Новости иркутского «Готэма»…

«Обезврежен он, и даже он пострижен и посажен…».

В.Высоцкий («Опасаясь контразведки»).

В новейшей криминальной истории современной России не мало замысловатых сюжетов.

Один из которых, детектив по-иркутски, мы хотим представить любознательному читателю.

Все дальнейшие совпадения случайны, имена героев вымышлены…

Некто Максим, персонаж, ничем особо не примечательный, около года назад, был пойман и посажен.

Однако, не компетентными органами…

Наверное, в каждом сибирском городе, есть своеобразная теневая власть, альтернативное правительство, криминальные щупальца которого, спрутом протянулись во все учреждения и органы власти официальной.

Край каторжанский… Почти каждый третий сидит, сидел или будет…

Из показаний пострадавшего Максима, представленных адвокатом (Щупальца спрута):

14 апреля 2017 года вечером после 23-х часов Максим находился в кафе «Калина» по ул. Детская в предместье «Рабочее» г. Иркутска. Там он ужинал и встретил своего старого знакомого …по прозвищу «Сына», с которым они пробыли там до 5-ти часов утра… Около 5-ти часов утра Максим на своем автомобиле поехал до его дома. Там он вышел из машины и направился в сторону дома, в это время его машину резко окружили 4 автомашины, перекрыв возможность выезда. Это были, а/м Субару седан светлого цвета, Пежо светлого цвета, два других пострадавший не рассмотрел. Из автомашин выбежали люди в направлении его автомобиля, вытащили его из машины, стали наносить удары руками, ногами, рукоятками пистолетов, затащили против его воли в а/м Субару, где положили на пол, угрожая оружием, натянули на голову куртку и продолжили наносить удары, а автомобиль начал движение. Среди этих людей Максим узнал людей по прозвищу «Француз», «Половина», Рената, который был за рулем, других лиц он не знал. Вырваться не мог, так как силы были не равны, кроме того, напавшие лица сказали, что если он попытается сбежать, то они его застрелят, при этом направляли в его сторону пистолеты, которые были в руках у «Француза» и «Половины». Вышеуказанные лица, продолжив избивать, спрашивали о местонахождении Алиева Ровшана и его друзей, Максим понял, что они хотят их за что-то наказать, говорили, что хотят их избить или убить. Он отвечал нападавшим, что не обладает нужной для них информацией, однако они не слушали и повезли в неизвестном направлении. Его привезли и завели в какую-то квартиру, по виду из окна он понял, что это был м-н Первомайский. На квартире уже был ранее знакомый по прозвищу «Немец» и двое незнакомых лиц. Там Максима избивали большое количество народу и постоянно спрашивали, что он знает про Ровшана и его друзей, адреса, марки машин, где бывают, с кем общаются. В частности, спрашивали про Арсена Климова, однако Максим не знал, где тот живет, но ему пришлось сказать, что у Арсена есть киоск «Шаурма» на остановке «Кедр», впоследствии он узнал, что этот киоск в конце апреля сожгли. Также спрашивали про самого Ровшана, а также Саида Ибрагимова, Диму Кулагина, Кирилла Стрелова, Гаджиева Ильгара, Батурина Илью, «Каратона» Другова Андрея. Ему пришлось рассказать о них все, что было известно – где живут, на каких автомашинах передвигаются. Впоследствии Максиму стало известно, что на Кулагина, Стрелова и Другова в середине-конце апреля Ренат, «Француз» и «Половина» совместно с другими лицами также совершили нападение с применением оружия. Кроме того, в один из дней незаконного удержания Максим слышал от кого-то из напавших, что они избили Сказальского Евгения, однако, за что конкретно, не пояснили. На первой квартире пострадавшего держали около 6 дней, дверь постоянно была закрыта и за ним наблюдали не менее 3-х человек. Люди регулярно менялись, среди них были как ранее названные им, а также другие ранее не знакомые люди. Далее его перевезли на другую квартиру, где удерживали и продолжали над ним издеваться и задавать различные вопросы. Вопросы об вышеуказанных людях задавались на протяжении всего периода заточения, похитители все время что-то уточняли, задавали новые вопросы, на которые приходилось из страха за свою жизнь отвечать.  Всего за полтора месяца Максима удерживали на пяти разных квартирах, а также на одной даче. Самостоятельно уйти он не мог, так как двери везде всегда закрывались на замки, кроме того, его охраняли не менее 2-х, 3-х человек крепкого телосложения, у некоторых из них он видел оружие, при этом они говорили, что если Максим попытается сбежать, то они применят к нему оружие и физическую силу. Даже в туалет он ходил под их присмотром. Все места он сможет показать, так как запомнил их визуально, поскольку хоть и перевозили с шапкой на голове, однако он узнавал местность глядя из окон квартир. 26 мая, когда его удерживали на даче в районе п. Плишкино, ему сказали, что он может идти, так как все что от него нужно, а именно информацию о вышеперечисленных лицах, они получили. При этом сказали, что если заявит в полицию, то его убьют. Периодически он слышал их телефонные разговоры, из которых понял, что они общаются с сотрудниками полиции – какими-то оперативниками, в частности с Дмитрием, сотрудником УБОП, советовались с ними, в связи с чем он понял, что сотрудники полиции с ними заодно.  В связи с этим, Максим реально опасается за свою жизнь и здоровье, просит применить меры государственной защиты. Его автомобиль, вещи и документы также остались у нападавших.

