло уведомление о проведении внеплановой проверки Движения – 17 декабря 2019 года — нам было ясно, что «ЗПЧ» попытаются признать иностранным агентом. В этот понедельник мы получили в Минюсте акт проверки, в котором говорится, что «… в деятельности Движения выявлены признаки некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента». Однако самого распоряжения о внесении в реестр мы не видели, и, как я уже говорил, узнали об этом от представителей СМИ.

— Движение «За права человека» получало иностранное финансирование?

Нет, у Движения «За права человека» не было иностранных денег. Грант Комитета ООН по пыткам получала другая общественная организация, которой я руковожу – «Горячая линия». Я это не скрывал, ООН не запрещена в России, деньги тратились в основном на адвокатов, которые ездили в колонии по жалобам заключенных на пытки. В Минюсте посчитали этот факт косвенным подтверждением того, что «ЗПЧ» получает финансирование из-за рубежа. Кроме того, представители Минюста занимались совсем уж, как говорится, «вылавливанием блох». Например, они выяснили, что эксперт ООД «За права человека» в Удмуртии получила иностранный грант на свой собственный проект, а потом якобы на эти деньги купила билет до Москвы, чтобы приехать не съезд Движения, на котором были приняты резолюции политического характера. Вот на основании таких абсурдных нелепых умозаключений (прилагаем сканы) мы и были объявлены иностранным агентом.

— Чем вообще была вызвана внеплановая проверка Минюста?

В последний год я стал довольно острым и активным критиком ФСБ. Я борюсь с ними в деле «Нового величия» и требую закрыть это дело, я требую расследования пыток анархистов в деле «Сети», я пытаюсь помочь «Свидетелям Иеговы», мусульманам, преследуемым по делам «Хизб ут-Тахрир». Видимо, перешел какую-то черту, занимаясь защитой прав человека. На меня и мою организацию идут атака за атакой: это и мой арест в декабре прошлого года, и приходы погромщиков из SERB, и лишение президентских грантов, и проверки из московского департаменте имущества. Вероятно, наверху есть кто-то, кому наша деятельность сильно мешает, и он решил таким прижать нас к ногтю.

 — Чем внесение в реестр иностранных агентов грозит Движению?

Пока трудно сказать. Возможно, станет сложнее взаимодействовать с государственными правозащитниками, возможно, организацию попытаются выселить из помещения, возможно, наложат какой-то штраф, в то время как сейчас у организации на зарплату сотрудникам нет денег.

— Будете ли вы опротестовывать решение Минюста?  

В рамках того идиотского закона, который сейчас существует, это делать бессмысленно. Потому что любая организация, которая получает хотя бы один иностранный доллар и является при этом влиятельной в общественной сфере, должна быть внесена в реестр иностранных агентов. Поэтому оспаривать не станет, но бороться будем в любом случае.  Мы делаем огромную работу, нужную гражданам России, в рамках этой работы помогаем России сохранять признаки правового государства и пытаемся побуждать президента России выполнять функции граната прав человека. Наши материалы регулярно попадают ему на стол через доклады Уполномоченного по правам человека в РФ и через членов Совета по правам человека. В этом смысле мы помогаем президенту и будем продолжать эту работу дальше. И я сделаю все, чтобы сохранить организацию.

 Лев Пономарев