О ходе суда по делу политзаключенного Максима Панфилова

Подходит к концу суд над очередным, тридцать шестым фигурантом «Болотного дела» Максимом Панфиловым.

В Замоскворецком суде Москвы 27 марта в 10:00 начнутся прения по делу Максима Панфилова. На последних заседаниях выступали свидетели зашиты. Среди них были уже вышедшие на свободу бывшие «болотники» Степан Зимин, Александр Марголин и Илья Гущин. Также показания дали Сергей Давидис, Алексей Навальный и другие участники митинга 6 мая 2012 года на Болотной.

Как отмечает Правозащитный центр «Мемориал», больного редкой формой неврологического заболевания (синдром Туррета) астраханца судебно-психиатрическая экспертиза института им. Сербского признала психически невменяемым и опасным для общества.

Ему, уже второму обвиняемому в истории «Болотного дела» (после Михаила Косенко), грозит направление на принудительное психиатрическое лечение. На одном из прошлых заседаний, проведенных в закрытом режиме, президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко представил заключение, опровергающее выводы экспертизы о социальной опасности Максима и необходимости содержания его в больнице закрытого типа.

Признанный потерпевшим омоновец Владимир Филиппов, с которого, по версии обвинения, Максим «сорвал шлем, причинив физическую боль», уже дал показания в суде. Из его слов стало известно, что шлем, вопреки инструкции, не был застегнут. Саму потерю шлема он объяснял разными версиями: шлем упал, слетел от удара неизвестного или был сорван.

Филиппов уже выступал в качестве потерпевшего по делу другого «болотника», Ярослава Белоусова. Защитой было доказано как алиби Белоусова, так и ложность показаний Филиппова. Тем не менее Ярослав Белоусов был осужден на 2,5 года лишения свободы.

Панфилов Максим Алексеевич, 1985 года рождения, житель Астрахани, страдает неврологическим заболеванием, на момент задержания не работал, обвиняется по ч. 2 ст. 212 («Участие в массовых беспорядках») и по ч. 1 ст. 318 («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти») УК РФ в рамках «Болотного дела». Под стражей с 7 апреля 2016 года. Признан политзаключенным, так как преследование осуществляется по обвинению в правонарушении, событие которого отсутствовало, с нарушением права на справедливое судебное разбирательство и применением непропорционального вменяемому деянию содержания под стражей.

Оригинал