Видео повторного нападения на Максима П. Осень 2017 года Иркутск. На видео видно, как нападавшие на трех автомашинах блокировали белый автомобиль Максима, а потом, когда он сумел уехать, стали стрелять вдогонку, отправившись в погоню.

Хронология не проведения расследования по заявлению пострадавшего (Спрут расправил плечи):

10 июня 2017 г., пострадавший Максим обратился в СУ СК России по Иркутской области с заявлением по факту похищения, причинения телесных повреждений, угроз и хищения принадлежащего ему на праве собственности автомобиля, денежных средств.

14 июня 2017 г. заявление было передано и поступило для рассмотрения в порядке ст. 144, 145 УПК РФ в СО по Куйбышевскому району г. Иркутска СУ СК России по Иркутской области, где было зарегистрировано в книге входящей корреспонденции следственного отдела за № ГРСК 81-.. от 14. 06. 2017 г. 14. 06. 2017 г. руководителем СО по Куйбышевскому району г. Иркутска СУ СК России по Иркутской области, не усмотревшим в действиях нападавших признаков состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, относящегося по подведомственности к рассмотрению следователями СУ СК, было принято решение о направлении заявления пострадавшего Максима по подведомственности начальнику отдела полиции № 6 МУ МВД России «Иркутское» для организации проведения проверки в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ и принятия правового решения. 14. 06. 2017 г. пострадавший обратился в Прокуратуру Куйбышевского района с жалобой на вышеуказанное решение руководителя СО. 14. 06. 2017 г. и. о. заместителя прокурора Куйбышевского района было принято решение об отказе в удовлетворении жалобы. Свое решение и. о. заместителя прокурора мотивировал тем, что якобы пострадавший в своем заявлении указал, что его похитили в связи с необходимостью получения от меня сведений о месте нахождения Алиева Ровшана, а 26. 05. 2017 г. отпустили в связи с тем, что удерживающим его лицам, из иных источников стало известно, что Алиев Ровшан находится в СИЗО-1 г. Иркутска, в связи с чем он и был ими добровольно освобожден.

В связи с тем, что из ответа и. о. заместителя прокурора не следует какими нормами материального права он руководствовался, полагая, что в действиях похитителей отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, предположу, что представитель прокуратуры исходил из примечания к ст. 126 УК РФ в соответствии с которой – «лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Из тех же самых позиций закона исходил, и руководитель СО принимая обжалуемое решение.

Такая позиция вышеназванных должностных лиц представляется незаконной и необоснованной по следующим основаниям.

Пункты «а, в, г» ч. 2 ст. 126 УК РФ предусматривают ответственность за похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением или угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Из заявления пострадавшего в СУ СК следует, что в действиях преступников усматривается состав указанного выше преступления, а также ряд других преступлений, совершенных в отношении Максима.

В соответствии со ст. 144 УПК РФ следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном процессуальным Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Фактически руководитель СО по Куйбышевскому району СУ СК г. Иркутска Сафарян С. Г. устранился от исполнения им своих обязанностей по проверке сообщения о преступлении – принял обжалуемое решение, не воспользовавшись правами и порядком, предусмотренными ст. 144 УПК РФ, проанализировав лишь текст заявления, составленного по просьбе пострадавшего адвокатом, который изложил его доводы вкратце, пояснив, что более подробно он будет допрошен в следственном комитете.

И. о. заместителя прокурора Куйбышевского района Вараксин А. А., не смотря на доводы, изложенные в жалобе, а также не исследуя текст протокола опроса произведенного адвокатом, не принял мер к их всесторонней проверке и оценке.

Доводы Сафаряна С. Г. и Вараксина А. А. не основаны на фактических обстоятельствах преступлений, описанных в тексте заявления и объяснении, поскольку, как им указано, похитители требовали информацию не только о возможном местонахождении Алиева Ровшана, но и других лиц, о чем прямо указано в обращении в СО СУ СК. Таким образом, целей похищения – получение нужной для них информации, нападавшие достигли. Максим вынужденно давал требуемую ими информацию, которой располагал. Кроме того, полученную информацию они реализовали, о чем свидетельствуют факты нападения 18. 05. 2017 г. на Другова, Кулагина и Стрелова на ул. Напольная, поджог 22. 04. 2017 г. киоска «Шаурма» Климова на ул. Волжская и другие. О данных фактах Максим указал в протоколе опроса, а также более подробно рассказал об обстоятельствах своего похищения, незаконного лишения свободы и других, совершенных в отношении него преступлений. Так же следует отметить, что о задержании Алиева Р. Г.-о. похитителям стало известно еще 22. 05. 2017 г. Следует также учесть, что пострадавшему не могло быть известно, входило ли в планы похитителей непосредственная встреча с Алиевым, либо задержание его сотрудниками правоохранительных органов также входило в их планы. Максим был освобожден 26. 05. 2017 г., то есть в тот день, когда Октябрьским районным судом г. Иркутска было принято решение о заключении под стражу Алиева и других, то есть тех лиц, информацию о местонахождении которых похитители хотели получить.

Кроме того, органом следствия и прокуратурой не дана оценка действий иных лиц, которые в период с 14. 04. 2017 г. по 26. 05. 2017 г. незаконно удерживали пострадавшего против его воли в разных местах, несмотря на то, что частью 2 ст. 127 УК РФ предусмотрена ответственность за такого рода действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору. В соответствии со ст. 151 УПК РФ предварительное следствие по ч. 2 ст. 127 УК РФ, а значит и проверка в порядке ст. 144, 145 УПК РФ относится к компетенции следователей СО СУ СК России. Не смотря на четкое указание лиц, совершивших в отношении меня ряд тяжких преступлений, ни один из них даже не был опрошен, проверен на причастность к совершению в отношении меня преступлений, учитывая при этом, что о каких-то мотивах моего похищения мне может быть не известно и которые можно установить только следственным путем.

Видео задержания наркоторговцев в Иркутске

Предистория конфликта (Спрут поднял голову):

Около 2-х лет назад, после гибели своего товарища от передозировки, в связи с тем, что действия правоохранительных органов не достигли должного эффекта, группа молодых людей, жителей Куйбышевского района г.Иркутска, среди которых был Алиев Ровшан и другие, решили самостоятельно бороться с незаконным оборотом наркотических средств в их районе. Ребята также, как и многие жители их района, знали, что весь сбыт наркотиков (героин, синтетика и т. д.) осуществляется несколькими цыганскими кланами (семьями). С целью выявления фактов распространения наркотиков, Алиев и его товарищи проводили так называемые «проверочные закупки», то есть под видом покупателей договаривались о встрече с мелкими сбытчиками, от которых получали информацию о его руководителе. Установив личность «цыгана», с ним устраивалась встреча, в ходе которой того предупреждали о необходимости прекращения незаконной деятельности по сбыту наркотиков, а в случае продолжения его деятельности, угрожали применением физической расправы. До кого-то из «цыган» их слова «доходили» и они переезжали на другое место жительства, прекращая заниматься сбытом, либо сбывая наркотики в другом районе, а кто-то продолжал вести свой незаконный бизнес. Естественно, что такая ситуация очень напрягала наркоторговцев, и они обратились за защитой к своей так называемой «крыше» за покровительством и защитой от действий Алиева Ровшана и его товарищей. В 2016-2017 г. г. к Алиеву неоднократно обращался некий мужчина — назовем его «Бульдозер» Он якобы контролировал наркоторговлю в г. Иркутске.  Это сопровождалось просьбами и уговорами решить возникшую проблему, обещаниями делиться деньгами, полученными с наркоторговцев за покровительство. Однако, Алиев, целью которого было не получение с наркоторговцев денег, а искоренение наркосбыта как такового, не соглашался на предложения «Бульдозера», продолжая требовать от цыган прекращения их деятельности. Зимой, весной 2017 года в отношении Алиева и его товарищей было совершено несколько нападений и провокаций со стороны лиц, поддерживающих «Бульдозера», таких как «Половина», «Француз» и других, которые, однако успехом не увенчались. С этого периода времени, Алиеву пришлось неоднократно во избежание конфликтов выезжать из г. Иркутска. «Бульдозер», «Половина» и «Француз», понимая, что своими силами не могут справиться с Алиевым и его друзьями, решили устранить их руками правоохранительных органов, то есть вынудить Алиева на совершение какого-либо преступления, после или во время совершения которого, он будет задержан сотрудниками полиции. С их же слов, а также из других источников Алиеву ранее было известно, что «Бульдозер» и другие находятся в тесном контакте с сотрудниками ОБОП, в частности с оперуполномоченным Дмитрием, и это обстоятельство также послужило причиной опасения Алиева вступать в прямую конфронтацию с группой «Бульдозера» и «Француза». Действуя по своему плану, группа «Бульдозера» 14 апреля 2017 года совершает похищение Максима, который являлся товарищем Алиева, однако ни в каких делах участия не принимал, но был осведомлен о его близких связях, контактах, перемещениях и т. д., кроме всего прочего выбор пал на него еще и потому, что Максим, являясь сиротой, не имел близких родственников, которые могли бы заняться его поисками в том числе через правоохранительные органы. Изначально целью похитителей являлось получение информации об Алиеве и его товарищах, местах возможного их нахождения. Под угрозами и пытками такую информацию Максим им выдавал и те ее реализовывали, в том числе близкие к Бульдозеру, «Половине» и «Французу» лица – «Немец» и «Ушан» 22. 04. 2017 г. сгорел павильона «Шаурма», принадлежащего супруге Климова Арсения, являющегося близким другом Алиева Р. По данному факту возбуждено уголовное дело в СО ОП-6 по Куйбышевскому району и в настоящее время приостановлено за не установлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемого. Поджог был совершен для того, чтобы спровоцировать Алиева и других на поиски виновного, рассчитывая, что тот будет действовать преступными способами. Своей цели поджог достиг, так как Алиев и другие, узнав о данном факте, а также обеспокоенные исчезновением Максима небезосновательно связали эти два события в цепочку и стали проводить собственное «расследование», для чего назначили встречу с Ринатом, который, по их мнению, мог быть причастен к поджогу и похищению Максима, поскольку тот входил в группу «Француза» и по телосложению подходил на одного из лиц, совершивших поджог Шаурмы, что было видно по записи с камеры наружного видеонаблюдения. В ходе встречи 23. 04. 2017 г. Ренату со стороны товарищей Алиева были причинены телесные повреждения, что ими не отрицается. В ту же ночь ими были причинены телесные повреждения «Немцу» и лицу, которые были причастны к похищению Максима. После этого Алиев предпринимал попытки получить информацию о местонахождении Максима и ему неоднократно такая информация «сливалась», однако попытки проверить ее заканчивались неудачно, поскольку при приближении к месту, указанному «осведомителями», Алиев убеждался в том, что там его уже ждут сотрудники полиции, в том числе в одном из мест увидел автомашину Камри, принадлежащую вышеназванному оперуполномоченному Дмитрию. 20 мая 2017 г. в г. Братск Алиев и его товарищи – Климов, Кулагин, Ибрагимов и Батурин были задержаны сотрудниками полиции и перевезены в г. Иркутск. При этом, как они говорят, в течении 2-х суток к ним применялись пытки с целью принудить их к сотрудничеству. При составлении протокола задержания стало известно, что задержаны они за эпизод с Ренатом, при этом квалифицирован был данный эпизод органом следствия как похищение, то есть по ст. 126 УК РФ, относящейся к категории особо тяжких, опираясь на показания самого Рената. Как впоследствии оказалось, Рената изначально дал ложные показания относительно событий, произошедших 23. 04. 2017 г., однако своей цели его ложные показания достигли – судом Алиев и другие были арестованы по данному уголовному делу. Не выдержав пыток Кулагин и Батурин изначально дали показания о своей причастности к преступлению.

В дальнейшем в ходе расследования по делу, оперативное сопровождение по которому осуществляет УБОП в лице оперуполномоченного Дмитрия, сотрудники полиции и СК РФ поняли, что вряд ли ст. 126 УК РФ «устоит» и в деле стали появляться заявления от неких цыган, которые утверждали о том, что Алиев и его товарищи вымогали с них денежные средства. По всем заявлениям, опираясь только лишь на слова «потерпевших» были возбуждены уголовные дела, Алиев и другие были привлечены по ним в качестве обвиняемых. Обвинение полностью строится на показаниях потерпевших, словам которых почему-то «верят»…

Прогноз на будущее (Спрут в лицо):

Существуют объективные опасения, что при существующей системе правосудия, при которой показаниям потерпевших доверяют больше, поскольку их перед допросом предупреждают об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и заведомо ложный донос, Алиева и его товарищей могут осудить за преступления, которые они не совершали, а именно вымогательства у цыган. Факт высказывания требования о передаче денежных средств установлен только со слов потерпевших, однако во внимание не принимается тот факт, что после якобы высказанных требований о передачи денег, Алиев и его товарищи не предпринимали никаких действий по их непосредственному получению. При этом позиция у следствия проста – для квалификации действий по ст. 163 УК РФ – вымогательство, достаточно высказанного требования о передаче денежных средств или иного имущества. То есть никаких объективных доказательств высказанного требования о передаче денег кроме как показаний потерпевших и быть не может, в связи с чем, следствие будет продолжать доказывать квалификацию путем их допросов, очных ставок, где те будут свои ранее данные показания подтверждать, проверок показаний на месте, то есть будут тиражировать доказательства. Следует также отметить, что на содержащихся в СИЗО обвиняемых регулярно оказывается воздействие с целью принуждения к признанию вины и даче показаний. Такая их тактика привела к тому, что один из обвиняемых, ранее находящихся в розыске Стрелов заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и дает показания, нужные сотрудникам полиции и СК, однако во многом не соответствующие действительности, в частности по всей видимости вынужденно подтверждает факты высказывания требований цыганам о передачи денег.

Таким образом, сложилась ситуация, при которой кто-то у власти активно защищает интересы группировки «Бульдозера», «Француза» и «Половины», «крышующих» наркобизнес в г. Иркутске путем одностороннего расследования уголовных дел, возбужденных по заявлениям лиц, входящим в сферу их влияния, при этом по фактам совершения этими же лицами преступлений в отношении других, в частности Максима, даже уголовные дела не возбуждают. Фактов и доказательств открытого вмешательства сотрудников ОБОП в принятии правовых решений по заявлением потерпевших со стороны Алиева и его товарищей не имеется, однако, следует учесть, что в основном все преступления в отношении знакомых и друзей Алиева совершались на территории Куйбышевского района и оперативное сопровождение по территориальности по их заявлениям должно осуществляться сотрудниками ОП-6, где ранее, до перевода на должность в ОБОП долгое время трудился в качестве оперуполномоченного вышеуказанный Дмитрий…

Эпилог (Спрут во весь рост):

В настоящее время уголовное дело по заявлению о похищении и причинении телесных повреждений Максиму не возбуждается…

Ровшан Алиев и его товарищи в ближайшее время будут этапированы в различные учреждения Иркутской области, туда, где с ними будет легче «работать»… Как говорят «по ту сторону» и «быка в консервную банку загоняют», что же говорить о живых людях. История знает не мало фактов, как из здорового человека в застенках за выходные делают «мясо».

Остался открытым вопрос о положении наркобизнеса в Иркутске.

Актуальную информацию по этому вопросу просим слать по адресу редакции для публикации. Нам очень интересно, действительно ли Спрут так широко раскинул свои щупальца в Иркутске…

Мы будем следить за развитием событий и информировать наших читателей…

Михаил Неустроев

Источник: https://pravoirk.ru/archives/11894